ИРАК. Под сенью липовой свободы


Прошедшие в Ираке выборы не остановят многолетний кризис. Его постоянно подпитывает вмешательство зарубежных государств, рассматривающих страну как источник сырья и полигон для отработки своих авантюр.

«Демократия» на ккостях

Суверенитет при капитализме — понятие в достаточной степени фиктивное. Политика государства подчинена интересам корпораций, а выборы и прочие атрибуты «демократии» лишь маскируют всевластие буржуазии. Это касается даже крупных стран, не говоря уже о тех, что встроены в глобальные производственно-сбытовые цепочки в качестве источников сырья и рынков сбыта.

Столетие назад об этом на примере Португалии писал В.И. Ленин. Эта страна, формально самостоятельная, фактически находилась под британским протекторатом. Лондон имел «торговые выгоды, лучшие условия для вывоза товаров и особенно для вывоза капитала в Португалию и её колонии, возможность пользоваться гаванями и островами Португалии, её кабелями и пр. и т.д.». «Такого рода отношения между отдельными крупными и мелкими государствами были всегда, но в эпоху капиталистического империализма они становятся всеобщей системой, входят, как часть, в сумму отношений «раздела мира», превращаются в звенья операций всемирного финансового капитала», — подчёркивал автор. Как добавлял Ленин, полузависимые страны являются ареной ожесточённой борьбы между ведущими державами.

В положении таких де-юре суверенных, а в действительности подчинённых образований находится большинство государств. Для «укрощения» редких исключений используется широкий набор средств — от санкций до интервенций. Яркий образец этого — судьба Ирака. «Демократизация» отбросила его далеко назад. По индексу человеческого развития страна опустилась с 93-го места в 1990 году на 127-е, нынешнее число больничных коек (13 на 10 тыс. жителей) почти вдвое ниже, чем в 1980-е годы. Значительно выше, чем двадцать лет назад, материнская смертность. 

Наконец, страна оказалась в тотальной зависимости. После возглавленной США интервенции Ираком управляла оккупационная администрация. Но даже декларативная передача полномочий не лишила захватчиков решающих рычагов влияния. Значительная часть иракской политической элиты самым тесным образом связана с Западом. Премьер-министр Мустафа аль-Казыми в течение 25 лет жил в Германии и Великобритании. Десятки лет под туманным небом Лондона провёл президент Бархам Салех. То же самое относится к большинству их предшественников и членов правительства.

Написанная под диктовку американцев Конституция закрепила кланово-конфессиональную политическую систему и способствовала разгулу коррупции. Власти открыто признают, что из 1 трлн долл., заработанных на продаже нефти с 2003 года, в офшоры выведено 150 млрд. Независимые источники называют цифру в 400 млрд долл.

Занимая третье место по экспорту нефти, Багдад страдает от глубокого кризиса всех систем жизнеобеспечения. 9 млн человек — почти каждый четвёртый житель — нуждаются в срочной продовольственной помощи, треть молодёжи не трудоустроена. До пандемии работники бюджетной сферы месяцами не видели зарплаты, теперь же ситуацию не назовёшь иначе как катастрофической. В прошлом году госрасходы сократились почти наполовину, бюджетный дефицит достиг 20 млрд долл. Проведённая властями девальвация динара подстегнула рост цен. Даже по официальным оценкам, экономика выйдет на допандемический уровень только в 2024 году. В этих условиях МВФ и другие кредиторы требуют заморозки зарплат и пенсий, урезания социальных программ. 

Одна из наиболее острых проблем — дефицит электроэнергии. Свет в дома жителей подаётся по четыре-пять часов в сутки. Особенно ощутимо это в летние месяцы, когда воздух нагревается выше 50 градусов и единственным спасением служат кондиционеры. Страшным символом коррупции и бесхозяйственности стала серия пожаров в коронавирусных клиниках. В огне погибли более 140 человек.

Сговор элит

Много лет иракцы выходили на акции протеста, но по-настоящему масштабными они стали два года назад. Выступления, получившие название «тишрин» («октябрь» по-арабски), охватили почти всю страну. Ответ властей был исключительно жестоким. При разгоне митингов погибли более 600 человек, свыше 25 тыс. получили ранения. Десятки человек были похищены и впоследствии найдены убитыми либо пропали без вести. 

Тем не менее протесты поколебали правительство. Его глава Адиль Абдул-Махди ушёл в отставку. После нескольких месяцев фактического безвластия пост премьера занял руководитель национальной разведывательной службы аль-Казыми. Среди его обещаний были реформа избирательной системы и проведение досрочных парламентских выборов, которые в итоге прошли 10 октября.
Новшества на первый взгляд были внедрены ощутимые. С 18 до 83 выросло число избирательных округов, голосование за партийные списки уступило место выборам отдельных кандидатов. Четверть мандатов зарезервировано для женщин, а проголосовать отныне можно только по месту регистрации.

Ряд политических сил, однако, назвали реформу декларативной и отказались участвовать в выборах. Среди них — «Республиканский альянс», «Фронт национального диалога», «Иракское национальное согласие». Глава последнего — экс-премьер Айяд Аллави — заявил, что поправки лишили права голоса беженцев и внутренне перемещённых лиц, число которых достигает 11 млн. К выборам не допустили сотни кандидатов, в том числе из-за членства до 2003 года в «Баас» — правящей при Саддаме Хусейне партии. Много вопросов вызывает использование электронных урн. Впервые они были применены на прошлых выборах, но ряд партий сочли итоги сфальсифицированными. Судебные разбирательства и ручной пересчёт растянулись на месяцы. 

Большинство участников протестов также назвали выборы нелигитимными, призвав к бойкоту. Среди них Иракская коммунистическая партия (ИКП). Напомним, в 2018 году коалиция «Ас-Саирун» («Альянс революционеров за реформы») в составе коммунистов и сторонников шиитского проповедника Муктады ас-Садра заняла первое место. Спустя год их пути разошлись. ИКП поддержала демонстрации и в знак протеста против репрессий отозвала своих депутатов, в то время как ас-Садр отстранился от массовых выступлений и поддержал аль-Казыми. Его ставленники заняли ключевые посты в правительстве.

По словам секретаря ЦК ИКП Раида Фахми, досрочные выборы должны были открыть двери для перемен в интересах народа. Вместо этого они используются для упрочения коррупционного режима. Как подчёркивают коммунисты, проводимое в атмосфере страха и угнетения голосование не может быть честным. «Участие в выборах означает сговор с коррумпированной системой, которая ответственна за катастрофическую ситуацию в стране», — заявил Фахми.

Выборы подтвердили правоту ИКП. По предварительным данным, большинство мест заняли представители истеблишмента. Среди них сторонники ас-Садра, блок «Такаддум» во главе со спикером парламента Мохаммедом аль-Халбуси и альянс «Государство закона» экс-премьера Нури аль-Малики. 

Торговля страной

Рекордно низкая явка — 41 процент — свидетельствует о недовольстве традиционными элитами. Нынешний созыв, в какие бы коалиции ни вступили его фракции, не отражает интересов большинства жителей. Парламент и сформированное им правительство продолжат прежнюю политику.

Во-первых, торговлю ресурсами страны. За последние месяцы Багдад заключил серию новых контрактов. Американской компании «Шеврон» переданы четыре нефтяных блока в провинции Ди-Кар. Произошли перестановки среди операторов месторождения Румайла. Доля отказавшейся от разработки британской компании «Би-Пи» разделена между британско-нидерландской «Ройял Датч-Шелл» и японской «Мицубиси». Беспрецедентное соглашение на 27 млрд долл. подписано с французской корпорацией «Тоталь». 

Богатства страны манят и менее крупных капиталистических игроков. Шведская компания СЕАБ и турецкая «Лимак» создали консорциум для строительства нефтеперерабатывающего завода в Мосуле. Многомиллиардные контракты обсуждались во время поездки аль-Казыми в Саудовскую Аравию и последующих визитов в Багдад саудовских делегаций. В конце сентября на границе двух стран был открыт второй пункт пропуска «Джамима». Торжественное открытие первого — «Арар» — произошло в конце прошлого года. Тем самым восстановлено прекращённое в 1991 году сухопутное сообщение.

Ценность Ирака для внешних сил не ограничивается ресурсами. Зависимое положение превращает страну в орудие империализма против иранского и китайского влияния. Под предлогом борьбы с «Исламским государством» (ИГ) здесь расквартировано почти 6 тыс. военнослужащих стран НАТО. После убийства иранского генерала Касема Сулеймани иракский парламент принял резолюцию с требованием вывести иностранные войска. За прошедшие с тех пор почти два года оно так и не выполнено. По итогам визита аль-Казыми в США было объявлено, что боевая миссия Пентагона превратится в тренировочную, но это лишь словесная эквилибристика. Посетив штаб-квартиру НАТО, сам премьер назвал Ирак «первой линией сопротивления исламистам» и попросил поддержать вооружённые силы. Кроме того, даже в рамках «тренировочной миссии» США продолжат нанесение авиаударов и разведывательную деятельность, что означает сохранение соответствующего потенциала.

Другие страны и вовсе планируют увеличение контингентов. Как заявил во время визита в Ирак президент Франции Эмманюэль Макрон, у Парижа «есть оперативный потенциал для сохранения присутствия». По данным СМИ, 500 французских военнослужащих разместят на базе Кейван в Киркуке, ещё 600 — в районе Мосула. Великобритания расширит миссию по обучению и модернизации войск Иракского Курдистана. 

Для упрочения позиций зарубежные игроки не чураются самых грубых интриг. 24 сентября в Эрбиле — столице курдской автономии — состоялась конференция под фарисейским названием «Мир и восстановление». На ней прозвучали призывы к установлению отношений Ирака с Израилем и нейтрализации «иранского влияния». Солировали дежурные ораторы. Один из них — шейх Висам аль-Хардан — в 2003 году приветствовал вторжение США и помогал добивать остатки саддамовских войск.

Организатором выступил базирующийся в Нью-Йорке «Центр мирных коммуникаций», учредители которого связаны с Пентагоном и лоббистскими еврейскими центрами, а пропаганда Израиля моментально включила конференцию в свой арсенал. «Сотни иракских общественных деятелей собрались, чтобы призвать к миру с Израилем. Этот призыв исходит напрямую от народа. Мы в ответ протягиваем руку мира», — уже на следующий день заявил премьер-министр Израиля Нафтали Беннет. 

Правительство аль-Казыми отреагировало лишь после негативной общественной реакции, поспешив уверить в «неприятии нелегитимных встреч». Однако тайные переговоры, очевидно, ведутся. Как заявил 3 октября министр регионального сотрудничества Израиля Иссави Фрей, «мы можем заключить ещё несколько договоров, теперь у нас на подходе Ирак». 

Провокации совпали с новыми атаками на Иран. Израильские власти обвинили его в подготовке покушений на еврейских бизнесменов, а Беннет посвятил «иранской угрозе» своё выступление на сессии Генассамблеи ООН. Израильская дипломатия развернула энергичную деятельность. Глава МИД Яир Лапид посетил Иорданию и Бахрейн. 

В том, что Ирак стал одной из мишеней антииранской политики, нет ничего удивительного. Рассорив Багдад и Тегеран, США и их союзники осложнят транспортные связи Ирана с Сирией и Ливаном, закроют ему выход к Средиземному морю. Главные удары при этом наносятся по «Силам народной мобилизации» — шиитским ополчениям, созданным для борьбы с ИГ*. Противники Тегерана считают их основными рычагами иранского влияния. Под давлением извне аль-Казыми и Салех уже намекали на роспуск ополчений, теперь нападки станут ещё более ожесточёнными. Это вызовет активизацию исламистов. За последнее время ИГ совершило серию дерзких атак, что заставляет вновь задуматься о связях террористов с зарубежными кураторами. 

Как отмечают коммунисты, иракский народ должен стать хозяином своей судьбы. Только так страна перестанет быть ареной для сведения счётов внешними игроками и обретёт истинный суверенитет. Первым шагом к этому может стать проведённый в Багдаде «Съезд оппозиционных сил», на который собрались представители сорока организаций, включая ИКП. Назвав выборы нечестными и несправедливыми, они постановили продолжить борьбу за новый Ирак.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах