Хозяйничает Big Pharma. О засекреченных контрактах между Еврокомиссией и крупнейшими фармацевтическими компаниями


Еще до появления на рынке первых вакцинных препаратов от COVID-19 в Брюсселе решили, что процесс вакцинации в странах – членах Евросоюза нельзя пускать на самотек; необходим централизованный подход.

С весны 2020 года Европейская комиссия (ЕК) начала переговоры с потенциальными поставщиками препаратов. Ими были в первую очередь американские фармацевтические корпорации Moderna, Pfizer, Johnson & Johnson и Lilly, а также ряд европейских: британо-шведская AstraZeneca, немецкая CureVac, французская Sanofi и британская GSK (GlaxoSmithKline).

Европейский союз – это 27 государств с общей численностью населения 447 миллионов человек (на начало 2021 г.). Каждая из компаний, приглашенных на переговоры с Брюсселем, рассчитывала на получение контракта на поставку десятков, а то и сотен миллионов доз препаратов. На всех переговорах ЕК с компаниями Big Pharma присутствовала третья сторона – представители Европейской федерации фармацевтической промышленности и ассоциаций (European Federation of Pharmaceutical Industries and Associations, EFPIA). Это организация, имеющая признаки картельного соглашения между крупнейшими фармацевтическими компаниями мира. EFPIA выступает их лоббистом.

Удивительное дело: контракты на поставку вакцин в ЕС были подписаны еще до того, как они получили одобрение фармацевтического регулятора – Европейского агентства по лекарственным средствам (European Medicines Agency, EMA). Многие прививочные препараты, предлагавшиеся Евросоюзу, были экспериментальными, не прошедшими всех необходимых клинических испытаний.

ЕС на основе имевшихся нормативных документов не имел права выдавать лицензии на применение таких препаратов. Тем не менее разрешение было выдано. Речь шла о четырех препаратах: Pfizer / BioNTech, Moderna, AstraZeneca и Johnson & Johnson. А в конце прошлого года произошла утечка документов из EMA. Из этих документов следует, что указанные препараты не могли быть допущены на европейский рынок, но в результате закулисного давления на европейского фармацевтического регулятора EMA они были сертифицированы.

Кстати, в России были в курсе тех нечистоплотных игр, которые велись в Брюсселе вокруг сертификации прививочных препаратов. Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов заявил, что Европейскому агентству по лекарственным средствам «выкрутили руки», чтобы препарат Pfizer / BioNTech был утвержден 21 декабря. А когда в ЕС началась поставка препаратов по заключенным контрактам и их практическое применение, возникло непредвиденное.

Во-первых, выяснилось, что поставщики препаратов при заключении контрактов записали такие объемы поставок, которые им не осилить; начались постоянные срывы графиков поставок.

Во-вторых, стало возникать много побочных последствий вакцинации, вплоть до смертельных исходов. В ЕС действует информационная система EudraVigilance, которая фиксирует подобные случаи. Даже официальные данные впечатляют. Все эти смерти и увечья – результат преступного сговора чиновников Евросоюза, который выразился в заключении контрактов на поставку непроверенных препаратов и выдаче разрешений на их массовое использование.

Казалось бы, следовало немедленно остановить этот процесс, расторгнуть контракты и принудить поставщиков к покрытию ущербов. Однако единственное, что было сделано, – была временно приостановлена вакцинация препаратом AstraZeneca, но не во всех странах, а лишь в некоторых. В марте приостановили использование этого препарата Франция, Италия, Испания, Германия, Нидерланды, Словения, Португалия, Норвегия, Дания и ряд других стран. А в мае большинство из них вернулись к использованию данного препарата.

Вернемся к страшной статистике смертей и других «негативов» использования препаратов Pfizer / BioNTech, Moderna, AstraZeneca и Johnson & Johnson. К августу, по данным ЕК, в Европейском союзе прошли полную вакцинацию 70 процентов взрослого населения. Это примерно 200 миллионов человек. Одни из них уже стали инвалидами, другие могут стать таковыми (или умереть) в ближайшее время. Le Monde пишет: «Научная обоснованность вакцин не была решающим фактором в европейской стратегии предварительных закупок; могли иметь приоритет другие критерии, в частности, экономические».

Компании Moderna, Pfizer / BioNTech, а также Johnson & Johnson в ходе переговоров с Еврокомиссией «жестко требовали освобождения их от ответственности в случаях негативных последствий вакцинирования» (признание высокопоставленного чиновника Еврокомиссии). На любые запросы политиков и журналистов по поводу условий поставок вакцин чиновники ЕК представляли контракты, чуть ли не наполовину закрашенные черной краской. Особенно это касалось тех разделов контрактов, в которых говорилось о ценах товара и ответственности за причиненные ущербы.

The New York Times не удержалась и язвительно заметила, что Европа подписывала контракты с закрытыми глазами. В статье Governments Sign Secret Vaccine Deals. Here’s What They Hide («Правительства подписывают секретные сделки на вакцины. Вот что они скрывают») отмечается: «Когда члены Европейского парламента сели, чтобы прочитать первый общедоступный контракт на закупку вакцин против коронавируса, они заметили, что чего-то не хватает… Цена за дозу? Закрашено. График развертывания? Закрашено. Сумма аванса? Закрашено. И этот контракт между немецкой фармацевтической компанией CureVac и Европейским союзом считается одним из самых прозрачных в мире».

В течение этого года удалось добиться лишь частичного раскрытия закрашенных черной краской частей контрактов. В Брюсселе особенно упорно защищают ту часть контрактов, которая касается ответственности за ущербы от вакцинных препаратов. На сайте VaccineNews 8 ноября опубликована статья E.U. refusing to disclose secret Big Pharma contract deals covering covid jabs («ЕС отказывается раскрывать секретные контракты Big Pharma, касающиеся уколов COVID»).

В статье говорится: «Группа обеспокоенных парламентариев в Европе обвиняет крайне коррумпированную Европейскую комиссию в том, что она позволяет фармацевтической промышленности «грубо обходить демократию». Чтобы якобы «защитить здоровье своих избирателей» от эпидемии, лидеры Европейского союза (ЕС) в Брюсселе закупили миллионы партий «вакцин» от уханьского коронавируса (COVID-19) у различных фармацевтических компаний без какого-либо надзора со стороны действующих законодателей. На самом деле люди, которых европейцы избрали представлять их, были полностью отстранены от сделок. Только комиссия, которая не избиралась, знала, что содержалось в секретных контрактах, которые были подписаны с Big Pharma […]

Кто-то не хочет, чтобы широкая общественность знала, что было сделано под покровом темноты…» Одним словом, европейским домом управляет Big Pharm

Валентин Катасонов, профессор

Справка: Big Pharm – это условное название ряда крупнейших фармацевтических компаний. К ним относятся: американские Pfizer, Johnson & Johnson, Merck & Co, Wyeth, Eli Lilly and Company, Bristol‑Myers Squibb; британская GlaxoSmithKline, а также британско‑шведская AstraZeneca и британско‑нидерландская Unilever; французская Sanofi;швейцарские Roche и Novartis; немецкие Boehringer Ingelheim и Bayer;японские Takeda Pharmaceutical и Astellas Pharma; израильская Teva Pharmaceutical Industries и другие.


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах