Киргизия. С годом Крысы проблемы не уйдут


Киргизия находится в глубоком кризисе, сильнее всего ударившем по самым малообеспеченным слоям. К вызванной пандемией безработице добавился резкий рост цен, так что падение реальных доходов населения в отдельных регионах измеряется двузначными цифрами.

Оптимистические  заверения чиновников, что к концу года в Киргизии прекратится спад экономики и начнётся её стремительное восстановление, стали очередной главой в сборнике невыполненных обещаний.

Столь же объёмный, сколь и надоевший простым жителям, этот «фолиант» растёт уже тридцать лет. Собственно говоря, порочность рыночной системы как таковой и привела к столь тяжёлым последствиям пандемии.

Республика оказалась лишена защитных механизмов, которые помогли бы сгладить удар. К этому добавилась политическая нестабильность, проявившаяся в массовых беспорядках, смене власти и переделе собственности.

В результате ситуация только ухудшается. По итогам января — октября уходящего 2020-го ВВП Киргизии сократился на 7,4 процента, что стало сильнейшим падением с 1994 года.

Причём пострадали не только сферы строительства и торговли, снижение в которых составило, соответственно, 11,5 и 16 процентов, но и промышленность. Общее сокращение производства приближается к 4 процентам, а в ряде отраслей и того больше.

Выпуск нефтепродуктов рухнул на 55 процентов, текстильное производство — на 22, добыча полезных ископаемых — почти на 17 процентов.

Большой удар по экономике нанесли закрытые границы. Связано это с зависимостью республики от импорта и реэкспорта товаров из Китая.

Из-за пандемии ввоз продукции обрушился почти на треть, а количество грузовых фур из КНР составило с начала года всего 3 тысячи.

Для сравнения: в прошлом году эта цифра превысила 36 тысяч. Обескровливание экономики усиливает отток капитала, выросший со 180 до 400 с лишним миллионов долларов.

Экономический кризис обернулся тяжёлыми последствиями для социальной сферы. Расходы республиканского бюджета по итогам года прогнозируются в размере 173 млрд сомов (156 млрд руб.), в то время как доходы — только 137 млрд (123 млрд руб.).

Существенный дефицит заложен и в проект бюджета на следующий год. Экономить власти будут за счёт сокращения числа госслужащих, уменьшения расходов на здравоохранение и социальную помощь. Также будут урезаны государственные инвестиции и поддержка дотационных регионов.

Не заложены в казну и средства на повышение зарплат и пенсий. Это означает дальнейшее обнищание трудящихся. Только за первое полугодие номинальные доходы населения сократились на 2,3 процента, а реальные — на 7,7 процента.

В Бишкеке, где снижение деловой активности из-за карантинных мер было особенно сильным, эти показатели намного значительнее — соответственно 9 и 15 процентов.

При расчётах используется официальный уровень инфляции, который по итогам ноября составил 7,9 процента.

Однако рост цен на продукты питания намного выше. Так, мука подорожала на 10, яйца — на 15, сахар, говядина и баранина — на 30 процентов, подсолнечное масло — на 40 с лишним процентов.

Чиновники ссылаются на не зависящие от них причины, среди которых рост курса доллара, неурожай подсолнечника в России и птичий грипп в Казахстане.

Что касается роста цен на мясо, то, как объясняют власти, его вызвало десятикратное увеличение экспорта крупного рогатого скота в Узбекистан. Произошло это после введения Нур-Султаном запрета на соответствующие сделки с Ташкентом.

Единственной мерой, которую после ожесточённых дискуссий ввело правительство Киргизии, стал временный запрет на вывоз из республики 14 видов сельхозпродукции.

Среди них зерновые культуры, сахар, яйца, домашняя птица, крупный и мелкий рогатый скот. Поднят вопрос и о регулировании цен, но, как показывает опыт, возможности государства здесь крайне малы.

Как результат, простые жители вынуждены ограничивать себя в самом необходимом.

Встречать Новый год они будут с тревогой и неуверенностью в завтрашнем дне. Таковы «подарки» капитализма к празднику.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах