Чужой беды не бывает. Сибирcкие пожары: от негодования до восторга


Наиболее продвинутая «патриотка», защитница «мови» и всего «истинно украинского» Ирина Фарион, публично комментируя пожары, уничтожающие сибирские леса, не упустила случая показать свою суть.

Это «месть дикарям московским» написала Фарион в своем Facebook, и «не надо ныть о природе». В полном соответствии с присказкой «нехай у сусіда корова здохне»…

Пользователи сети не остались безучастными к подобным заявлениям. Вот такое, например, мнение: «Если человек пишет, что, трагедия мирового масштаба, природная катастрофа, которая так или иначе касается каждого, а не только тех, кто живет в России, в ней вызывает радость, то Фарион стоит задуматься о том, кто все-таки является «дикарём» в этой ситуации». Действительно, как карпатские леса для Европы, так сибирская тайга и джунгли Амазонки являются легкими ВСЕЙ планеты.

В мире есть и другая точка зрения. В минувшую среду Дональд Трамп позвонил Владимиру Путину и предложил посодействовать в тушении пожаров в Сибири. Российский президент поблагодарил «коллегу» за инициативу и пообещал воспользоваться помощью, если понадобится. По его словам, ситуация в тайге под контролем, в Сибири уже сформирована авиагруппировка для борьбы с огнем.

Нас приучили к мысли, что человек является царём природы и все зависит от его воли и могущества оказавшейся в его руках техники. Но техника всесильна только при наличии необходимой инфраструктуры. Без нее она просто груда металлолома. Не спасает она и в дремучей тайге, вдали от дорог.

Еще один аспект проблемы – назойливые, кричащие, провокационные заголовки в интернет-медиа. К примеру, такие как «Масштабные лесные пожары в Сибири», «Власти всё скрывают», «СМИ молчат», «Огонь продолжает распространяться»… Ничего кроме паники у населения и раздражения против властей они вызвать не могут. Разве может хоть в чем-то помочь визжащее кликушество? Или, например такой пассаж: «Знаменитости призвали потушить пожары в Сибири». А на что-то более конструктивное эти «знаменитости» способны?

Как это ни странно, но от людей, знающих, что такое лесные пожары не понаслышке, раздаются советы, что ничего делать не надо – потому что ничего сделать нельзя. Абсолютное большинство пожаров в Сибири невозможно потушить в принципе. Никак. Никакими силами – даже совокупными мировыми.

Приводится пример Калифорнии 2018 года, когда лесные пожары спалили целый город Парадайс, лишили нескольких десятков голливудских звезд роскошных вилл. Смог, который разносило ветром, вообще стал катастрофой. А ведь горело там не более чем 60 тысяч гектаров. И с этим довольно скромным бедствием, в сравнении с сибирскими пожарищами, ничего не могли сделать отлично оснащенные американские пожарные в густонаселенном регионе, где чуть ли не под каждым кустом пожарный гидрант. Пламя там бушевало два месяца, пока не выгорело все, что можно.

В первых сообщениях из Сибири речь шла о полутора миллионах гектаров леса, охваченных огнем. На минувшей неделе горело уже более трех миллионов гектар. Разве можно сравнивать даже полтора миллиона гектар с 60 тысячами? А еще учтите, что горит не в Калифорнии, а в Сибири, где 95 процентов пожаров происходит в труднодоступных районах. Горит там, где нет не то что пожарной инфраструктуры, а  где вообще ничего нет: населенных пунктов, дорог, источников воды, топлива. Там дикая глушь.

Еще при советской власти в 1972 году была похожая проблема, когда горело 1,8 миллиона гектаров в центральной, густонаселенной части страны, с развитой дорожной сетью, недалеко от Москвы. Тогда с огнем боролись 70 тысяч человек и 15 тысяч землеройных машин – бульдозеров, экскаваторов, грейдеров. И 2500 пожарных автомобилей. А теперь при самом богатом воображении невозможно представить себе моментальную переброску 15 тысяч бульдозеров в глухую тайгу! Большую часть пожаров вообще не тушат, потому, что они далеко от населённых пунктов.

Не все можно решить и с помощью пожарной авиации. Такой пожарник как Ил-76ТДП за раз способен «оросить» полосу примерно 600 на 80 метров, то есть – полгектара за вылет. При помощи калькулятора легко выяснить – чтобы потушить хотя бы 10 процентов горящей зоны, 200 000 гектар необходимо 400 000 самолето-вылетов. Или 40 тысяч самолетов, если делать по 10 вылетов в день (что практически нереально). Где России можно собрать 40 тысяч пожарных самолетов? А во всем мире? И во сколько обошлось бы топливо для такой армады? Элементарно не существует аэродромов для такой массы техники. Это к вопросу о создании совокупных мировых сил борьбы с пожарами.

Как мертвому припарки и разговоры о недопущении причин таких пожаров. Их рассматривается несколько: помимо умышленного поджога для сокрытия незаконных вырубок деревьев и неосторожного обращения с огнем (это за сотни то километров от жилых поселков?!), на первом месте идет самовозгорание. Оно возникает от сухой погоды и тления перегноя. Погода в Сибири как раз и является основной первопричиной пожаров.

Сейчас в трех областях введен режим ЧС – в Красноярском крае, Иркутской области и частично в Бурятии. Такая выборочность продиктована необходимостью, не распыляя силы и средства, преградить дорогу огню к населенным районам.

Специалисты призывают не ждать чудес. Тайга стоит тысячи и тысячи лет. И столько же лет то тут то там она горит. Обычно горит сухой ветровал, который на этих огромных пространствах нет никакой возможности регулярно вывозить. Он – везде, и стоит увеличиться сухости воздуха и прекратиться осадкам, как неминуемо где-то возникает пожар. Самым горючим материалом является слежавшаяся, опавшая хвоя.

И это даже не русская бесхозяйственность, это вездесущая беда – леса горят и в США, и в Чили, и везде, где нет тропической влажности, но при этом есть большие массивы хвойных пород деревьев. В прошлом году горела Канада: всего около 200 тысяч гектар, и тоже никто особо не пытался бороться со стихией, сосредоточившись на эвакуации жителей населённых пунктов из зоны риска.

В понедельник с утра пришла информация, что военной авиации удалось ликвидировать гигантские очаги лесных пожаров в Сибири. Силами МЧС и Минобороны за четыре дня затушили пожары на площади 753 тысячи гектаров в Красноярском крае и Иркутской области. Только за 4 августа самолеты Ил-76 совершили 24 вылета и сбросили на горящие леса 1008 тонн воды. Вертолеты Ми-8 армейской авиации совершили 37 вылетов и 130 сливов воды общим объемом 650 тонн. «За сутки потушено 303 тысячи гектаров горящего леса, ликвидировано 56 очагов открытого возгорания», – отметили в министерстве. Не очень вяжется со сказанным выше. Но… остается верить на слово.

Михайло Витяй


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах