Аналитический взгляд. Два в одном: шоу-бизнес и политика


Стоит ли удивляться, что некоторые артисты стали популярнее политиков, даже играя на их поле? В наше время господства аудиовизуальных СМИ и популярности эстрадных артистов, надо удивляться, наверное, другому: почему в политику идет так мало артистов? Трудно подсчитать, сколько голосов на выборах может взять певец или певица с миллионами поклонников и просто настоящих фанатов, которые без ума от своих кумиров.

С другой стороны, публичная политика приобретает все черты телешоу и уже мало отличается от артистического жанра. Для победы в теледебатах порой форма подачи важнее смысла сказанного – КАК сказать, важнее, чем ЧТО сказать.

Со всей очевидностью впервые это проявилось в далеком 1960 году, во время теледебатов между тогдашним вице-президентом США Ричардом Никсоном и сенатором Джоном Кеннеди. До этих теледебатов, Никсон имел больше шансов стать президентом США (он станет им позже), но именно телевидение склонило тогда чашу весов в пользу Кеннеди. Более того, если 80 процентов телезрителей посчитали, что дебаты выиграл Кеннеди, то 80 процентов радиослушателей были за Никсона. Таким образом, телевидение впервые в масштабе мировой политики, победило радиовещание.

Оба претендента говорили грамотно, речи им писали лучшие политтехнологи, сами они прошли большую политическую школу. Но Кеннеди визуально смотрелся выигрышнее Никсона, вел себя непринуждённо и уверенно. Телевидение – это прежде всего зрелище. А успешные политики сейчас вынуждены становиться шоуменами и мастерами разговорного жанра.

Хотя еще в первой половине ХХ века Муссолини, а за ним Гитлер, уже активно использовали приемы телешоу во время своих выступлений, которые записывались на кинопленку. Но киножурналы тогда не могли еще составить конкуренции радио, да и газетам. А радиовыступления стремительно входили в моду. Чарующий голос Сарумана из «Властелина колец», способный к невероятному убеждению, – отражение эпохи господства радио. Телевидение впоследствии в жанре ток-шоу использовало приёмы и кино, и радио, а еще выработало и немало своих.

До того как аудиовизуальные СМИ набрали силу, о политических деятелях широкая общественность узнавала из газет. Разумеется, и тогда имели место манипуляции общественным мнением. Но это была работа журналистов, а от политиков еще не требовалось тех качеств, которые нужны артисту.

Правда, когда политик в старину выступал вживую перед избирателями или членами парламента, там уже было необходимо использовать элементы шоу, как и у адвокатов, выступающих перед судом присяжных. Недаром публика ходила слушать выступления знаменитых депутатов или адвокатов словно театральное представление. Но охват аудитории был незначителен. Не было у политиков той поры многомиллионных зрительских масс, которые внимают их словам и наблюдают за их жестами.

Более того, оратор не мог выступить даже перед большой аудиторией собравшихся людей, так как тогда не было микрофонов. Каким бы громким ни был оратор – он не сможет докричаться до громадной массы людей. Поэтому, чтобы говорить со стотысячной толпой, политические партии, например, посылали в разные места этой толпы своих агитаторов, которые действовали скоординировано и ретранслировали речь оратора.

То, что мы видим в фильмах о войне или о революции, не совсем соответствует действительности. Фильмы-то создавались уже после того, как появились громкоговорители и микрофоны, поэтому режиссёры и были убеждены, что когда полководец выступает перед огромной армией или революционер перед громадной толпой, то его речь слышат все до последнего человека. Понятно, что такого в реальности быть не могло по физическим и физиологическим причинам. Поэтому от публичных лидеров тех времен требовались несколько иные качества, чем после повсеместного внедрения аудиовизуальных средств массового вещания.

А вот после того как миром завладело телевидение, немедленно получили преимущество и стали тот час появляться политики, имеющие артистические способности, и артисты, стремящиеся попасть в политику. Примеры? Рональд Рейган был избран президентом США; Арнольд Шварценеггер – губернатором Калифорнии; Михаил Евдокимов – губернатором Алтайского края. А карьеру Владимира Жириновского, вообще, следует изучать в театральных вузах.

Но это только верхушка айсберга – масса артистов давно участвует в предвыборных агитационных кампаниях претендентов на президентский пост и входят в первые пятёрки партий на парламентских выборах.

Более того, этим занимаются не только артисты, но и другие популярные в шоу-бизнесе люди, точнее, люди жизнь и деятельность которых связана с телевидением – знаменитые телеведущие, корреспонденты, спортсмены, светские львицы и даже просто известные бездельники.

Отдельного упоминания заслуживают королевские особы. Жизнь последних, кстати, с древних времён считалась достойной освещения в прототипах современных СМИ. Потому-то в сказках и легендах, королей и принцесс непропорционально много по сравнению с количеством простого населения.

Кстати, зафиксированный в истории ХХ века факт – великолепие британского королевского двора было заново воссоздано для удовлетворения потребностей телевидения. А если точнее – в современном виде оно было СОЗДАНО ради великолепной телевизионной картинки и прибыли мировых телевещательных корпораций.

Среди спортсменов особо популярны представители зрелищных и азартных видов спорта, например, футболисты и боксёры. Поэтому, когда мэр Киева, бывший боксер Виталий Кличко сравнил кандидата в президенты Украины Владимира Зеленского с пассажиром самолета, который оказался в кабине пилота и не знает, как взлетать, то он бы на себя лучше посмотрел. Сам-то Кличко – зеркальная копия Зеленского. Он достиг популярности в деятельности не связанной с политикой и только на базе этой популярности смог стать депутатом парламента и мэром Киева.

Условно людей, пришедших из шоу-бизнеса, можно назвать артистами и футболистами. Именно они в последнее время активно пополняют политический бомонд.

Но у этой медали есть и обратная сторона. В целом, «артисты и футболисты» поглощаются политикумом. Многие, вследствие неопытности, становятся марионетками в руках опытных политиканов, которые лобируют свои интересы, прикрываясь их популярными спинами. Вышеупомянутый Кличко, например, пребывает в сладком заблуждении, что самостоятельно руководит Киевом (как до этого он думал, что самостоятельно руководит своей фракцией в парламенте).

Понятно, что по тому же пути может пойти и нынешний лидер президентской гонки шоумен Зеленский. Зеленскому вообще пришлось публично наступить, как говорится, на горло собственной песне и ради того, чтобы получить благословение или хотя бы нейтралитет США, хвалить то, что он ругал до этого; лебезить и юлить буквально за несколько дней до выборов, уничтожая своими же словами выигрышный имидж «народного кандидата», созданный многолетними усилиями. Артисту ли не понимать, что значат имиджевые потери?

Но ведь такое бывает не только с выходцами из шоу-бизнеса. Вспомните, бывший председатель правления Национального банка и глава правительства Украины Виктор Ющенко, став президентом, был настолько безвольной игрушкой в руках своего окружения, что они даже не старались скрывать это. Более того, еще будучи кандидатом в президенты, он чуть ли не в прямом эфире менял свои решения под давлением тех своих «советчиков», кто в конкретную минуту завоевал его внимание. Так что, способность «служить марионеткой» зависит больше не от профессии, а от личности.

Хотя, конечно, важны и профессиональные качества. Но ведь их можно использовать и во вред. Среди правителей Украины в разных рангах – президентов или глав правительств – обычно бОльший профессионал тот, кто умеет красть больше других. И это, скорее, правило, чем исключение. Так выгоден ли государству такой профессионализм?

Но «артисты и футболисты» становятся в политике не только ведомыми и марионетками. Многие привыкают к «новой работе» и становятся такими же профессионалами, как и выходцы из других сфер деятельности, которые пополняют политикум.

Показателен феномен президента США Дональда Трампа. Чужой ли он политбомонду США? С первого взгляда кажется, что да. А на самом деле – нет. Просто его противники используют то, что он скакнул из коммерсанта сразу в президенты. Если бы он побыл пару лет сенатором или губернатором, этот аргумент исчез бы. Американские миллиардеры предпочитают действовать через своё лобби, нанимая сенаторов и членов палаты представителей. Но порой идут в политику и сами. Это не правило, а исключение, потому что, если один из миллиардеров станет президентом, это даст ему преимущества перед коллегами, поэтому миллиардеры неохотно пропускают кого-то из своего круга во власть. Но, тем не менее, среди политического бомонда США есть миллиардеры и мультимиллионеры. Правда, если так можно выразиться, не первого порядка. Не из самых богатых – как и Трамп.

Сейчас противники Трампа пугают избирателей, среди прочего тем, что генеральные директора корпораций смогут отныне «косяками» идти в  президенты и этим поломают политическую систему США. Но ведь Трамп десятки лет был среди политбомонда, когда наряду с другими миллиардерами жертвовал деньги тем или иным политикам. А по сути, покупал их. Вся политическая элита США много лет с ним знакома. И вполне нормально к нему относилась. Он лишь чуть-чуть отошёл от традиции, не пройдя перед президентством хотя бы одной ступеньки в виде должности сенатора, министра, конгрессмена, мэра крупного города, губернатора. А прошёл бы – нашли бы другую причину его обвинить.

Но когда Трамп выступает публично – он Артист. Конечно, он и в художественных фильмах снимался. А разве наша Юлия Тимошенко не выступает как актриса? Многие политики даже петь на публике начинают, не то что юморить. Тут вообще стираются все границы между политикой и эстрадой.

Но с другой стороны ситуация, когда артист стремительно обгоняет ведущих политиков по рейтингу, это означает, что народ не доверяет своим политикам! А в нашей конкретной ситуации это означает, что ни постмайданная власть, ни парламентская оппозиция не справились с управлением государством. Доверие избирателей к своим политикам может стать заслоном массовому проникновению неподготовленных артистов и футболистов во власть. А в нашем случае все происходит как раз наоборот.

Хотя более прогрессивная избирательная система, а именно возвращение к власти советов, в определённой мере, воспрепятствует проникновению случайных людей на высшие посты в государстве.

Сергей Аксененко


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах