Ещё одно кубло раздора. Первые итоги тотальной украинизации


И так с 16 января в Украине «успешно» стартовал принудительный перевод сферы обслуживания на государственный язык, после чего общество в стране начало разделятся ещё более стремительно.

Наши власти неукоснительно следуют принципу «разделяй, стравливай и властвуй», чем неумолимо приближают свои последние дни. А еще, кажется, что уйдя, они хотят оставить о себе самую недобрую память.

Лучшей иллюстрацией тому служит объявление на этой неделе  местными властями Полтавы всеукраинского конкурса на возведение в этом областном центре памятника «главному атаману войск УНР» Симону Петлюре, уроженцу этого города.

Как сообщает пресс-служба Полтавской областной госадминистрации, данное событие приурочено к 100-летию «Украинской революции 1917-1921 годов», которая названа «важнейшим и самым сложным периодом в истории украинского народа ХХ века»(!?).

Вот так очень «скромно». О том, что, если бы не Великая Октябрьская революция, на территории современной Украины процветало бы полное захолустье (к которому она и ныне неуклонно скатывается) не сказано ни слова.

«Симон Петлюра стал преданным и решительным командующим повстанческого и освободительного движения.

Имея неординарные организаторские и дипломатические способности, авторитет в армии и в правительстве, Симон Петлюра возглавил Директорию УНР и исполнял обязанности Главного атамана войск УНР», – говорится в заявлении. И делается вывод о том, что «выдающаяся личность Симона Петлюры» заслуживает чествования в родном городе с сооружением памятника. Чего, по мнению властей, жаждет местная общественность.

Напомним нашим читателям, что этот «выдающийся главный атаман» Симон Петлюра и войска УНР в 1920 году поддержали польское наступление на Украине, благодаря чему поляки захватили Киев.

Не выбей Красная армия белополяков, была бы эта территория такой же прозябающей, как и приснопамятная довоенная Западная Украина, где для местного населения не было ни школ, ни больниц.

Ныне же по наблюдениям киевского адвоката Сергея Луги, именно когда «начинаются серьёзные проблемы в экономике, сразу наступает вопрос касательно языка».

Касательно экономики, то серьёзные проблемы там на лицо. Подтверждением тому стали серьёзные проблемы с тарифами.

А тут, под руку, как бы невзначай подворачивается крайне необходимый и, конечно, «очень серьёзный» языковой вопрос.

И для того, кому очевидно как действуют пружины государственного управления, понятно, почему именно сейчас он довольно искусственно поднимается и раздувается, для чего действительно вступают в силу нынешние новации языкового законодательства.

Многочисленные примеры языкового противостояния приводятся в первых отчетах уполномоченного по защите государственного языка (прозванного в народе «шпрехенфюрером») Тараса Креминя.

В комментарии «Общественным новостям» он заявил, что получил уже около ста жалоб на несоблюдение закона.

Доносы пришли из разных регионов Украины и в основном касались отсутствия украиноязычной версии сайта торговой сети.

Четыре обращения поступили из Одессы – в них доносители жаловались на русскоязычные вывески и ценники в торговых сетях.

А в Мариуполе продавщица одного из местных магазинов осмелилась отказаться обслуживать на украинском языке заявившуюся одиозную националистку, из-за чего случился большой и громкий скандал.

Разделение представителей разных групп общественности пока выражается в том, что одни призывают не «кошмарить» поставщиков услуг обязательной «державной мовой», другие же готовы строчить доносы на тех, кто не исполняет «языковой закон», в ожидании обещанных вознаграждений.

Языковой омбудсмен Тарас Креминь подтвердил своё удовлетворение и в комментарии «Радио Свобода», в том духе, что на сотни жалоб «мы, очевидно, будем принимать меры государственного контроля. Он упоминает о «несоблюдении языкового законодательства на отдельных интернет-сайтах, во время общения в общественном транспорте с пассажирами. Ну, и кроме всего прочего, это жалобы, связанные с наружной рекламой».

В этой связи возникает закономерный вопрос: «А почему мы должны терпеть вывески, рекламу и объявления на англицком языке?

Ведь он нам вообще не является ни близким, ни родным и, даже многим непонятным. О нем, в отличие от русского, которому обещана всестороння поддержка и развитие, нет никакого упоминания в Конституции.

Налицо все признаки незаконного использования и даже навязывания языка Империи ещё недавно владевшей половиной мира.

Пока борцы за мову вынуждены пребывать в вынужденном бездействии, с нетерпением ожидая отмены жесткого карантина и открытия ресторанов, кафе и магазинов, чтобы вволю насладиться возможностью заставлять всех и вся говорить только на украинском языке.

Вот даже Креминь предвкушает, что количество жалоб значительно возрастет после окончания локдауна, когда откроют заведения общественного питания.

Что касается первых дней, то, с трудом дождавшись 16 января, «мовные активисты» с нескрываемым энтузиазмом ринулись по окрестным супермаркетам и аптекам в надежде найти и приструнить нарушителей закона. А затем, не скрывая злорадства, хвастались своим «уловом» в специальной группе созданной в Facebook.

«Заходил сегодня в «Варус» и АТБ – персонал вежливо говорил по-украински. Однако некоторые «покупатели» при этом косоротились, на лице было написано все! Упоротых мАскаворотых узнать было нетрудно», – написал топовый поклонник группы Ник Алмиенко из Никополя.

«В моем родном городе Желтые Воды, что на Днепропетровщине, вообще проблема с мовой. Приведу пример: Магазин «Українські ковбаси». Присутствует украинский колорит, продавщицы в вышитых нарядах, а вот музыка орет шансон и обслуживание по-русски», – пожаловалась Оля Петриченко.

«Аптека «Мед-сервис» в Николаеве, Космонавтов, 142. Продавщица обратилась по-русски, я – по-украински. На замечание отреагировала молчанием и круглыми глазами, которыми долго презрительно смотрела. Думаю, руководство должно обучать персонал», – возмутилась Ирина Бабич.

«Думаю, пока локдаун, надо учить тех, что сейчас открыт, придерживаться языкового закона, чтобы потом было меньше работы», – считает Марьян Левитский из Киева, бахвалясь как «контроллеры» с усердием требовали от кассира в киевском супермаркете произносить числительные по-украински, а за возражение, что «цифры на любом языке понятны» потребовали позвать администратора.

Некоторые, вытирая слезу умиления, сочиняют трогательные истории о том, как русскоязычные продавцы изо всех сил стараются перейти на украинский.

Мне эти истории напоминают незабвенного Николая Яновича Азарова. Говоришь по-русски – нарушитель закона, по-украински – посмешище. А резюме в обоих случаях одно: «Чемодан – вокзал – Россия».

Тут комментарии излишни.

Михайло Витяй


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах