Минск. Полицейский марш и польские партизаны

Минск. Полицейский марш и польские партизаны


В минувшие выходные по Партизанскому проспекту в Минске протестующие ходили с полицейскими флагами. Возможно, это были какие-то не те партизаны, например, польские аковцы. Как мы хорошо помним, после войны немало польских банд пряталось по западнобелорусским лесам и храбро стреляло в окно из обреза советским учителям, работникам милиции и партактиву. Как видим, традиции польского сопротивления живы и в 21 веке.

Но есть и хорошие новости. Как известно, если долго ходить под дождем и кашлять друг на друга ковидными соплями, открывая рот в крике «Жыве Беларусь», то вероятность попасть вместо ИВС на ИВЛ сильно увеличивается. По крайней мере, ненавистный режим несколько недель вы точно не увидите. Заодно и посмотрите, как вас будут лечить врачи, которых вы ранее призывали не работать и которые получают зарплату из выручки предприятий, которые вы ранее хотели остановить. Уверен, для многих народников такое хождение в народ будет очень полезным.

Что характерно, цели у «партизанских», «полицейских» и прочих маршей стали достаточно призрачными. Если ранее Вильнюсский центр пытался играть в мирные перемены и прямо не поддерживал призывы из Варшавы разбрасывать по дорогам ежи и жечь машины милиции, то на прошлой неделе оппозиция, наконец, трогательно объединилась и призвала быть «жестче». Как результат, мотором революции были объявлены спальные районы, где малолетние граждане, распивая пивные коктейли, по ночам пытаются неумело жечь списанные с шиномонтажей колеса.

Но и здесь хочу заметить, что нет худа без добра. Навык работы с покрышками крайне полезен для несовершеннолетних молодых людей и может им в скором времени пригодиться. Например, в Бобруйской воспитательной колонии №2 таким образом отжигают либо выдирают руками из старых автомобильных шин металлический корд. За смену необходимо выработать норму – один килограмм чистой резины для переработки. Сделать это непросто, поэтому самые сознательные профессиональные революционеры начинают тренироваться еще на гражданке.

Отказ от поправок

Еще один вопрос, на который сегодня не дают внятного ответа «полицейские марши» – это реформа конституции. Тихановская уже призвала своих сторонников голосовать против поправок – то есть вообще против любых, в том числе тех, которые готовили ее коллеги и подельники.

Для прочих же граждан конституционная реформа – это хороший повод задуматься, что чем именно важна конституция для них лично.

Как известно, туда можно записать какие угодно правила выборности власти. На просторах СНГ, Прибалтике и бывшего соцлагеря море самых разных вариантов – это однопалатные и двухпалатные парламенты, смешанные и пропорциональные партийные системы, разные модели исполнительной власти, разные финансовые институты, «сильные» и «представительские» президенты и т.д.

Тем не менее, все это кажущееся многообразие дает одинаковый результат – оно закрепляет клановую раздробленность между разными олигархическими группами. Как правило, в результате таких ограничений ни одна группировка не может самостоятельно долго находится у власти, так как ее полномочия урезаны, и поэтому постоянно идет на поклон к внешним силам.

Что же касается внешних игроков, типа США, то они хорошо знают, что гарантированно победить можно только если ты воюешь сразу с двух сторон. Поэтому, как правило, они делают ставки одновременно на несколько властных группировок, которые постоянно борются и ослабляют друг друга. Вот, собственно, и все, что нужно знать про «демократические» конституции и их работу в бывших советских республиках.

В Беларуси аналогичный конституционный кризис наблюдался в 1991-1996 годах, до момента построения вертикали власти. После чего, разумеется, на Лукашенко посыпались упреки в авторитаризме и недемократичности. Сильная власть, как можно догадаться, никому из наших ближних и дальних «партнеров» не выгодна, она усложняет влияние и прямое вмешательство. Что еще раз, кстати, и показала нынешняя цветная революция.

Социальное государство и «тараканы»

Но, помимо вертикали власти, которую нам активно предлагают ликвидировать уже лет 25, есть еще одна уникальная особенность нашей системы, которая колет глаза польским партизанам – это социальное государство.

По сути, мы единственная страна в СНГ, которая, имея крайне ограниченные ресурсы, выстроила модель социальной защиты, позволяющую сохранять бесплатную медицину, всеобщее бесплатное и доступное образование и другие блага за счет крупных государственных отраслей промышленности.

Именно поэтому наши польские партизаны и пытались остановить работу Белкалия, Нафтана, БМЗ, ГродноАзота и других крупных госпредприятий. Они эти факты, в отличие от основной массы населения, хорошо понимают. Для сравнения, более сговорчивые страны, типа Украины, под давлением МВФ сейчас проводят полную деиндустриализацию. Как следствие, отсутствие крупных налогоплательщиков приводит к дефициту доходов бюджета и полной ликвидации всей социалки. Ее отсутствие, в свою очередь, ведет к выезду молодого населения и вымиранию пожилого. Остается голая территория, которую продают и сдают в концессию иностранным государствам. Схема эта примитивная, и, как видим, реализовать ее можно всего за десятилетие, угробив все, что строилось целый век.

Но, если отвлечься от далекой перспективы, нам все равно нужна некая реформа внутреннего политического поля, которая бы не затрагивала экономических основ нашего государства.

В ближайшие несколько лет оппозиция власти сохраниться в той или иной относительно мягкой форме, и с ней придется работать. Далеко не все наши граждане экстремисты, анархисты, ультрас и прочие члены радикальных формирований. Основную массу вывели на одних эмоциях и с подачи крупных негосударственных СМИ, которые однобоко показывали беспорядки 9-11 августа. Понятно, что этих лиц крайне сложно быстро переубедить. Однако сейчас их интересы будут пытаться представлять все кому не лень, и власти, что называется, надо просто выбрать более удобных для себя фигур.

Что, собственно, в острой фазе кризиса Лукашенко и продемонстрировал. Встреча в СИЗО КГБ – это посыл, что он будет вести переговоры с теми, кого выберет сам. А не с теми, кому ему подсунет запад или улица, и уж тем более не с теми, кого непосредственно контролируют иностранные спецслужбы.

В то же время, за последнюю неделю даже скептически настроенное население увидело, что ни о каких мирных протестах речь не идет. Координаторы бросили все оставшиеся силы на поджоги, блокировки, вандализм в микрорайонах столицы. И те, кто в упор не замечал их действия 9-11 августа, теперь имеют хороший шанс еще раз посмотреть на своих «мирных» друзей в собственном спальном районе. Кроме того, этот демонстративный нажим показал, что протест не стихийный, его интенсивность хорошо контролируется и что остаются мелкие управляемые группы, которые занимаются уличным активизмом на закрепленной за ними территории.

Но здесь, опять же, наблюдается обратный эффект. Чрезмерная эмоциональность и идиотизм отдельных протестных действий породили волну политических анекдотов с легким оттенком самокритики.

Например:

Решили мы с женой начать борьбу с тараканами. По совету вроде бы разумных друзей из Беларуси приготовили фонарики. По плану к 9 часам вечера вышли в центр квартиры и встали там с фонариками.

Через час появились первые тараканы. К 11 часам осмелели и начали ползать по нам, даже кусаться. Бегали от них до часу ночи.

На второй день повторили, одевшись плотнее. Но тараканов визуально стало больше. Бросили на пол несколько зажигалок.
На третий день тараканы осмелели настолько, что стали появляться ещё до заката.

Что мы делаем не так?

Подготовил Андрей Лазуткин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах