Международный ликбез. Еще одна "горячая точка"


Читаем сообщения ленты новостей:

- После военного переворота 1 февраля и ареста фактического лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи в стране более двух месяцев продолжаются протесты и акции гражданского неповиновения. Военные и силы безопасности их жестоко подавляют.

- Убиты более полутысячи человек, среди них - более сорока несовершеннолетних.

- Китай ввел в приграничный город Мусэ Мьянмы войска, чтобы обеспечить безопасность работы газопровода.

 Невольно у наших читателей возникает вопрос: «Кто «такая» Мьянма, и что там происходит?».

Мьянма – бывшая британская колония Бирма в Юго-Восточной Азии, граничащая с Индией, Бангладеш, Китаем, Лаосом и Таиландом. Военная хунта переименовала страну в "Мьянму" только в 1989 году. Население - около 55 миллионов человек, почти в два раза больше чем в Украине. А вот территория, практически вся покрытая влажными тропическими джунглями, в три раза меньше нашей. Крупнейший город и порт страны - ее столица Янгон (при англичанах - Рангун).

После ухода в 1948 году британских колонизаторов, в Бирме немедленно вспыхнула гражданская война. Многочисленные этнические группировки, проживающие по границам страны, стали ее активными участниками. Их сепаратизм подпитывало обещание независимости и автономии для нацменьшинств, которое британцы дали перед своим уходом. В целом, население Мьянмы состоит на две трети из этнических бирманцев и примерно на треть - из представителей других 130 народностей.

Война, то затухая, то разгораясь - продолжалась более 60 лет. Но и после ее формального окончания в 2012 году многие этнические группировки в приграничных районах не распустили свои отряды. Не сделали они этого и после подписания в 2015 году соглашения о всеобщем прекращении огня. Некоторые отряды сепаратистов стали активно контролировать производство и сбыт опиума, особенно в приграничных с Таиландом и Китаем районах - в части знаменитого азиатского "золотого опиумного треугольника".

Им многие десятилетия противостоят военные Мьянмы. Армия контролирует дороги и крупные города, но не может установить полный контроль, и уж тем более разгромить хорошо вооруженные отряды сепаратистов и партизан, которые, к тому же, получают поддержку соседних стран, например, Китая и Таиланда.

Гражданская война на протяжении практически всей независимой истории объясняет силу и влияние военных в этой стране. И их высокомерную привычку общаться с гражданским населением языком приказов и оружия. По сути дела, военные в Мьянме - это не только армия, это своеобразное маленькое социальное государство внутри нищей страны. Военнослужащие имеют социальные гарантии, например, членам их семей гарантированы трудоустройство в госучреждениях и государственное социальное обеспечение. Действующая сейчас в стране Конституция 2008 года закрепляет за военными привилегированное положение и в системе власти - они получают четверть мест в обеих палатах парламента еще до голосования (!). Они выдвигают одного из трех кандидатов на посты президента и двух вице-президентов. Конституция гарантирует высшему военному руководству неприкосновенность и разрешает вводить чрезвычайное положение с согласия президента страны.

По сути, военные – обеспеченная правящая каста, которая всеми силами будет стараться сохранить свое привилегированное положение.

Существует в Мьянме еще одна «линия разлома» между ее гражданами. Молодые солдаты и офицеры, в основном бирманцы по этническому составу, с первых же лет службы попадают во враждебное окружение, начиная службу в провинциях, где сильны сепаратистские настроения. К тому же, большинство солдат - выходцы из бедных деревень. Поэтому, они невольно испытывают враждебность и агрессию по отношению к "зажравшимся" жителям столицы и крупнейших торговых городов.

Тем временем в городах выросло многочисленное поколение молодежи, лишенной серьезного образования, жизненных ориентиров и воспитанного на принципах тупого потребительства, вседозволенности, половой распущенности, наркомании и прочих "ценностях свободного мира". Вот что пишет журналист, предприниматель и автором книги "Наш человек в Мьянме" Петр Козьма, более 12 лет живущий в Янгоне.

«Среди погибших в Мьянме очень много молодых людей и даже детей, поскольку на улице военным и полиции противостоит в основном молодежь. Это поколение Z - в основном, люди, которым едва за 20, у них достаточно простое представление о жизни. Они не застали предыдущую военную диктатуру в стране, но им внушили, что власть военных - это годы нищеты и беспросветное будущее, а они, мол, достойны богатой и беззаботной жизни. Они выходят на улицу в поисках "драйва", который пересиливает страх смерти. На мой взгляд, многие из них до конца не верят, что их могут убить. Это компьютерное поколение, они думают, что у них есть запасная жизнь", - рассказывает Петр Козьма.

Именно эти два социальных противоречия и привели к протестному взрыву в Бирме. А спровоцировали его сами военные.

Последние пять лет в Мьянме, по сути, проходил «эксперимент по строительству демократии». В 2015 году впервые за 25 лет прошли всеобщие выборы, на которых с огромным преимуществом победила "Национальная лига за демократию", которую создала в 1988 году и бессменно возглавляет арестованная во время нынешнего переворота Аун Сан Су Чжи. Военные пять лет терпели свое пребывание на "вторых ролях", с надеждой на изменение ситуации после парламентских выборов 2020 года. Но в ноябре прошлого года поддерживаемая военными "Партия солидарности и развития Союза" получила незначительное представительство: 26 в нижней и 7 мест в верхней палате парламента. А абсолютное большинство в обеих палатах опять - у "Национальной лиги за демократию" (НЛД).

Армейская верхушка отреагировала на поражение привычным для себя способом. Военные заявили, что выборы были сфальсифицированы путем регистрации миллионов мертвых душ - несуществующих избирателей. Угрожая применением оружия, они захватили все главенствующие институции государства и пообещали провести новые выборы. Но, когда и как - не сказали.

Население городов и меньшинства массово "вышли на улицы" с протестами и погромами. Не прошло и двух недель после начала протестов, как военные стали применять боевые патроны. В протестующих стреляют на поражение не только на баррикадах, и даже в их собственных домах. Противостояние продолжается и сегодня.

"А при чем здесь китайские войска?", - спросит внимательный читатель.

Китайская политика и китайские интересы, в той или иной степени, довлеют над всеми странами этого региона.

Для Китая, НЛД и ее лидер более понятные и предсказуемые партнеры, чем военные, у которых к Китаю много претензий в отношении поставок оружия приграничным сепаратистским группировкам. В годы "демократии" экономические связи между Китаем и Мьянмой стабильно расширялись. В 2017 году заработал нефтепровод из Мьянмы в Китай протяженностью почти полторы тысячи километров. Газопровод был введен в строй на несколько лет раньше. В рамках инициативы "Один пояс, один путь" Китай инвестирует в глубоководный порт в штате Рахкайн и намерен протянуть железную дорогу оттуда в Китай. Все это необходимо Пекину для дальнейшей экспансии на рынки Европы, Азии и Африки.

Но Китай известен своей гибкостью и прагматизмом - он готов работать с любым правительством, которое будет "дружественно" относиться к его экономическим интересам в своей стране. Именно поэтому Пекин заявил, что все происходящее в Мьянме - внутреннее дело этой страны. И вместе с Москвой блокирует любые решения по Мьянме в Совете Безопасности ООН. А это, в свою очередь, вызывает антикитайские настроения у протестующих.

Когда они поняли, что санкции ООН против генералов, благодаря китайскому вето, введены не будут, начались наступления на позиции китайского бизнеса, поджоги фабрик. В социальных сетях появились призывы поджечь или взорвать китайский нефтегазопровод, который идет через территорию Мьянмы. И ... объявить это внутренним делом Мьянмы, как Китай объявил "внутренним делом" расправы над протестующими в этой стране.

Китай серьезно оценил подобные угрозы и ввел в Мьянму собственные войска, якобы, для обеспечения безопасности работы стратегического нефтегазопровода. А скорее всего, китайцы решили использовать удобный поводом для усиления своих экономических позиций и политического влияния в этой стране.

Богдан Почайнов


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах