Нестройный хор международных усилий. Афганская угроза не сплотила соседей


Будущее Афганистана не перестаёт тревожить страны региона. Этот вопрос был центральным на саммитах ШОС и ОДКБ. В ходе них стали очевидны различия в подходах, что может стать источником серьёзных проблем.

Победа «Талибана» и её возможные последствия уже которую неделю являются одной из главных тем глобальной повестки дня. Поэтому повышенное внимание приковали к себе саммиты Организации Договора о коллективной безопасности и Шанхайской организации сотрудничества. Они прошли один за другим 16—17 сентября в столице Таджикистана.

Встреча глав ШОС состоялась в смешанном формате. Главы центральноазиатских республик и премьер-министр Пакистана Имран Хан присутствовали лично, в то время как руководители Китая, России и Индии участвовали в заседании посредством видеосвязи. Приехал в Душанбе и недавно избранный президентом Ирана Эбрахим Раиси.

Круг поднятых тем был достаточно широк, однако все они имели то или иное отношение к Афганистану. При этом сразу выявились две противоположные точки зрения. Первую выразил президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Напомнив о нарушенном обещании создать правительство с участием всех этнических групп, он заявил о фактической узурпации талибами власти. Особую тревогу Рахмон выразил по поводу ситуации в провинции Панджшер, где продолжаются столкновения сторонников и противников нового режима. Президент обвинил талибов в блокировании региона и создании там гуманитарного кризиса. По его мнению, международное сообщество должно оказать срочную помощь Панджшеру. Кроме того, глава Таджикистана назвал высокой вероятность вторжения боевиков в соседние страны. «Я настоятельно призываю всех партнёров создать вокруг Афганистана надёжный пояс безопасности на пути возможной экспансии террористических группировок», — заявил Рахмон.

О неисполнении талибами обязательств сообщил и премьер-министр Индии Нарендра Моди. По его словам, продолжая находиться в тисках фундаменталистских сил, Афганистан может стать глобальной угрозой. Из-за этого мировое сообщество должно тщательно задуматься над легитимностью новой политической системы в Кабуле.

Иной позиции придерживается глава Узбекистана Шавкат Мирзиёев. Смена власти в Афганистане, указал он, свершившийся факт, и членам организации нужно приложить усилия для развития диалога с талибами. Площадкой для этого могут стать регулярные встречи высокого уровня в формате «ШОС—Афганистан». «Готовы организовать первую такую встречу в Ташкенте», — предложил Мирзиёев. Кроме того, он призвал разморозить афганские активы в зарубежных банках для решения социальных проблем страны.

С этой точкой зрения перекликаются предложения президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. «В этот судьбоносный исторический момент многонациональный народ Афганистана не должен остаться наедине перед лицом беспрецедентных трудностей», — подчеркнул он, обнародовав идею создания в Алма-Ате гуманитарного хаба ШОС для доставки Кабулу международной помощи. В то же время Токаев отметил важность регионального взаимодействия для пресечения наркотрафика, неконтролируемой миграции и распространения деструктивной идеологии. О важности международной поддержки Афганистана заявил и Имран Хан, уточнивший, что эту страну «нельзя контролировать извне».

Выступления остальных участников саммита можно назвать попыткой примирить эти позиции. Руководители Китая и Ирана назвали главной задачей соседних стран — способствовать движению Афганистана по пути мира, стабильности и развития, не позволяя ему превратиться в угрозу безопасности. Некоторые заявления, правда, вызывают недоумение. Так, Владимир Путин счёл позитивным моментом «практически бескровную смену власти в Афганистане». Следует напомнить, что нынешний год может стать рекордным по числу жертв за двадцать лет. Только за первое полугодие погибли 1,6 тысячи мирных жителей, 3,5 тысячи получили ранения.

Выявившиеся разногласия не являются чем-то необычным. За двадцатилетие своего существования ШОС так и не стала полноценным политическим союзом, представляя, скорее, площадку для обмена мнениями. Главная причина — в разнородности идеологий и курсов, затрудняющих выработку общих решений. Это касается не только Афганистана. Слова Си Цзиньпина о недопущении вмешательства в дела региона внешних игроков, действующих с позиции высокомерия и силы, пришлись явно не по душе некоторым центральноазиатским правителям. Они привыкли лавировать между Пекином, Вашингтоном, Москвой и Брюсселем, извлекая выгоду из такой «всеядной» дипломатии. «Нам не нужны большие игры в Евразии, нам нужен большой рывок с целью построения мирного, безопасного, устойчивого будущего для всех», — заявил Токаев. Из-за этого принимаемые документы — такие, например, как программа сотрудничества по противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2022—2024 годы — отличаются достаточной аморфностью.

Размыванию ШОС в своё время способствовало принятие в её состав Индии и Пакистана. В то же время заявка Ирана, который мог бы усилить антиимпериалистический характер организации, игнорировалась на протяжении тринадцати лет. Лишь на саммите в Душанбе был дан старт процедуре включения исламской республики в ШОС. Одновременно, однако, статус партнёра по диалогу предоставили Саудовской Аравии, Катару и Египту, что делает организацию ещё более рыхлой.

Не совсем гладко прошёл и саммит ОДКБ. Напомнив о конфликте на таджикско-киргизской границе, президент Киргизии Садыр Жапаров потребовал выработки механизмов оперативного реагирования в случае «вооружённой агрессии одного члена организации в отношении другого». Впрочем, были приняты и вполне конкретные решения. Среди них оснащение коллективных сил ОДКБ современным вооружением и техникой, а также проведение в ближайшее время четырёх военных учений.

Как показали встречи в Душанбе, ждать от государств региона полностью слаженной реакции на возможное ухудшение политической обстановки не приходится. Это, без сомнений, учтут и экстремистские силы, и те, кто собирается использовать их в своих интересах.

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях