Шутка мецената.


- Юрий Петрович, ваша комиссия работает больше месяца, а в прессе появляются язвительные намеки, что эта работа ни к чему не ведет. Насколько это соответствует действительности?


- Могу заявить, что комиссия работает так, как и должна. Осуществляются все необходимые мероприятия. Состоялось уже восемь заседаний. Первым делом был допрошен Леонид Кравчук, с заявления которого в прессе, собственно, все и началось. Затем произошла встреча нашей делегации, в состав которой входил и я, с Борисом Березовским в Лондоне. В четверг, 17 ноября мы заслушали свидетельские показания господ Третьякова и Жвании. Буквально час назад у меня состоялся телефонный разговор с господином Березовским – он интересуется их показаниями. Более того, он поделился со мной, что в ближайшие день-два подаст иск в суд против Третьякова и Жвании – за клевету и мошенничество. А английский суд – это не наш Верховный суд, или районный Печерский, которые то и дело фигурируют в различных сомнительных скандалах. Кто знает – может, перед этим судом предстанет и сам господин Ющенко.


Я же, в свою очередь, попросил Бориса Абрамовича предоставить дополнительные документы о движении средств по платежкам. Оказалось не так просто детально проследить путь 21 миллиона долларов, которые Березовский заплатил за развитие демократии в Украине. Большую проблему представляют латвийские банки, через которые осуществлялись денежные операции. Их банковская система – тихий омут. Думаете, почему Европейский союз так радушно принимает Латвию? Потому что эта страна с населением в 4-5 миллионов человек имеет около 200 банков. Для сравнения, в Украине их 150 – и это считается непомерно много. Поэтому через латвийские банки очень удобно отмывать деньги - это банковская помойка Европы. Не исключено, что учреждениями, которые интересуют нас, руководили какие-нибудь зицпредседатели Фунты – помните, как в «Золотом теленке». И сейчас найти их уже нереально.


- То есть, не исключено, что работа комиссии может окончиться пшиком, как это уже не раз бывало в аналогичных случаях?


- Ни в коем случае. Вообще, у нас в стране сложилась довольно интересная ситуация. Представьте себе маленькую деревню, где Маня изменяет Ване. Об этом все знают, но никто ничего не говорит. Тем более, что неизвестно, от кого Маня «залетела»: от Васи, Пети, Саши, или от заезжего негра Джорджа. Так и с финансированием президенской кампании Виктора Ющенко – все об этом знают, но никто ничего не говорит. Но, выражаясь метафорически, оплодотворение-то уже произошло, и ребенок скоро родится. Каким он будет – мы все очень скоро увидим.


Когда мы выступим с окончательным отчетом, пока сказать сложно, поскольку информационный ком обрастает все новыми и новыми данными. Круг реципиентов денег Березовского расширяется. Помните, как с пленками Мельниченко: 700 часов записей, в которых фигурируют многие лица, но всю информацию знают только Березовский и Генпрокуратура Украины. Заметьте, в связи с этими пленками возникали чьи угодно имена – кроме Юлии Тимошенко. В одном из интервью Борис Немцов говорил, что Березовский слишком часто с ней общался. Мы уже решили вызвать Юлию Владимировну на заседание нашей комиссии для разговора. Однако по информации парламента, она официально проживает в Днепропетровске. А мы ведь все знаем, что она постоянно здесь. Но мы обязательно пригласим ее. Пригласим и Турчинова – он как-то говорил, что не составляет никакой проблемы проследить путь платежек Березовского. Надеемся, что его информация нам поможет.


Кстати, если говорить о том, куда пошли деньги. Роман Бессмертный как-то признался, что «Пора» - его креатура. А до этого Каськив не уставал заявлять, что его организация ни от кого не зависит. Где гарантии, что и они не созданы на деньги Березовского? И вообще, кто сегодня может достоверно сказать: 21 миллион долларов, на которые господин Березовский предоставил нам платежки, - это окончательная сумма? Далеко не факт.


- Не затягивается ли отчет комиссии намеренно до парламентских выборов – чтобы еще раз получить за счет полученных вами новых данных какие-либо политические дивиденды?


- Нет. Но поймите, что нам не так просто добывать информацию. Фактически сами депутаты ведь никаких следственных мероприятий не производят. Все, что мы можем, - это подавать запросы в различные органы исполнительной власти, в силовые структуры. Откуда нередко получаем просто пустые отписки. С нынешним генеральным прокурором Медведько у нас сложились нормальные деловые отношения. Еще когда его представляли парламенту, я попросил его, чтобы расследование, которым занимается наша комиссия, прошло честно, и все виновные были наказаны. Посмотрим, как будет продвигаться это сотрудничество.


Задержки возникают и по вине свидетелей. Третьякова и Жванию мы вызывали на вторник – заседания происходят по вторникам. Однако эти господа не явились. Поэтому мы были вынуждены отправить им повторное приглашение: по электронной почте на адрес политической силы, которую они представляют, НСНУ, и правительственными телеграммами по месту жительства, которое каждый из них указывал в свое время Верховной Раде.


Еще одна проблема - на сегодняшний день не существует закона, регламентирующего деятельность временных следственных комиссий Верховной Рады. Мой коллега, депутат Юрий Кармазин уже давно подавал проект закона на рассмотрение парламента, однако для его принятия не хватало всего нескольких голосов. На днях законопроект наконец-то был принят. Правда, пока только в первом чтении. А значит, что раньше закончиться наша каденция, чем закон окончательно вступит в силу. Ну хоть нашим последователям будет проще работать.


Кроме того, работа комиссии страдает из-за своих членов. Для того, чтобы принять любое решение, необходим кворум. А его очень часто нет. Комиссия состоит из пятнадцати человек – по одному представителю от всех депутатских фракций. Надо ли говорить, что представители пропрезидентских сил игнорируют заседания, срывая тем самым работу комиссии? На последнем заседании, например, было всего пять человек – из пятнадцати! Правда, тогда мы всего лишь заслушивали показания свидетелей, а для этого кворум не нужен.


Но я могу вас уверить, в любом случае, информация дойдет до общества. А каким образом это произойдет – уже не столь существенно. С подобными проблемами сталкивался Григорий Омельченко, когда возглавлял комиссию по расследованию убийства Георгия Гонгадзе. Валерий Мишура, когда пытался зачитать отчет о деятельности грантоедов на территории Украины. С ней столкнулся и Валерий Сивкович, возглавивший комиссию по расследованию факта отравления, хотя скорее якобы отравления Ющенко. Если комиссия не утвердит отчета, я поступлю по примеру моего коллеги Мишуры: несколько фракций предоставили ему свое время для выступления, и в итоге он смог зачитать с трибуны отчет о деятельности грантоедов от себя, как председателя комиссии.


- Березовский в процессе вашего сотрудничества активен, или пассивен?


- Очень активен! Так уж вышло, что в настоящее время его интересы совпали с нашими. Причин называть не буду – думаю, вы и сами можете о них догадаться. И у него, и у нас есть общее желание показать всем истинное лицо «оранжевой» власти. У меня с ним наладились очень хорошие деловые отношения. Мы достаточно часто связываемся – по телефону, по электронной почте.


Вообще, надо отметить, Березовский – потрясающий человек. Когда мы встречались с ним в Лондоне, он подарил каждому из нашей делегации свой трехтомник – сборник его выступлений. Он называется «Искусство невозможного». Помните тезис Макиавелли: «Политика – это искусство возможного»? Так вот, для Березовского политика – это искусство невозможного. В своих методах он большевик. Как говорил Ленин: «Вчера было рано, завтра будет поздно. Выступаем сегодня всеми силами и идем до победного конца». Березовский такой же. Он понимает, что сегодня, благодаря информационным технологиям, мир сжался до размеров точки – и умеет этим пользоваться, опережая других не на шаг или два, а на десятки шагов.


Когда мы встречались с ним в Лондоне, он живо интересовался – кто в нынешнем украинском политикуме имеет достаточную волю, наиболее энергичен, способен быстро мобилизовать все свои силы и идти до конца. Ющенко, по его мнению, - политик импульсивной воли, поэтому в нем Березовский разочаровался. Борис Абрамович сказал, что сегодня видит в Украине только одного политика сильной политической воли – это Юлия Тимошенко.


Кстати, поначалу Березовский протестовал против названия нашей комиссии – ему не нравились слова «незаконное вмешательство». «Я ведь не дурак, чтобы перечислять деньги прямо на счет президентского штаба Ющенко, - говорил он. – Я имею статус беженца, и потому действую так, чтобы каждая буква, каждая запятая соответствовали законодательству той страны, которая меня приняла». Разбираться следует с представителями нашей стороны: Третьяковым, Жванией, Бессмертным. Сначала они ездили к Березовскому, а теперь шарахаются от него, как черт от ладана...


- Возможно ли, что разобравшись с делом Березовского, комиссия возьмется и за расследование других возможных спонсоров президентской кампании Ющенко?


- Нет, наша комиссия так и называется – по расследованию факта влияния на выборы в Украине Бориса Березовского. И только его. Хотя у меня есть подборка документов по еще двум делам – на днях я собираюсь передать их для расследования в Генеральную прокуратуру Украины.


Народный депутат Украины Ю.Соломатин,
24. 11.2005


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах