ПРЕДАТЕЛЬСТВО. “Дело” Горбачёва в книге профессора Фроянова


В последнее время комментаторами от власти проповедуется идея исторической конвергенции — сращивания всего, что в отечественной истории было хорошего и не очень. Словом, «нашего». В этой логике — «наш» Февраль и «наш» Октябрь 1917 года. Гражданская война тоже «наша», дескать, в ней и у белых, и у красных имелась своя правда: она была и у Чапаева, и у Колчака. По этой же логике генерал Карбышев и генерал Власов — также «наши». А если вглядываться в недавнюю советскую историю, то нас пытаются убедить, что горбачёвская перестройка и ельцинское разрушение СССР тоже имеют не только отрицательные, но и положительные моменты. Это, так сказать, наша история. Идёт процесс обеления, иными словами прощения самого страшного преступления — предательства Советской Родины. Делается это прежде всего в расчёте на поколение тридцатилетних. С детских лет их сознание обрабатывалось телеящиком, учебниками истории по заказу Сороса, а последнее десятилетие отшлифовывалось интернетом.

Книга, которую нужно прочесть

Накануне тридцатилетия «чёрного августа» 1991 года сугубо необходимо обратиться к литературе советского интеллектуального и нравственного сопротивления режиму власти компрадорской буржуазии — книгам, статьям, интервью Владимира Бушина, Вадима Кожинова, Сергея Кара-Мурзы, Валентина Распутина, Виктора Розова, Александра Зиновьева, Юрия Бондарева, Егора Исаева, Юрия Власова, Александра Харчикова... Отдельно выделим выступления в СМИ представителей великой советской науки: вице-президентов РАН Валентина Коптюга и Жореса Алфёрова, академика Александра Александрова.

В их ряду находятся публицистика и книги профессора Ленинградского государственного (ныне Санкт-Петербургского) университета Игоря Яковлевича Фроянова: «Октябрь семнадцатого», СПб, 1997; «Погружение в бездну (Россия на исходе ХХ века)», СПб, 1999.

 

Игорь Яковлевич Фроянов

Особо остановимся на последней книге. На основе анализа обширного фактологического материала как отечественного, так и зарубежного в ней представлен политический и нравственно-психологический портрет отца «перестройки», с которой и началось погружение страны в бездну буржуазной реставрации. Прежде всего эта книга — исследование нравственной деградации Горбачёва до положения изменника. Пользуясь языком юристов, можно сказать, что она есть расследование омерзительного «дела» Михаила Горбачёва, проложившего Борису Ельцину дорогу к августу 1991 года.

Книга И.Я. Фроянова «Погружение в бездну» сразу же обрела популярность после выхода в свет, о чём свидетельствует её перепубликация рядом издательств: «Алгоритм», М., 2001 г., тираж — 3 тыс. экз., «Эксмо», 2002 г., 4 тыс. экз., «Киев. Орияни», 2003 г., 1200 экз., «Эксмо. Алгоритм», 2009 г., 3 тыс. экз., «Родина», М., 2019 г., 1 тыс. экз. Общий тираж, включая 3 тыс. экз. издания книги И.Я. Фроянова Санкт-Петербургским университетом, равен 14 тыс. 400 экз., что немало по нынешнему времени. Особо выделим тот факт, что абсолютно все издания книги Игоря Яковлевича были безгонорарны.

Чтобы подчеркнуть актуальность книги не только на сегодняшний день, но и на долгое время в будущем, выделим некоторые особенности её содержания.

Прежде всего ценность этой работы И.Я. Фроянова состоит в раскрытии им не только истории, но и технологии предательства СССР и КПСС М. Горбачёвым и Б. Ельциным. «На наш взгляд, — пишет автор рассматриваемого труда-исследования, — Горбачёв не менял свои взгляды, а лишь открывал их постепенно перед обществом, причём по мере того, как разрушалась прежняя политическая система и ослабевала, следовательно, угроза его смещения, а значит, и прекращения «перестройки». Он таился до поры до времени, «яко тать полунощный». Данное положение, как показала история предательства М. Горбачёва и Кº, не утрачивает своей актуальности и в условиях социализма, если коммунистическая партия перестаёт бороться против всех разновидностей оппортунизма. В первую очередь против таких его нравственно-политических предпосылок, как бюрократизм, комчванство, карьеризм и формально спекулятивное отношение к марксистско-ленинской теории.

Что же касается технологии предательства М. Горбачёва, то, как показывает И.Я. Фроянов, в основе её лежали лицемерие и откровенный обман, закамуфлированный высокими понятиями марксизма-ленинизма. Чтобы быть убедительным в утверждении этого, автор приводит извлечения из содержания ряда источников «демократической» литературы. В частности, он обращается к книге А.А. Собчака «Жила-была коммунистическая партия». Её автор относится к лицемерию и обману М. Горбачёвым советских людей как к политическому искусству в борьбе с коммунистами за массы, за власть. Относится он к этому с полным пониманием и даже с восхищением.

Собчак пишет: «Представим себе на минуту, что, придя к власти в 1985 году, Горбачёв стал бы говорить об общечеловеческих ценностях (то есть о либерально-демократических ценностях западного мира, всегда отвергавшихся коммунистической идеологией как буржуазные)… и даже о принятии теории конвергенции двух систем как фундамента общего развития цивилизации, то есть всё то, о чём он стал говорить в 1990 и 1991 годах. Его судьба была бы решена без промедления».

Одним из наиболее частых приёмов для протаскивания и прикрытия буржуазной идеологии в партии и обществе у М. Горбачёва являлся приём идеологического словоблудия, когда основные понятия марксизма-ленинизма использовались популистски, без раскрытия их классовой сущности. В результате чего в массовое сознание было вброшено «новое мышление» вместо мышления диалектико-материалистического, «демократия вообще» вместо советской демократии, «революция» без её противопоставления контрреволюции, об опасности которой в условиях социализма не уставали писать и говорить Ленин и Сталин. По Фроянову, глашатаем «перестройки» всё было доведено до абсурда: «Революция продолжается» и… «все мы плывём в одной лодке». Горбачёвский абсурд просматривается в контексте всей книги учёного.

Кадровая чистка и курс на «ускорение»

В технологию предательства М. Горбачёва, что с математической точностью показал И.Я. Фроянов, входил и такой важный элемент, как имитация решительной борьбы за «чистоту» руководящих партийных и управленческих, прежде всего — правительственных, кадров. То было кадровое обеспечение «перестройки». Иными словами, кадровое обеспечение предательства. Не один Горбачёв с его компанией (А.Н. Яковлев и др.) осуществлял государственную измену — смену общественного строя, а целая армия призванных им под знамя «нового мышления». Это И.Я. Фроянов убедительно показал в своей книге, анализируя множество авторитетных источников, в частности книгу-исследование Анатолия Громыко «Андрей Громыко в лабиринтах Кремля».

«К началу 1987 года, — пишет автор «Погружения в бездну», — сменилось 70% членов Политбюро, 60% секретарей областных партийных организаций, 40% членов ЦК КПСС брежневского «набора». За период с 1986 по 1988 год на уровне областных и республиканских организаций было заменено две трети секретарей. Ещё хуже дело обстояло на уровне райкомов и горкомов. Здесь было заменено 70% руководителей. Ещё более беспощадная перетряска кадров происходила в аппарате правительства. Из 115 членов Совета Министров, назначенных до 1985 года, через три года осталось только 22, а в 1989 году — 10. Когда же Горбачёвым был изгнан из правительства Н.И. Рыжков, в новом правительственном органе — Кабинете министров — не осталось ни одного министра старого состава.

На свой лад Горбачёв трактовал сталинскую формулу «кадры решают всё». Ещё в июле 1989 года, то есть спустя четыре года после начала «перестройки», он заявлял: «Мы не можем откладывать решение назревших кадровых вопросов. Нам надо пополнить кадровый корпус творческими силами». Ещё и тогда большинство в партии и обществе не понимало, что генсек был озадачен кадровым обеспечением контрреволюции. Да и как было догадаться рядовому члену КПСС и советского общества о тайных замыслах генсека, когда он против них (против нас) выступал нашими словами. В постановлении Пленума ЦК КПСС от 28 января 1987 года «О перестройке и кадровой политике партии» записано, в частности: «Кто не в состоянии изменить к лучшему положение дел на порученном участке, остаётся равнодушным к происходящим переменам, цепляется за старое, тот не вправе занимать руководящий пост».

Что тут возразить? «Но это постановление, с одной стороны, — пишет Фроянов, — легализовало изгнание из рядов партии самостоятельных и потому ненадёжных людей, а с другой — распахнуло двери для «хождения во власть» всякого рода проходимцам. И они посыпались «во власть», как труха из дырявого мешка».

«Погружение в бездну» — книга, написанная с болью в душе и сердце, с беспощадностью научно доказанных оценок предательства Советской Родины и КПСС М. Горбачёвым и Б. Ельциным. С наибольшей силой эта беспощадность выражает себя в представлении картины страшного разрушения тем и другим народного хозяйства страны. Горбачёв, как все мы помним, начинал свою «перестройку» с лозунга ускорения социально-экономического развития страны. Она давно нуждалась в этом. В 1981—1985 годах в СССР был самый низкий социально-экономический прирост за все послевоенные годы — 3,2%.

Но задачи роста, декларированные 23 апреля 1985 года на Пленуме ЦК КПСС, более напоминали благие пожелания, нежели строго рассчитанные и выверенные задачи. Неумолимость данного утверждения мы находим в следующей системе доказательств Фроянова: «Необходимо заметить, что программа «ускорения» предусматривала «опережающее» (в 1,7 раза) развитие машиностроения по отношению ко всей промышленности и достижение ею мирового уровня уже в начале 90-х годов. Но ни в одном из партийных документов, ни в одном из официальных расчётов не говорилось, что для достижения цели догнать Америку за пять лет в важнейшей отрасли необходимо было, чтобы производство оборудования для самого машиностроения развивалось в сравнении с ним ещё в два раза быстрее. Советской экономике это было совершенно не под силу. Предпринятые массированные денежные, в том числе валютные, вливания в машиностроение не дали эффекта ни через год, ни через два года после провозглашения его приоритетным. Деньги, как говорится, вылетели в трубу, что явилось первым серьёзным «вкладом» Горбачёва в развитие экономики страны. Да и вообще «ускорение» обернулось громадным ростом бюджетного дефицита. Как всё это понимать? Можно, разумеется, сказать: перед нами досадная ошибка».

Но Фроянов неумолим в оценке содеянного генсеком «с человеческим лицом»: учитывая то, к чему Горбачёв привёл страну, народ и партию, «можно заявить и по-другому: здесь мы имеем дело с сознательным расчётом и спланированной акцией». Эту мысль учёного мы продолжим позже.

Читая и перечитывая «Погружение в бездну» И.Я. Фроянова, невольно задаёшься вопросами: да как же большинство советских людей не видели злонамеренной деятельности Горбачёва и Ельцина? Почему всё от них исходившее, принималось, как говорится, за чистую монету? Выходит, что большинство оказалось во власти слепой веры? Что же стало причиной того?

Здесь остановимся на том, как Фроянов обнажает один из способов психологического буржуазного воздействия(!)

на массы. Он пишет: «В программе «ускорения» есть момент, который обычно упускают из виду. Это — момент социально-психологический. Понятие «ускорение развития» содержит элемент если не завораживающий, то очень привлекательный, особенно для обществ, остро осознающих необходимость позитивных изменений, затрагивающих жизнь народных масс (а таковым и было советское общество середины 80-х годов). Народ, находящийся в томительном состоянии ожидания лучшего, склонен, вопреки разуму, верить обещаниям своих правителей. А тут появился вызывающий симпатию молодой (по сравнению с прежними хозяевами Кремля), обходительный и сладкоречивый властитель, устами которого, как говорит народная мудрость, «мёд бы пить». Он пообещал радикальным образом улучшить жизнь за какие-то пятнадцать лет, как ему не верить? И, увы, поверили! Но массы, которыми овладевает чувство веры, слепнут, будучи не способны адекватно воспринимать действия власти. Они поддаются на новшества, которые осуществляются отнюдь не в их интересах. Необходимо время для прозрения. А пока с людьми, пребывающими в социальном дурмане, можно проделывать всё что угодно. Таков, на наш взгляд, основной социально-психологический эффект программы «ускорения».

Антиалкогольное безумие

Противовесом курсу ускорения явилась антиалкогольная кампания. «Антиалкогольная программа», принятая в мае 1985 года, проводилась в жизнь вплоть до 1988 года. Три года, представляя собой очевидный абсурд, она вызывала недовольство советского общества, которое усиливалось от года к году, о чём Горбачёву писали докладные записки Н.И. Рыжков, И.В. Капитонов и другие управленцы-профессионалы высшего звена. Фроянов приводит в своей книге пропитанные тревогой их материалы, ставшие уже достоянием истории. Все они указывали на горький опыт США, где введение «сухого» закона привело к печальным последствиям: угрожающему дефициту бюджета, небывалому росту бандитизма, криминализации экономики и всей общественной жизни.

Фроянов особое внимание обращает на то обстоятельство, что Горбачёв не мог этого не знать и не видеть названных последствий антиалкогольной политики в СССР. Учёный-историк не единожды подчёркивает её кричащую абсурдность: она проводилась в условиях значительного сокращения поступления в бюджет «нефтедолларов», вызванного падением цен на нефть, а также больших затрат на афганскую войну и помощи Польше, раскачиваемой проамериканской «Солидарностью». Если учесть ещё срыв ввода 1-й очереди газопровода Западная Сибирь — Помары — Ужгород, то ежегодные потери СССР составляли к середине 1980-х годов 18—20 млрд долларов. К этому вскоре присоединился и Чернобыль, который обошёлся стране в полтора процента национального дохода.

Но ничто не могло остановить упорства Горбачёва в проведении антиалкогольной кампании. За три года экономика страны потеряла не менее 67 млрд рублей. Здесь уместным будет представить вывод из анализа абсурдной кампании (его приводит Фроянов) одного из исследователей истории власти Горбачёва: «Удар, нанесённый бюджету, был столь значителен, что он так и не был преодолён до последних дней существования СССР».

Что же было причиной упомянутого упорства Горбачёва, в то время как в нашей стране дело шло к тому, чтобы повторить трагический опыт США, когда после вступления в силу «сухого закона» (январь 1920 года) широкое распространение получили нелегальное производство, контрабанда и транспортировка спиртных напитков, в результате чего случился невиданный разгул коррупции, взяточничества, бандитизма? В СССР данные явления не получили полного простора, поскольку «сухой закон» не был принят. Но вред обществу и государству от антиалкогольной кампании оказался огромен. Увы, даже такой опытный хозяйственник-управленец, как Н.И. Рыжков, видевший пагубность для экономики и финансов этой кампании, тем не менее считал её «благородной» по конечной цели, но «глупой» по исполнению.

Фроянов, отметивший в «Погружении в бездну» непростительное заблуждение Рыжкова, и не только его (Лигачёв, Соломенцев и, увы, другие), видел конечную цель Горбачёва в его «борьбе с пьянством» совершенно иначе: он, Горбачёв, не мог не знать о существовании в стране «теневой» экономики, не мог не сознавать, «что сокращение государственного производства спиртных напитков создаёт благоприятные условия для обогащения теневых дельцов». Конечной целью с самого начала «перестройки», с курса на ускорение и антиалкогольную кампанию учёный-историк считал смену общественного строя.

Уже в первые полгода стал явственным, по словам прож-жённого демократа Собчака, бытовой протест против антиалкогольных мер власти. Горбачёв откладывал отмену этих мер, затягивал ненавистную населению, трудящимся кампанию всеми силами, как мог. Озлобившая людей, она продолжалась до осени 1988 года.

«Создаётся впечатление, — пишет Фроянов, — что кампанию подтягивали к выборам народных депутатов СССР, чтобы соответствующим образом повлиять на голосование. Манёвр удался. Демократы вошли во власть. То была в большинстве своём специфическая публика... Корпус депутатов, составленный из психически неустойчивых людей, давал возможность раскачивать страну».

И.Я. Фроянов убедительно показал рост общественного недовольства и других негативных явлений после принятия Советом Министров СССР антиалкогольного постановления в мае 1985 года. Да и как его могло не быть, если, как пишет наш автор, уже во втором полугодии 1985 года число магазинов по продаже спиртсодержащей продукции сократилось на 55%, а на самогоноварение было израсходовано 1,4 млн тонн сахара, что привело в большинстве регионов к продаже его по талонам.

Показал Фроянов, как якобы своей нерешительностью в прекращении антиалкогольных мер и якобы благородством мотивов продолжения борьбы с пьянством (есть люди, до сих пор так думающие) Горбачёв, зная, что это увеличивает злобу значительной части общества, сознательно создавал условия перехода от бытового протеста к протесту политическому — против КПСС прежде всего.

И.Я. Фроянов не предполагает, а утверждает: «Что хотел Горбачёв, в точности знает он сам да те, кто, по выражению Н.И. Рыжкова, «с ним серьёзно работал». Однако объективный анализ первых его начинаний, относящихся к «ускорению» и антиалкогольной борьбе, не оставляет у нас сомнений в том, что их тщательно замаскированной целью было разрушение существующей системы, с одной стороны, и усиление теневого капитала — с другой. Иными словами, был намечен курс на буржуазную реставрацию. Последующие шаги Горбачёва делали этот курс всё более очевидным. В экономической сфере наиболее показательными в данном отношении стали госприёмка, перевод государственных предприятий на хозрасчёт и создание кооперативов».

Доказательству их буржуазной сущности учёный-историк посвятил значительную часть книги «Погружение в бездну». Борьбу между Горбачёвым и Ельциным за власть он представляет читателям как борьбу двух государственных изменников, двух предателей (о чём в книге прямо сказано) за реставрацию буржуазной власти.

Историк-воин

Предательство как самое тяжкое преступление не имеет срока давности — этот постулат всегда актуален, как актуальна и сегодня книга И.Я. Фроянова «Погружение в бездну». Она представляет собой научно-публицистическое произведение выдающегося, имеющего международную известность советского историка-русиста. В нём нашла объективное и бесстрашное отражение прав-да о предательстве М. Гор- бачёвым и Б. Ельциным нашего Отечества. С классовых позиций и позиций советского патриотизма доказана совершённая ими государственная измена.

Ценность книги «Погружение в бездну» заключается ещё и в том, что в ней контрреволюционные события рассматриваются не через призму сугубо внутреннего развития нашего общества, не изолированно, вне воздействия внешних сил, в том числе и разрушительных. Как говорят в народе, Запад вёл Горбачёва, а затем и Ельцина.

Коротко скажем об авторе этой замечательной книги. Доктор исторических наук, профессор Фроянов с 1993 года был активным и верным сторонником нашей партии. Принял участие в первых думских выборах 1993 года от КПРФ по одному из округов Санкт-Петербурга. Выступал в роли доверенного лица Г.А. Зюганова на всех президентских выборах, в которых Геннадий Андреевич принимал участие. Был доверенным лицом Грудинина.

Единственный из профессуры Санкт-Петербургского университета организовал встречу студентов исторического факультета с Г.А. Зюгановым.

Многие годы публиковался в «Советской России». Был удостоен высшей награды этой независимой народной газеты — премии «Слово к народу».

В начале 1990-х профессор Фроянов отказался от награждения его государственным орденом, заявив: «Из рук разрушителя Советской державы награду не приму».

Почти 20 лет руководил деканатом и избирался заведующим кафедрой русской истории Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова — Санкт-Петербургского университета.

После выхода в свет книги «Погружение в бездну» в «демократической» прессе была организована травля И.Я. Фроянова. Это явилось подготовкой к заседанию большого учёного совета университета, на котором он был отстранён от исполнения должностей декана истфака и зав. кафедрой русской истории. Вскоре сама кафедра оказалась ликвидированной.

И.Я. Фроянов — автор многих фундаментальных трудов по истории ранней (Древней) и поздней средневековой Руси, получивших мировое признание среди историков-медиевистов (специалистов по истории Средневековья). Последний его труд, вышедший в свет в 2020 году, — «Нашествие на русскую историю».

Игорь Яковлевич был не просто академическим учёным, он был мыслителем. Он никогда не терял присутствия духа. Был смел и бесстрашен. Подбадривал других, полушутливо приговаривая: «Да расточатся все врази ваши». Он был очень сильным и светлым человеком. Таким и остался в нашей памяти — историком-воином.

5 декабря 2020 года его сердце перестало биться. Но бессмертно всё, созданное им в исторической науке, и его жизнь созидателя и защитника Советской державы.

Юрий Белов


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах