Венесуэла. Блокада, засуха и операции наемников


Топливный кризис, к которому добавилась засуха, вызвавшая перебои в водоснабжении; все это в условиях пандемии и непрекращающихся угроз в адрес законного правительства. Загнанная в тиски североамериканских санкций, Боливарианская Венесуэла продолжает бороться.

На прошлой неделе к берегам Венесуэлы начали прибывать танкеры из Ирана с бензином и сырьем, необходимым для нефтепереработки. Всего иранских танкеров пять. По данным СМИ, их вместимость – 800 тысяч баррелей, и они доставят 127 миллионов литров бензина. Кроме того, на борту – 800 тысяч литров химического сырья, катализаторов для дистилляции бензина, что позволит обеспечить работу венесуэльских НПЗ на несколько лет.

При заходе в территориальные воды Венесуэлы иранские корабли встречают авиация и флот Боливарианских вооруженных сил, обеспечивая их сопровождение.

Эти меры были приняты в связи с угрозами со стороны США, которые пытаются не допустить оказания помощи блокированной Венесуэле.
В свою очередь Иран предупредил, что на любые незаконные действия в отношении своих кораблей ответит серьезными мерами.

По словам главы иранского МИДа, «незаконные, опасные и провокационные угрозы США представляют собой тип пиратства, который несет в себе большой риск для международной безопасности и мира».

Из-за всеобъемлющих санкций со стороны США Венесуэла оказалась в бензиновом кризисе. Обывателю это может показаться парадоксом – дескать, как это в нефтяной стране нет бензина?

В Венесуэле годами держались буквально символические цены на бензин, дешевое топливо вывозилось контрабандой в соседнюю Колумбию для последующей перепродажи, а тут вдруг возник его острейший дефицит.

На самом деле нынешний топливный кризис, очевидной причиной которого является североамериканская блокада Боливарианской Республики, в очередной раз обнажил драму страны, исторически привязанной к производству одного экспортного продукта и к одному рынку.

Идет ли речь о нефти, о сахарном тростнике или о чем-либо еще. Это и есть суть неоколониальной зависимости, позволяющей держать страны «третьего мира» на коротком поводке; зависимость, от которой Боливарианская Венесуэла Чавеса пыталась избавиться.

Венесуэльские нефтеперерабатывающие заводы в точности копируют схему нефтепереработки в США и работают по североамериканским технологиям, напоминает обозреватель Франко Виэлма, объясняя корни бензинового кризиса. В 2009 и 2011 годах НПЗ Венесуэлы стали объектом существенных капиталовложений с целью увеличения их производственных мощностей. Однако для модернизации опять же использовались технологии, защищенные патентами США. Очевидным образом для нормального функционирования привязанные к североамериканским технологиям заводы постоянно нуждались в запчастях.

«Хотя блокада официально началась в 2017 году, еще раньше североамериканские поставщики противились продаже запчастей уже устаревшим венесуэльским НПЗ. Что происходило в течение этих трех лет, так это то, что венесуэльские рабочие переделывали, адаптировали, ремонтировали и даже производили отдельные детали в цехах PDVSA, но это не касалось высокосовременного оборудования, чувствительного к процессам нефтепереработки», – пишет Франко Виэлма. 

Рядовой венесуэлец, отмечает Виэлма, не особенно задумывался о происходящем, пока бензин, несмотря на накапливавшиеся сложности, продолжал поступать на заправки. К тому же обывателя активно убеждали, что все санкции – не против него самого, а «против Мадуро», а значит, беспокоиться не о чем. Реальность, увы, оказалась совсем иной.

К дефициту запчастей добавились ограничения на закупки добавок, используемых для производства бензина. Например, Венесуэла никогда не производила собственный этанол, который здесь добавляют в бензин с 2006 года.

В условиях вынужденной остановки работы нефтеперерабатывающих заводов из-за проблем с заменой вышедшего из строя оборудования национальная нефтяная компания PDVSA стала прибегать к закупкам бензина за рубежом. Возникавшие проблемы в какой-то мере помогала решать и расположенная в США дочерняя компания PDVSA – Citgo.

В том числе, от своего имени она могла закупать часть оборудования для отправки его в Венесуэлу. Как известно, в прошлом году администрация Дональда Трампа конфисковала Citgo у Венесуэлы.

Показательная деталь: в настоящее время судебная система США занимается ликвидацией Citgo. Верховный суд США вынес решение о продаже Citgo в пользу канадской золотодобывающей компании Crystallex.

В 2011 году правительство Чавеса национализировало активы Crystallex в стране из-за невыполнения требований по охране окружающей среды. Напомним, Citgo оценивается в 8 млрд долларов. 

Итак, на помощь Венесуэле приходит страна, имеющая многолетний опыт противостояния североамериканским санкциям, – Иран. И речь идет не только о танкерах. Некоторое время назад появилась информация о прибытии в Венесуэлу самолета из Ирана, который, как предполагается, доставил оборудование для венесуэльских нефтеперерабатывающих предприятий. «Работники Центра нефтепереработки Парагуана посвятили несколько недель процессу технологической подгонки. По всей видимости, иранские технологии частично совместимы с технологиями нефтепереработки в Венесуэле, речь идет об иранской адаптации французских технологий. Результат этого процесса нам предстоит увидеть», – пишет Франко Виэлма.

Действия США против Боливарианской Венесуэлы не ограничиваются экономической блокадой. В начале мая законному правительству удалось предотвратить попытку вооруженного нападения на страну.

По заявлению властей, группа наемников и террористов, прошедших подготовку в Колумбии и получивших поддержку США, попыталась проникнуть на территорию Венесуэлы в прибрежной зоне Макуто, штат Ла Гуайра, но встретила сопротивление национальных вооруженных сил. В результате завязавшегося боя восемь наемников были убиты.

Еще одна группа была задержана в местечке Чуао, штат Арагуа, – при активном участии местных рыбаков. Провалившуюся «операцию Гедеон» уже окрестили венесуэльским вариантом высадки наемников в заливе Свиней для ликвидации Кубинской революции, что, как известно, закончилось полным поражением интервентов.

На минувшей неделе Николас Мадуро объявил о задержании очередной группы наемников, участвовавших в нападении 3 мая. Известно, что в общей сложности венесуэльские власти задержали более шести десятков человек, в том числе двоих граждан США.

Правительство Венесуэлы обнародовало видео допроса бывшего североамериканского рейнджера Люка Денмана. По его признанию, перед группой стояла задача взять под контроль аэропорт, чтобы обеспечить посадку в самолет захваченного президента Мадуро.

Президент Трамп от обвинений в участии США в описанных событиях открестился в своей обычной манере – с новыми угрозами: «Если бы мы однажды сделали бы что-то с Венесуэлой, это происходило бы не так. Это было бы совсем по-другому, это было бы вторжение».

Ко всей этой истории, по заявлениям венесуэльских властей, оказался непосредственным образом причастен Хуан Гуайдо, более года назад провозгласивший себя президентом Венесуэлы. Гуайдо, конечно, принялся все отрицать и обвинять своих политических оппонентов в инсценировке.

Из всех имеющихся доказательств участия Гуайдо в истории с попыткой вторжения, пожалуй, наиболее убедительным – и наиболее пикантным – выглядит контракт с североамериканской частной военизированной компанией Silvercorp, на котором стоит подпись самопровозглашенного президента (со стороны компании контракт подписан экс-военным Джорданом Гудро).

Текст документа обнародовала газета The Washington Post. Любопытный анализ контракта предоставили эксперты венесуэльской аналитической группы Misión Verdad. Интересно это еще и тем, что в целом дает хорошее представление о механизмах управления янки на территориях, которые им удается взять под контроль.

Итак, первой задачей операции было устранение президента Николаса Мадуро и других высших руководителей страны, после чего планировалось установить длительную оккупацию Венесуэлы силами частной армии наемников. По условиям контракта, Silvercorp остается в стране на 495 дней в качестве «сил безопасности» правительства де-факто для «стабилизации обстановки в стране». Гуайдо в свою очередь обязывался ежемесячно оплачивать услуги Silvercorp. «Оплата предусмотренных договором услуг могла бы осуществляться в баррелях нефти или прибегая к помощи частных инвесторов. Silvercorp брала на себя обязательство создать мосты между Гуайдо и инвесторами, получая процент в размере 55% в адрес компании наемников Гудро. 

В соответствии с этими условиями, Silvercorp выступала бы в качестве финансового посредника между фейковым правительством Гуайдо и капиталистами, заинтересованными в получении экономической прибыли от незаконных операций наемников на венесуэльской территории. Таким образом, контракт являлся также финансовой авантюрой и навигационной картой наступательного неолиберализма. Компания Гудро превратилась бы в звездного подрядчика нефтяных, горнодобывающих и промышленных компаний, которые должны бы были прибегать к  услугам Silvercorp, чтобы работать в Венесуэле «в безопасных условиях».

Подобные отношения между транснациональными компаниями и частными фирмами наемников являются обычным делом для Колумбии, Ирака, Афганистана, где корпорации заключают договоры с частными охранными компаниями, чтобы защитить свой бизнес в условиях вооруженного конфликта малой или средней интенсивности. Это бизнес в условиях войны», – анализируют эксперты Misión Verdad. 

Понятно, что в случае реализации описанного сценария североамериканская частная военная компания действовала бы в Венесуэле безо всякой оглядки на законы страны. «Национальные вооруженные силы страны были бы заменены на частную оккупационную армию, и представители властей были бы отнесены к разряду «враждебных сил». На практике это означало бы преследование любых представителей чавизма. «Пользуясь де-факто военным положением и присутствием головорезов Silvercorp на улицах страны, был бы произведен демонтаж Боливарианской Республики, обеспечено физическое исчезновение чавизма как политической силы и созданы условия для ликвидации государственных компаний в пользу транснациональных», – продолжают авторы Misión Verdad. 

Свержение конституционного правительства логичным образом не было бы принято всем венесуэльским обществом, а значит, путчистам пришлось бы столкнуться с народным сопротивлением перевороту.

Несколько месяцев назад, после государственного переворота в Боливии, все мы были свидетелями того, как силы, узурпировавшие власть, немедленно приступают к зачистке политического поля от сторонников свергнутого правительства и к подавлению народных протестов на улицах.

В контракте на этот случай предусматривалось создание группы стратегического командования под контролем Silvercorp для руководства незаконными военными операциями против «враждебных сил», манифестантов и людей, идентифицированных как чависты.

«В целом, контракт открывает двери для классической североамериканской интервенции, односторонней и вне рамок Совбеза ООН», – обращают внимание эксперты Misión Verdad.

Конечная цель – создать ситуацию, при которой крупные корпорации смогли бы взять под свой контроль природные богатства Венесуэлы.

Ольга Гарбуз


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах