Суд – место борьбы за законность и справедливость


Сила судебной власти – в уважении людей к праву и к суду как профессиональному толкователю закона и справедливому правоприменителю. Именно это требование: суд – профессиональный толкователь закона и справедливый правоприменитель – есть главнейший критерий организации и деятельности суда. В этом критерии заложена квинтэссенция, ядро, смысл и предназначение судебной власти. Из этого критерия вытекает идея полной независимости суда от любого вида властей и любых иных влияний со стороны государства, общества и личности, а также требование объективности, всесторонности, законности и справедливости судебного расследования.


Как писал Токвиль, «Великая цель правосудия состоит в замене идеи насилия идеей права, в установлении правовой преграды между  правительством и используемой им силой». Осуществляя правосудие, судебная власть вводит государственное насилие в цивилизованные рамки, гарантируя законопослушных граждан от произвола государственных чиновников и любых иных субъектов.


Суд призван разрешать на основе права все конфликты: между властями государства, между государственными органами внутри одной ветви власти, между государством и любыми иными публичными корпорациями, между частными субъектами, индивидами или группами, поскольку самостоятельное утверждение ими своих действительных или мнимых прав породило бы в обществе хаос и беззаконие.


Суд есть носитель судебной власти от самых низовых до верховных судебных органов. Потому что каждый из судебных органов, независимо от своего места в системе, разрешает конкретные дела самостоятельно, руководствуясь законом и правосознанием. И в этом положении заложена одна из причин, почему прямое администрирование внутри судебной системы недопустимо. В отличие от административной власти, где вышестоящий орган руководит нижестоящим, дает указания по решению вопросов их компетенции, в системе судов это недопустимо, так как противоречит природе и назначению суда. Для широких читательских кругов отметим, что совокупность судов именуется юстицией (от лат. justitia – справедливость).


Деятельность суда по разрешению правовых конфликтов называется юрисдикционной, предметная и пространственная сфера такой деятельности – юрисдикцией.


Юрисдикционная деятельность судов представляет собой правосудие, то есть вынесение подлинно правовых решений по разбираемым конфликтам. Это достигается благодаря применению специальных процессуальных форм, призванных гарантировать права человека в судебном процессе и облегчить по каждому рассматриваемому делу установление истинных обстоятельств.


Социальная роль судебной власти в демократическом обществе состоит в том, чтобы в разного рода юридических конфликтах обеспечивать господство права, выраженного прежде всего в Конституции и других законах, международных договорах и в приравненных к закону или подзаконных актах.


На суды не может быть возложена задача запрещать определенный экономический, социальный и политический строй, ибо это превращает суды в органы открытого политического репрессивного действия. И если президент или премьер или любой другой высокопоставленный чиновник или политический деятель требуют от судов принимать решения в пользу государственных интересов или в интересах реформ, или в интересах конкретных организаций, то они не только грубо нарушают Конституцию Украины, но и проявляют полное невежество и цинизм в отношении природы и назначения судебной власти и института прав человека и гражданина. Не сметь командовать судами – таков главнейший принцип организации демократического общества. Суд – это последний бастион, последний рубеж демократии. Если суд подчинен «телефонному праву» (неважно какого партийного лидера, президента страны, премьер-министра или пахана преступной организации, либо если судебное решение может безнаказанно не выполняться, то в такой стране нет конституционного строя, а конституция если и есть, то ей цена – стоимость бумаги, на которой она напечатана.


Одной из составляющих социальной функции суда есть цена обращения в суд. Эта цена выражается как в деньгах, в которые обходится деятельность суда, так и в деньгах, которые приходится платить заявителю, а также во времени, затрачиваемом для получения искомого результата.


Следует отметить, что в любой стране судебная власть стоит очень дорого. Квалификация судей самая высокая во всем государственном аппарате. Одной из гарантий независимости суда и судей есть высокая оплата этой квалификации и профессионального риска. Практически она должна быть самой высокой среди чиновников госаппарата. Конечно, это не значит, что гражданин, обращающийся в суд, должен авансировать или гарантировать возмещение всех этих расходов. В таком случае конституционный принцип права на правосудие, доступности суда был бы пустой декларацией. Суд в Украине был бы доступен только очень богатым демократамреформаторам, что исключило бы всякий демократизм в стране. С другой стороны, свободный бесплатный доступ к правосудию может так загрузить суды вздорными претензиями склонных к сутяжничеству людей, что парализует работу судов. Поэтому здесь должна быть разумная мера, исходя из условий жизни людей в конкретной стране.


Следует учитывать, что многие западные исследователи констатируют, что обращение в суд и ведение дела в нем в западных странах слишком дорого и для бедных часто оказывается недоступным. И это в странах, где на человека приходится 18–27 тысяч долларов валового продукта в год.


Что же говорить об Украине, где на человека приходится 600 долларов годового валового продукта. Я привожу эти цифры для тех господ, которые активно ратуют за внедрение западных стандартов защиты прав человека в Украине. Если следовать этим стандартам, то надо быть готовым к таким судебным расходам, которые превышают годовой бюджет семьи в Украине. Например, в 80-х годах судопроизводство в американских судах обходилось в 1,5 тыс. долларов в день, а в суде присяжных – 54 тыс. долларов в месяц. Час судебного заседания – 250 долларов, 20-минутное заседание по оформлению признания вины – 75 долларов, по рассмотрению проступка несовершеннолетнего – 50 долларов. Нам пока не только не под силу такие расходы, но и стремиться к этим либеральным ценностям нет никакой нужды, так как наша судебная система может быть реформирована на других принципах.


Эти замечания, на мой взгляд, дают общие представления о том, каким должен быть суд в демократическом обществе. А отсюда следует, что реформирование судебной системы в Украине должно исходить прежде всего из тех конкретных исторических условий, в которых мы живем, с учетом международного опыта и наших материальных и финансовых возможностей.


Главная проблема, вызывающая необходимость глубокого реформирования наших судов, на мой взгляд, состоит в том, что наши суды полностью приспособлены к функционированию командно-административной системы управления как в организационном, так и в процессуальном аспекте. При действующем судоустройстве на суды и судей могут влиять и с внешней, и с внутренней среды системы управления. Влияют Кабмин, Минюст, администрация Президента, Верховная Рада, Минфин прямой зависимостью, а есть еще и косвенное влияние местных глав администраций, органов самоуправления и т. д. На судей влияют в абсолюте, при желании, председатели судов, вышестоящие руководители и т. д. Это влияние идет через бюджет, назначение судей, дисциплинарное производство и т. д.


Пресс зависимости судебной власти такой сильный, что трудно определить, какое дело решается по закону, а какое – по понятиям, по звонкам и по другим лоббистским схемам. Достаточно сказать, что сегодня любая судебная инстанция решает дело по существу, и гражданин может выиграть дело в трех инстанциях, но полностью проиграть в четвертой.


Это создает неисчерпаемые возможности для произвола и коррупции в судах, потому что права всегда вышестоящая инстанция, и она принимает свое решение независимо от того, что решила нижестоящая. Особенно безотказно эта схема воспроизводится в системе Высшего арбитражного суда Украины, где надзор способен поломать любые выводы нижестоящих судов, вопреки любым фактическим обстоятельствам. Нередки случаи, когда решения трехсемилетней давности по одному предмету спора пересматриваются одним и тем же судьей и принимается совершенно противоположное предыдущему решение, хотя и фактические обстоятельства, и правовое регулирование не изменились. Здесь уже работают не законы логики, а иные законы.


Если читатели желают ближе познакомиться с нравами, царящими в Высшем арбитражном суде Украины, пусть для примера прочитают статью Сергея Лавренюка «Феодальное право... или как растаптывается Конституция» в «Голосе Украины» от 15.02.2001 г. или пусть расспросят адвокатов, часто имеющих дело с ВАСУ, а лучше всего – сами обратятся в ВАСУ за защитой своих прав. Чтобы много не говорить, скажем, что процессуально ВАСУ имеет пять инстанций, где каждая вышестоящая в порядке надзора рассматривает дело по существу с нуля и может принять свое решение, абсолютно не считаясь с мнением предыдущей инстанции. Таким образом, фактически эта судебная система лишена таких классических для прохождения дела стадий, как апелляция и кассация, которые заменены почти что произволом, называемым надзор. Добавим сюда еще право вынесения протестов прокурорами и председателем ВАСУ, и мы увидим, что в наших судах создан режим наибольшего благоприятствования для лоббирования, а не для защиты прав и законных интересов граждан. Это самая болевая проблема судебной системы в Украине.


Поэтому основной идеей концепции судебно-правовой реформы в Украине есть создание трех-четырехстадийного процесса прохождения дел, включающего первую инстанцию, аппеляцию и кассацию, а по отдельным категориям дел – повторную кассацию в Верховном Суде Украины. Под каждую из этих стадий формируется отдельная судебная структура: суд первой инстанции, апелляционный суд и кассационный суд, действующие независимо один от другого в пределах своих процессуальных полномочий. Следовательно, каждое дело может пройти три качественно различные экспертизы, где профессиональные юристы дадут ему разностороннюю оценку. Это главное в реформировании наших сегодняшних судов. Однако судебно-правовая реформа в Украине имеет и многостороннюю оценку. Это главное в реформировании наших сегодняшних судов.


Проблема первая – структура судов.


Здесь существует два подхода. Один состоит в том, чтобы, максимально используя существующие структуры с учетом принципа территориальности и специализации, при минимальных финансовых затратах быстро (в течение года) перейти на новый процессуальный порядок рассмотрения дел в судах. Этот подход предполагает превратить процессуально районные суды в первую инстанцию, областные суды – в апелляционную, а Верховный Суд – в кассационную инстанцию. А по тем отдельным делам, где областной суд выступает в качестве первой инстанции, создать отдельный апелляционный суд с кассацией в Верховном Суде Украины. Что касается специализированных судов, то их предполагается создать два: хозяйственный – на базе теперешнего арбитражного и административный, выделив в отдельное судопроизводство административные споры из общих судов. Учитывая, что создание отдельного специализированного административного суда требует больших финансовых затрат, его создание предполагается осуществить в течение 2–3 лет.


Второй подход предполагает полное разрушение существующей судебной системы и создание на ее базе четырех Высших специализированных судов в сфере уголовного, гражданского, административного и хозяйственного судопроизводства. Сторонники этого подхода апеллируют к ст. 125 Конституции Украины, где сказано, что система судов общей юрисдикции в Украине строится по принципам территориальности и специализации.


Следовательно, делается умозаключение, что все суды в Украине должны быть строго специализироваными и каждый из них должен представлять собой замкнутую автономную структуру.


Я считаю такой подход принципиально неверным, неоправданно многозатратным и в известной степени вредным в условиях государственного устройства Украины.


Во-первых, совершенно несостоятельно толкуется ст. 125 Конституции Украины, где сказано только о принципе специализации, но не говорится о формах специализации. Практически в настоящее время в судебной системе Украины есть три специализированные структуры на уровне областных судов. Это совершенно отдельные коллегии по уголовным и гражданским делам в областных судах и отдельный арбитражный областной суд. Добавьте сюда еще планируемый специализированный административный суд – и мы имеем готовые четыре специализированные судебные структуры без особых финансовых затрат и без ломки общих судов. Конституция Украины в ст. 124 устанавливает, что судопроизводство осуществляется Конституционным Судом Украины и судами общей юрисдикции.


Что же придется понимать под судами общей юрисдикции, если все суды в Украине будут специализированными, с автономной структурой, включающей отдельные канцелярии, бухгалтерии, обслуживание, снабжение, словом, всю инфраструктуру? А подсчитали ли авторы не надуманные, агитационные, а реальные затраты на создание таких судов? По подсчетам специалистов, это обойдется в 10–15 миллиардов гривень. Готова ли Украина сегодня выложить половину годового бюджета на реформирование одной судебной системы? Думаю, нет. Господа, предлагающие подобное новшество, должны помнить о невыплаченных зарплатах, стипендиях, пенсиях, довольствии, о внешнем долге Украины, о необходимости реформирования других сфер общественной жизни, о громадном разрыве между минимальной зарплатой и прожиточным минимумом (118 грн. к 320 грн.), о мизерных ставках зарплаты, стипендий, пенсий, военного довольствия. Зачем в условиях кризиса, повального обнищания людей, застоя производства, разрушенного сельского хозяйства предлагать новые непомерные бюджетные расходы, без которых можно спокойно обойтись, реформировав судебную систему в других формах – абсолютно предусмотренных Конституцией? Отдельные структуры специализированных судов – это естественный спутник федеративных государств. Они хорошо вписались в германскую, американскую и другие федеративные судебные системы. Но зачем это делать в унитарной Украине? Может, чтобы подготовить почву для ее федерализации, как это уже сделано через утверждение на референдуме двухпалатного парламента. А может, чтобы разрушить судебную систему, одну из важнейших демократических опор украинской государственности и какое-то время пожить в Украине фактически без судов.


Напоминаю: реформирование – это не революция, не коренная ломка системы, а спокойный эволюционный переход от одной концептуальной идеи к другой с использованием всего того, что пригодно для организации новой системы. Наши общие суды с учетом их внутрисистемного деления на отдельные гражданское и уголовное судопроизводства, с добавлением апелляционных судов по отдельным категориям дел вполне вписываются, абсолютно пригодны для новой концепции судопроизводства. Так какая же нужда их разрушать? Неужели только для того, чтобы было, как в Германии или США? Я понимаю иностранцев, которые дают нам много советов – часто безответственных, непродуманных, не вытекающих из наших условий и традиций. Они прокладывают дорогу своим взглядам о государстве, праве, суде, правах и свободах, чтобы облегчить участь своего капитала, бизнеса, стратегических интересов. Но это далеко не совпадает с нашими интересами и потребностями. Думаю, надо взять за правило: если иностранцы советуют, как нам реформировать ту или иную систему, то пусть не организовывают бесплодные «круглые столы», конференции и симпозиумы, а дают реальные деньги под реформирование. Потому что любое реформирование – это перестройка, а строительство требует денег. Так что раскошелитесь, господа иностранцы, а потом советуйте, как нам реформировать суды в Украине. А за счет нашего нищего бюджета мы будем реформировать с максимальным использованием вполне пригодные для новой работы действующие структуры. И это будет по-хозяйски правильно, потому что реформаторы-депутаты должны беречь каждую народную копейку, а не кидать наши малые кризисные деньги под иностранные идеи.


Идея полного отказа от общих судов и превращения всех судов в специализированные, кроме огромных неоправданных затрат таит в себе еще немало скрытых пороков, которые неминуемо проявят себя при эксплуатации этого проекта. Прежде всего – это цеховая замкнутость специализированных судов. Узкоклановый интерес автономной судебной системы будет встречать каждого, кто обратится в такой суд. За примерами далеко ходить не надо. Посмотрите на работу Высшего арбитражного суда Украины и перенесите все его пороки на еще три специализированных суда. Вот и вся реальная картина будущих специализированных судов, только в многократно большем масштабе. Мы сегодня имеем арбитраж... при администрации Президента Украины. По существу – заказной суд, выполняющий судопроизводство по понятиям с произвольным толкованием законодательства с учетом одних фактических обстоятельств и игнорированием других.


И вы хотите этот опыт распространить на все суды, господа? Известно, что чем узкопрофильней, узкокорпоративней, малочисленней система, тем легче и скорее она попадает под влияние административной власти. Посмотрите, в какой фактической зависимости от администрации Президента и правительства работает малочисленный Конституционный Суд Украины.


Разделяй и властвуй – старый принцип всех завоевателей теперь хотят применить к пока непокорным общим судам, разделив их на специализированные. Думаю, узаконить эту авантюру можно, только взяв тяжкий грех на душу перед гражданами Украины.


Вторая дискуссионная проблема – это назначение председателей судов.


Администрация Президента вместе с Минюстом стремится приватизировать эту сферу управления судами, закрепив за Президентом право назначения председателей судов. Однако, если строго формально читать текст Конституции Украины, то вы не увидите в нем полномочий ни у Президента, ни у Верховной Рады назначать или избирать председателей судов. Следовательно, это прерогатива судебного самоуправления. Есть органы судебного самоуправления: Съезд судей, Рада судей, квалификационные комиссии – вот они и должны решать вопросы внутренней самоорганизации, одним из элементов которой есть заполнение вакансий председателей судов. То, что из этого процесса исключается Минюст и администрация Президента, только оздоровит деловую атмосферу в судах, ограничив влияние чиновников.


Третья дискуссионная проблема – это материально-техническое и финансовое обеспечение судов. Минюст всеми силами стремится оставить за собой этот важный участок организации работы судов. И неспроста, если вспомнить поговорку «кто платит, тот и заказывает музыку», то очевидно, что пока суды находятся в материальной и финансовой зависимости от Минюста, влияние на суды исполнительной власти обеспечено. Поэтому Минюст и старается ввести в закон о судоустройстве такие положения, которые давали бы возможность Минюсту влиять на суды. Согласно принятому в первом чтении Верховной Радой проекту создается принципиально новый орган – Государственная судебная администрация в системе судов, берущая на себя все вопросы материального и финансового их обеспечения. Но это как раз и не устраивает Минюст. Вместе с тем чиновники Минюста понимают: удержать суды в прежней зависимости им не удастся, и они нашли новый обманный путь – на создание судебной администрации они согласны, однако при Минюсте. Какой поворот! Как в самбо: поддаться, чтобы победить. Думаю, для депутатов не составит труда разгадать эти «домашние заготовки» министерских чиновников. Государственная судебная администрация должна быть при судах, а не при Минюсте.


Четвертая дискуссионная проблема – создание в Верховном Суде Украины судебных коллегий (палат) в хозяйственных и административных делах. Здесь главным противником такого нововведения выступает Арбитражный суд Украины. И не случайно. Сегодня после решений Высшего Арбитражного суда жаловаться стороне по делу некуда. И оказывается, что какое бы решение ни принял ВАСУ, оно всегда только правильное, хотя с ним истец или ответчик категорически не согласны. Это создает условия для корпоративного цехового солидарного безнаказанного произвола суда. Цеховая замкнутость специализированных судов создает феодальное судопроизводство – суд инквизиции, после которого жаловаться некому и некуда. Однако Конституция Украины предусмотрела возможность гражданина Украины обратиться с жалобой в Международный суд, если гражданин считает, что национальная судебная система решила его дело неправильно. А для обращения в Международный суд необходимо решение Верховного Суда Украины. Таким образом, Конституция Украины предусматривает необходимость создания в Верховном Суде Украины специальных коллегий (палат), которые бы в кассационном порядке пересматривали решения специализированных судов по определенной категории дел. Но это и не устраивает руководство ВАСУ, которое всеми силами стремится удержать под своим цеховым влиянием арбитражный суд и продолжать нынешнюю практику. Думаю, этому новый закон о судоустройстве должен положить конец. Специализированные суды – не отдельные суды, а органическая часть общей судебной системы и в процессуальном, и в организационном отношении.


Пятая дискуссионная проблема – это структура и состав Верховного Суда Украины.


Речь идет о существенном сокращении наивысшей судебной инстанции страны. По существу, есть у админвласти желание свести Верховный Суд Украины к придатку судебной системы, чтобы он постоянно не занимался рассмотрением конкретных дел, а только ситуационно вмешивался в отдельные правовые конфликты. По замыслу чиновников основная судебная деятельность будет проходить в специализированных цеховых судах, которые легко взять под контроль, а Верховный Суд из 15–20 судей будет рассматривать только «парадные» дела.


Думаю, этого «новшества» допустить нельзя.


Допустить разрушение этого органа под видом реформирования – значит лишить граждан Украины реальной возможности защитить свои права, свободы и интересы в объективном и непредвзятом суде. Да, сегодня много нареканий на Верховный Суд, но если мы и этого лишимся – незаконности и несправедливости в обществе утроится.


Шестая дискуссионная проблема – это количество апелляционных судов. Здесь предлагается два варианта. Первый: создается в системе общих судов и специализированных судах по одному апелляционному в Киеве, а если возникнет необходимость, можно создать один–два региональных апелляционных суда.


Другой вариант состоит в том, чтобы изначально планировать создание четырех–пяти окружных апелляционных судов.


Отстаивая первый вариант, я обращаю внимание своих оппонентов на то, что создание окружных апелляционных судов будет стоить очень дорого, потому что это потребует создания пяти аналогичных дублирующих инфраструктур окружных судов, что явно не рационально. Трудно будет обеспечить профессиональный уровень судей в окружном апелляционном суде. Немаловажным является и зависимость местного суда от местных властей и олигархически-криминальных региональных групп. Недаром сотни граждан обращаются с просьбой передать их дело на рассмотрение в Киев, ссылаясь на местное влияние и местную предвзятость. С точки зрения технической проблемы практически нет, но с точки зрения организационной и политической целесообразности апелляционное рассмотрение совершать в Киеве рациональней в интересах экономии бюджета и в интересах граждан Украины.


Таковы в кратком изложении проблемы, вокруг которых идет борьба, не дающая уже на протяжении двух лет принять крайне необходимый для реформирования судебной системы Украины демократичный закон о судоустройстве.


Сторонники административной зависимости судов, их цеховой замкнутости и процессуального произвола в лице Минюста, Высшего арбитражного суда, администрации Президента и руководства Верховной Рады Украины делают все от них зависящее, чтобы подлинно демократический закон о судоустройстве не был принят. Им нужен такой закон, чтобы власть имущие могли влиять на суды и судей, чтобы не право, законность и справедливость господствовали в наших судах, а деньги, договоренности, указания и другие «средства» своей юстиции. Дадут ли себя народные депутаты уговорить на принятие закона, противоречащего даже их собственным интересам, покажет время. Но каждый должен помнить, что суд превращается в место борьбы за законность и справедливость только в том случае, если он независим, материально и финансово обеспечен, а судьи не стыдятся своих решений и не боятся за связанные с этими решениями последствия.


Долг народных депутатов – обеспечить гражданам Украины именно такой суд. В настоящее время на рассмотрении в Верховной Раде Украины находится принятый в первом чтении проект закона о судоустройстве, полностью отвечающий демократическим требованиям судопроизводства. Принятию этого проекта активно противодействуют Минюст и ВАСУ, пользуясь покровительством некоторых руководителей Верховной Рады Украины, которые больше года не ставили проект на рассмотрение в пленарном заседании во втором чтении, вопреки требованиям переходных положений Конституции Украины.


Расчет простой: оставить в силе действующий Закон о судоустройстве и тем самым законсервировать старую судебную систему, уберечь ее от прогрессивного демократического реформирования. У народных депутатов есть простое средство расстроить эти планы – проголосовать за принятый в первом чтении законопроект и во втором чтении.


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах