20 НОЯБРЯ 1945 ГОДА НАЧАЛСЯ НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС

20 НОЯБРЯ 1945 ГОДА НАЧАЛСЯ НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС


8 августа 1945 года, через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками.

Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире: надо было дать суровый урок авторам и исполнителям людоедских планов мирового господства, массового террора и убийств, зловещих идей расового превосходства, геноцида, чудовищных разрушений, ограбления огромных территорий.

В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

29 августа 1945 года был опубликован список главных военных преступников, включавший 24 видных нациста. В первоначальный список обвиняемых вошли:

Герман Вильгельм Геринг, рейхсмаршал, главнокомандующий военно‑воздушными силами Германии, Рудольф Гесс, заместитель Гитлера по руководству нацистской партией, Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел нацистской Германии, Роберт Лей, глава Трудового фронта, Вильгельм Кейтель, начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии,Эрнст Кальтенбруннер, руководитель РСХА, Альфред Розенберг, один из главных идеологов нацизма, рейхсминистр по делам Восточных территорий, Ганс Франк, глава окуппированных польских земель, Вильгельм Фрик, министр внутренних дел Рейха, Юлиус Штрейхер, гауляйтер, главный редактор антисемитской газеты «Штурмовик», Яльмар Шахт, имперский министр экономики перед войной, Вальтер Функ, министр экономики после Шахта, Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, глава концерна «Фридрих Крупп», Карл Дениц, адмирал флота Третьего Рейха, Эрих Редер, главнокомандующий ВМФ, Бальдур фон Ширах, глава Гитлерюгенда, гауляйтер Вены, Фриц Заукель, руководитель принудительными депортациями в рейх рабочей силы с оккупированных территорий, Альфред Йодль, начальник штаба оперативного руководства ОКВ, Франц фон Папен, канцлер Германии до Гитлера, затем посол в Австрии и Турции, Артур Зейсс‑Инкварт, канцлер Австрии, затем имперский комиссар оккупированной Голландии, Альберт Шпеер, имперский министр вооружений, Константин фон Нейрат, в первые годы правления Гитлера министр иностранных дел, затем наместник в протекторате Богемии и Моравии, Ганс Фриче, руководитель отдела печати и радиовещания в министерстве пропаганды, Мартин Борман, глава партийной канцелярии, обвинялся заочно.

Процесс начался 20 ноября 1945 года и продолжался почти 11 месяцев. Перед Трибуналом предстали указанные военные преступники, входившие в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было.

Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными ряда политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, Верховного командования и Генерального штаба.

Суд не был скорой расправой над поверженным врагом. Обвинительный акт на немецком языке был вручен подсудимым за 30 дней до начала процесса, и далее им передавались копии всех документальных доказательств. Процессуальные гарантии давали обвиняемым право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, предоставлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей и т. д.

В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, рассмотрены тысячи документов. В качестве доказательств фигурировали также книги, статьи и публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывали сомнений.

Главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР Роман Руденко выступает во Дворце Юстиции. 20 ноября 1945 г., Германия.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

30 сентября — 1 октября 1946 года Суд народов вынес свой приговор. Обвиняемые были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.

Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины, доведенные фашистами до дьявольского идеала. Однако правительство, Верховное командование, Генштаб и штурмовые отряды (СА), вопреки мнению советских представителей, таковыми признаны не были. Член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко с этим изъятием (кроме СА), как и оправданием троих обвиняемых, не согласился. Он также оценил как мягкий приговор о пожизненном заключении Гесса. Советский судья изложил свои возражения в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов.

Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. Известная деятельность в нашей Украине новоявленных духовных и идейных наследников фашизма и нацизма, засевших в  кабинетах  центральной и местной власти,  яркое тому подтверждение.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» многочисленных авторов, которые почитают бравых обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей над побежденными. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «...Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии...»

Это и другие похожие откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающих людей по сей день.

Теплые краски находятся даже для Гитлера. В фантастическом по объему «гитлероведении» он — и храбрый воин Первой мировой войны, и артистическая натура — художник, знаток архитектуры, и скромный вегетарианец, и образцовый государственный деятель. Есть точка зрения, что, если бы фюрер немецкого народа прекратил свою деятельность в 1939 году, не начав войны, он вошел бы в историю как величайший политик Германии, Европы, мира!

В Украине на государственном уровне восхваляются и почитаются гитлеровские пособники, чьи руки по локоть в крови. Сквозь пальцы смотрит власть на существование политических и общественных организаций, программные принципы и действия которых,сродни фашистским и нацистским организациям 30-40 годов ХХ столетия.

Сегодня приходится констатировать, что рецидивы прошлого не только в Украине, но и во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. Возникло новое, масштабное зло — терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал 75 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал.

Особенно сегодня, когда при принятии Третьим комитетом Генеральной Ассамблеи ООН  российского проекта резолюции по борьбе с героизацией и пропагандой нацизма Против уже традиционно проголосовали США и Украина. Хотя резолюцию поддержали 122 государства, 53 страны воздержались.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности...

По материалам открытых источников Владимир Сула


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах