К 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Равнение на незапятнанную совесть…

К 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Равнение на незапятнанную совесть…


В День морской пехоты Украины, 23 мая, оркестр Военной академии Одессы устроил импровизированный концерт под окнами 99-летнего ветерана-морпеха Ивана Кулибабы.

«Я не могу не служить в армии»

Когда Иван Трофимович вышел на балкон поприветствовать музыкантов, то ему вместе  с военными аплодировали и одесситы, собравшиеся со всей округи, чтобы поздравить героя. Кулибаба является почетным моряком Одесского батальона морской пехоты.

В 1939-м году, когда ветеран учился  в Харьковском авиационном институте, в отделе кадров ему сказали, что в связи с наступлением призывного возраста он должен выехать в Полтаву, где ранее жил с родителями, и явиться в военкомат на призывную комиссию.

«Однако  первый же врач «ухо-горло-нос» заявил, что я не гожусь в армии служить, – вспоминает Иван Трофимович. – Я сильно удивился, а он объяснил, что у меня проблемы с гландами. Узнав об этом, отец, работавший грузчиком, закурил большущую самокрутку, а потом взялся за голову и говорит: «А что я скажу завтра на работе? Только вдумайся – единственный сын и не годен к армии».

– Для него это был страшный позор, – продолжает наш герой. – Поэтому я обратился с письмом в областной военкомат, в котором написал, что не могу не служить в армии.

 И тогда на моем письме начальник полтавского облвоенкомата написал резолюцию: «Начальнику сануправления. Срочно сделать операцию».

 С такой резолюцией меня на второй день прооперировали, а через неделю выписали из больницы, и медицинская комиссия определила меня на службу в Военно-морской флот.

Так я попал в Керченскую военно-морскую базу, где был определен в 67-ю зенитно-артиллерийскую батарею 54-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона противовоздушной обороны Черноморского флота.

На зенитной батарее первым дело определили, кто из новичков годится в дальномерщики, так как не всякий глаз способен ощущать глубину воздушного пространства. После испытаний, Ивана определили в дальномерщики. Со временем он стал командиром дальномерного отделения, На батарее наблюдательный пост оборудован двумя приборами: дальномером и прибором управления зенитным артиллерийским огнем ПУАЗО. И перед войной на батарею поступил новый прибор ПУАЗО-2.

«Никто и не думал, что завтра начнется война»…

– Я уже отслужил больше полутора лет, и вдруг нам в конце мая приказали передислоцироваться на берег Черного моря, на Змеиный мыс, хотя до этого мы никуда ни разу не выезжали, – говорит Кулибаба. – А в субботу 21 июня 1941-го года командир батареи построил личный состав и говорит: «Товарищи матросы. Увольнения сегодня не будет, потому что 19 июня наш флот был переведен в готовность № 2. Я не имею права вас отпустить».

Этот снимок Ивана Кулибабы

был сделан 21 июня 1941 года,

в день отмененного увольнения.

Мы с ребятами решили сфотографироваться в оставшееся свободное время. В четыре часа ночи раздалась боевая тревога, мы все заняли свои посты. И так мы простояли до утра, уже зная о том, что кто-то бомбил Севастополь. А около 10 часов утра пост воздушного наблюдения, оповещения и связи передал о том, что в сторону Керчи летят самолеты противника. Вскоре мы заметили три самолета Юнкерс-88.

Наш 54-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион состоял из трех батарей – наша 67-я, а также 68-я стояла на горе Митридат, а 69-я находилась в керченской крепости. И буквально одновременно, разница была в секундах,  все батареи открыли огонь. Заградительный огонь был настолько плотным, что немецкие самолеты быстро развернулись и полетели обратно. Так что для меня война началась ровно в 10 часов утра. Потом в двенадцать часов мы прослушали радиосообщение народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова о том, что началась война с Германией.

За плечами у Кулибабы тяжелые бои с фашистами в Крыму, на Кавказе, в феврале 1943 года в составе десанта он был высажен в районе Новороссийска. Здесь десантники захватили плацдарм, названный Малой землей, обеспечив позднее освобождение Новороссийска от фашистов. За эти годы матрос Кулибаба, проявляющий смелость, решительность и хорошие командирские способности вначале был удостоен звания младший лейтенант, а затем – лейтенант. Иван Трофимович был трижды ранен в боях за Кавказ, награжден медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», орденом Красной звезды, орденом Отечественной войны I степени, орденом Богдана Хмельницкого III степени и орденом Богдана Хмельницкого II степени.

Кулибаба вспоминает, как в ночь с 3 на 4 февраля 1943 года первым высадился на занятом врагом берегу у поселка Станичка на мысе Мысхако под Новороссийском десантный отряд моряков-добровольцев из 275 человек под командованием майора Цезаря Кунникова. «А наш 305-й отдельный батальон морской пехоты срочно подняли по тревоге в ночь с 8 на 9 февраля, погрузили в Геленджике и перебросили под Мысхако, – говорит Кулибаба. – Причем, предстояло высадиться на необорудованный берег. Я был комсоргом батальона и первым прыгнул с катера в воду. Волной с меня сбило шапку, холода не почувствовал, поднял автомат над головой и закричал: «Братцы-матросы, земля под ногами! Вперед!»

«Для нас был только один путь – вперед»

Стоял десятиградусный мороз, шел снег, ничего не видно, и на море страшный шторм. Но все это было на руку десантникам. Иван Трофимович подчеркивает, что когда батальон уцепился в берег, то уже  никакая сила не могла его сдвинуть назад. Ведь сзади ледяная вода, так что путь только один – вперед. А немцы чувствуют, что приходят подкрепления, но им из-за погоды ничего не видно, поэтому они методично обстреливают плацдарм из минометов по квадратам. Мины разрываются и в воде и на берегу. В общем, и при высадке были раненые, и на берегу пошли новые потери.

– Мы сразу пошли в бой, – вспоминает ветеран. – Захватили немецкую пушку, расчет которой поспешно отступил. И за первый день к вечеру мы подошли к восточной окраине совхоза «Мысхако». После чего каждый день начались исключительно тяжелые бои. Ночью подвезут подкрепление, а днем опять большие потери. Немцы вызывали свою авиацию на бомбежку наших позиций. При этом пускают зеленые ракеты, чтобы немецкие летчики их не пробомбили. В этой ситуации мы подползали поближе к немецким окопам, чтобы попасть «под охрану» их зеленых ракет. Это нам очень помогало. После авианалета немцы поднимаются в атаку, считая, что ничего живого на наших позициях не осталось. Причем идут спокойно, а мы поднимаемся и бежим навстречу им с криками полундра и другими выражениями.

– 17 апреля у нас были очень большие потери, – продолжает Кулибаба. – А 19 апреля вызывает комбат Борисенко меня с бойцом Гридинским и говорит: «Братцы, надо идти к берегу, может быть, вы там найдете пусть одного, двоих, троих ребят, способных держать винтовку. И приведите их к нам. Нас осталось тридцать пять человек во всем батальоне». Удалось нам набрать немного тыловиков и привели их в батальон в качестве подкрепления. Начал я искать свой окопчик и не могу найти. Оказывается, его сравняло с землей прямое попадание снаряда. Утром начался бой, в котором меня ранило. Пуля прошла через всю левую руку.

В госпитале Иван Трофимович провел остаток апреля и май. Выздоровев, Кулибаба узнает, что ему присвоено звание лейтенанта и его с лейтенантами всех фронтов, ставших офицерами в период войны, по приказу Верховного Главнокомандующего должны направить на учебу в военное училище. День Победы он встретил во время учебы Казанском Краснознаменном танковом училище. После войны Иван Трофимович служил в управлении Одесского военного округа. И он очень рад, что нынешние морпехи помогают ему так трогательно отмечать памятные даты.

Владимир Крещук,

Одесса


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах