Таджикистан. Провалы прикрывают демагогией


Ушедший год развернул движение экономики Таджикистана вспять. В стране возобновились веерные отключения электроэнергии, вырос уровень бедности. Этим не преминули воспользоваться зарубежные доноры, навязывающие республике программу неолиберальных реформ.

С большой неохотой признают таджикские власти наличие в стране серьёзных проблем. 

Нарушая выстраиваемый пропагандистской машиной образ «мудрого руководства», неудобные факты до последнего момента замалчиваются, а когда замалчивать больше не получается, в ход идут различные механизмы манипуляции сознанием. 

Так было со вспышкой коронавирусной инфекции. Наличие случаев заражения республика признала одной из последних в мире, но и после этого официальная статистика вызывает много вопросов. 

В отличие от многих других стран, в неё не включаются случаи внебольничной пневмонии, хотя начиная с марта Таджикистан переживает резкий всплеск этого заболевания.

То же самое касается других трудностей. По утверждению правительства, рост экономики в 2020 году замедлился, но всё равно превысил 4 процента. Независимые источники говорят об увеличении ВВП максимум на 2 процента, да и достигнуто это благодаря таким мерам, как многократное увеличение вывоза золота и драгоценных камней. 

В общем объёме экспорта их доля составила 58 процентов, хотя в прежние годы не превышала 20 процентов.

Другие показатели далеко не столь благоприятные. Значительно снизились денежные переводы от работающих за пределами Таджикистана трудовых мигрантов. 

Связано это как с сокращением числа работников — по данным министерства труда республики, в 2020 году из страны в поисках заработка выехали на 57 процентов меньше граждан, чем в 2019-м, — так и с экономическим спадом в России. В результате только за первое полугодие мигранты перевели на родину 681 млн долларов — на 430 млн меньше, чем за аналогичный период позапрошлого года. 

Между тем этот источник обеспечивает свыше трети ВВП Таджикистана, от него зависит благосостояние 70 процентов семей в республике.

Руководство страны, однако, воздерживается от публикации данных о динамике уровня жизни. Там предпочитают оперировать цифрами 2019 года, согласно которым ниже уровня бедности проживают 27,5 процента граждан, в том числе почти 12 процентов — в крайней нищете. 

В действительности эти показатели наверняка выросли, тем более что государство не помогло оставшимся без средств к существованию людям. Единственной поддержкой стал кредит Всемирного банка. 

Из него, как объявлено, единовременные пособия в размере 500 сомони (3,2 тыс. руб.) получили 50 тыс. малообеспеченных семей, хотя официальная статистика говорит о 182 тыс. бедных домохозяйств.

Рост цен ухудшает и без того тяжёлое положение трудящихся. Продовольственные товары подорожали за год почти на 13 процентов, а ряд продуктов — такие как мясо, растительное масло, куриные яйца, сахар и т.д. — на 20—30 процентов. 

Чиновники ссылаются на «объективные» причины вроде зависимости страны от импорта продовольствия и роста курса доллара, но простым жителям от этих объяснений легче не становится.

Ко всему прочему Таджикистан столкнулся с масштабными отключениями электроэнергии. Многочасовые перебои начались ещё в октябре прошлого года, но энергетики и представители государственных органов объясняли это временными ремонтно-профилактическими работами. 

Когда отключения охватили почти всю страну и стали ежедневными, власти были вынуждены поменять версию. 

Как заявил на правительственном совещании в декабре заместитель главы правительства Усмонали Усмонзода, всё дело в беспрецедентно маловодном периоде, который не позволил накопить в водохранилищах гидроэлектростанций достаточно воды.

Ссылки на «капризы природы» можно было бы принять, не будь других, совсем не «природных» факторов. Например, когда тысячи местных потребителей уже сидели без света, Таджикистан продолжал продавать электроэнергию за рубеж — в Узбекистан, Киргизию и Афганистан. 

Только в октябре стоимость её экспорта составила 2 млн долларов. Кроме того, по некоторым данным, в летний период республика удовлетворила просьбы соседей о дополнительных спусках воды для сельскохозяйственных нужд.

Так или иначе, удар по репутации власти нанесён существенный. Ведь всего несколько лет назад президент Эмомали Рахмон уверял жителей, что недостаток электроэнергии навсегда остался в прошлом. 

И вот теперь в проблемах винят само население. Нежелание экономить названо ещё одной причиной дефицита. 

Об этом открыто заявил Рахмон на встрече с членами правительства, главами областей и районов. По его словам, каждая семья, учреждение и предприятие обязаны предотвращать потери электроэнергии. 

Для разъяснительной работы на местах будут созданы специальные рабочие группы. Если же население продолжит использовать электричество неэкономно, президент пригрозил возвращением энерголимитов, то есть веерных отключений.

Чиновники бросились исполнять наказы Рахмона. Мэр Худжанда (бывший Ленинабад) Фирдавс Шарифзод распорядился отключить уличное освещение в ночное время и посоветовал жителям использовать для отопления дрова и уголь. А вице-мэр Куляба Орзу Хамидиён взывает к религиозным чувствам граждан. 

По его словам, неэкономная трата и тем более кража электроэнергии оскорбительны для аллаха. «Каждый знает, что тепло и свет электричества — дар божий. А совершать такое злое дело — предавать божье доверие», — заявил он.

Однако сами чиновники и их зарубежные партнёры далеки от подобной набожности. Всемирный банк посулил Душанбе грант размером 134 млн долларов для «оздоровления электроэнергетической системы». 

В качестве условий для его выделения называется рост тарифов и увеличение объёмов экспорта электроэнергии. 

Ещё более радикальный ультиматум выдвинул Азиатский банк развития, одобривший грантовую программу «для усиления реализации текущих реформ и повышения финансовой устойчивости энергетического сектора в Таджикистане». 

Она, в частности, предусматривает разделение государственного энергохолдинга «Барки Точик» на три независимые компании, занимающиеся выработкой, передачей и распределением электроэнергии. 

Подобная реформа, к слову, 20 лет назад была проведена в Киргизии. В конце концов она привела к глубокому кризису и превращению страны из экспортёра в импортёра электричества.

Но власти  Таджикистана, судя по всему, согласны на болезненные реформы. 

Там уже допустили привлечение иностранного капитала в качестве управляющих компаний и создали — правда, пока под управлением «Барки Точик» — два новых акционерных общества — «Передающие электрические сети» и «Распределительные электрические сети». 

На сговорчивость Душанбе влияет рост внешнего долга. За последний год он увеличился с 2,9 до 3,2 млрд долларов. Большую часть прироста составили кредиты Международного валютного фонда.

Бремя крайне неоднозначных решений руководства ложится на народ. Наступивший год точно не принесёт ему облегчения.

Сергей Кожемякин, 


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах