РЕФОРМЫ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ


Дело не в том, что «реформы» проводят неправильно. Дело в том, что «реформы» ведут нас в тупик

За последние 35 лет «реформы» стали совершенно пустым и самоценным процессом. Никто не скажет, сколько еще они должны длиться и каким результатом увенчаться. Главное – пугают нас – не дать прекратить «реформы». Выступать против «реформ» могут только мракобесы и коррупционеры – вещают СМИ.

И так 35 лет. Почти всю мою жизнь. Реформы длиною в жизнь.

Периодически под крики: «настоящие реформы еще не начинались» меняются руководящие лица. В топку народного гнева бросают тех, кто якобы «провалил» реформы. Народ от всей души ненавидит якобы неудачливых «реформаторов» и сочувствует тем, кому «не дали» осуществить реформы, а затем… забывает их. Инициаторы и теоретики реформ в СССР: Шаталин, Селюнин, Шмелев, Попов, Ясин, Черниченко. Кто сегодня вспомнит их имена и их обещания? Реформаторы 1990-х: Пинзеник, Лановой, Гальчинский, Гайдуцкий, Германчук, Осыка, Шпек, Митюков, Завада, «вечно живые» советники всех президентов Горбулин и Пасхавер. Главная легенда и главное разочарование 2000-х – «реформатор» Ющенко. «Молодая команда» киевского мэра Черновецкого: Довгий, Кильчицкая, Басс, Березенко, Комарницкий, браться Супруненко. «Младодонецкие» реформаторы Виктора Януковича: Арбузов, Клименко, Колобов, Соркин, Ставицкий.

После 2014 года реформаторы пошли косяками: грузинский десант Саакашвили, заокеанские министерши Яресько и Супрун, польский десант «Укрзализныци», трио журналистов-«реформаторов»: Залищук, Лещенко, Найем, а также Пивоварский, Демчишин, Шевченко, Гонтарева, Шимкив, Нефедов. Всех не упомнишь. Новая власть – новые «реформаторы»: Гончарук, Милованов, Малюська, Оржель, Криклий, Загороднюк, Новосад.

И снова, и снова из всех медиащелей продолжают лезть к власти новые партии «реформаторов», «реаниматоров», «экспертов», чтобы спустя некоторое время после очередного провала кануть в небытие. Со временем они, вслед за старшими товарищами типа Бальцеровича, будут гастролировать по странам «третьего мира» с лекциями об «украинском чуде», консультируя туземных «реформаторов».

Тем временем в Украине по прежнему наблюдается бессмысленный бег белочки в колесе –  «затягивание поясов», «сокращение расходов», «оптимизация» – который продолжает новая генерация «реформаторов». Каждая новая власть последовательно продолжает «реформаторскую» политику предшественников, которую разносила в пух и прах, пребывая в оппозиции. Когда-то Ноам Хомский сказал, что в США нет двух партий, а есть одна партия крупного капитала и ее два крыла – демократическое и республиканское. Так и в Украине нет множества партий. Есть одна – Капиталистическая антинародная партия Украины.

На первый взгляд, «реформы» могут показаться бессмысленными. И с этой точки зрения их содержание можно выразить афоризмом: реформы по-украински – это замена бумажных паспортов пластиковыми, а пластиковых дипломов о высшем образовании – бумажными. Но за подобными абсурдными изменениями стоит хорошо продуманный план, рассчитанный на многие годы вперед.

Дело не в том, что «реформы» проводят неправильно. Дело в том, что «реформы» ведут нас в тупик. Их суть блестяще уловил министр финансов СССР в 1985–1989 гг. Борис Гостев: «В обществе образуется прослойка богатеев, что приведет к социальному расслоению и вызовет необратимые последствия». Такая позиция министра привела к его отставке.

Проводимые под контролем и по рецептам МВФ «реформы» насаждают отсталость и ведут к демодернизации. Вследствие технической деградации Украина утратила возможность строить авианосцы, самолеты, практически свернуты космические программы – а бывшие ракетостроители собирают клубнику на полях европейских фермеров. Сегодня Украина не только не способна начать разработку собственной вакцины от коронавируса – страна не может наладить производство необходимого количества защитных масок и костюмов. Пережить «реформы» смогли преимущественно сырьевые отрасли промышленности, которые экспортируют продукцию с низкой степенью обработки: металл, древесину, сельхозпродукты. В результате стоимость рабочей силы стала настолько низкой, что экс-президент Петр Порошенко пытался «заманивать» в Украину инвесторов из Индонезии словами: «У нас есть дешевая и очень квалифицированная рабочая сила…».

С конца 1980-х годов все «реформы» были направлены на сокращение расходов. В медицине, образовании, в пенсионном обеспечении, в жилищно-коммунальном хозяйстве, в сфере трудовых отношений, и во всем, за что брались «реформаторы», речь шла или об ограничении доступа к определенным благам, или об ухудшении их качества. Слово «реформы» в общественном сознании давно стало синонимом понятия «ухудшение». Но нас уверяют, что эти ухудшения временные. Одним словом, если лошадь не кормить, заставлять все больше и больше работать, то через какое-то время она не сдохнет, а превратится в счастливого мустанга с соседней фермы. Правда, поначалу «реформаторы» уверяли, что эта ферма будет французской, а теперь уже согласны довольствоваться польской – а кое-кто даже грузинской.

Политика отчуждения большей части населения от социальных благ привела к консервации бедности и гигантскому неравенству, которое из имущественного превратилось в социальное. Бедность в Украине означает отсутствие любых прав и перспектив: невозможность реализовать свое активное избирательное право (так как выдвижение на выборные должности ограничено огромным денежным залогом), лишение доступа к качественной медицине и качественному образованию (бедные не имеют возможности нанимать дорогостоящих репетиторов, а необходимых для получения высшего образования знаний в школе не предоставляют). Бедность ощущается даже в тюрьме. Бедные не смогут выйти из СИЗО под залог или оплатить для себя ВИП-камеру (которая больше похожа на комнату в общежитии для строителей, а стоит как номер в 4-звездочном отеле).

В Украине существует две нации. Одна живет в напичканных антиквариатом и картинами загородных дворцовых поселках или в элитных жилищных комплексах за высокими заборами с охраной (куда не пускают «быдло»), ездит на авто, лечится в швейцарских и израильских клиниках, учится в элитных гимназиях и лицеях (откуда перебирается в зарубежные колледжи), посещает элитные рестораны и тусовки, отдыхает на Мальдивах и Доминикане, молится в домовых храмах с изображением хозяев на иконах. По словам профессора истории Монреальского университета Якова Рабкина, то, что в свое время в Советском Союзе критиковалось как «привилегии номенклатуры», кажется детской игрой по сравнению с тем, чем располагают современные богачи в постсоветских странах.

Представители этой нации владеют «искусством не замечать бедности» (Дж. К. Гелбрейт) и могут рассказать о чрезвычайно дешевой черешне в Киеве по 120 грн./кг. Порой они искренне не понимают, чем недовольны «бомжи», «лентяи» и «неудачники» – представители другой нации, ведь существующая система дала уникальные возможности построить благосостояние на разворовывании государственного имущества, а тотальная коррупция защищает от проблем с законом.

Другая нация живет в домах хрущевско-брежневской эпохи (за которые оплачивает до половины своего месячного дохода, при этом, как правило, не получая качественных коммунальных услуг), ездит в переполненном транспорте, отдыхает на даче, куда добирается немытыми электричками и маршрутками-«гробовозами», питается куриными спинками и потрохами, пьет пиво по вечерам на лавочках и носит секонд-хенд. Представители двух наций практически не пересекаются и не контактируют между собой. Подрастающие поколения «детей дворцов» и «детей хрущоб» отличаются между собой не меньше чем граждане разных стран.

И чем больше в Украине «реформ», тем глубже становится пропасть между богатыми и бедными. Чем больше «реформ», тем ближе мы к странам «третьего мира», тем меньше будет становиться технологий, образования, науки, медицины. Тем больше будет отток капиталов и рабочей силы, тем больше будет закрываться школ, больниц, университетов, институтов Академии наук, высокотехнологичных производств.

В мире достаточно стран, в которых решаются интеллектуальные задачи, развиваются технологии, наука, медицина. Поэтому нам отводится место среди стран, которые поставляют трудовые ресурсы, вывозят ворованные капиталы, суррогатных детей, органы для трансплантации и оказывают другие услуги, улучшающие качество жизни в «первом мире». А значит, новым поколениям украинцев еще многие годы суждено жить в эпоху непрекращающихся «реформ».

Выступать против «реформ» сегодня – это значит выступать против демодернизации, архаизации, клерикализации общества, против превращения Украины в белый Свазиленд – сырьевую полуколонию с аграрно-милитарно-мракобесным мышлением конца XIX – начала XX вв.; за сохранение и развитие промышленности, образования, науки, медицины, транспорта, высокого человеческого потенциала.

Юрий Латыш


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах