Вашингтон пришёл надолго?


Используя складывающуюся в Афганистане ситуацию, США «куют железо, пока горячо» и наращивают своё присутствие в Центральной Азии. За последнее время они провели серию переговоров с руководством стран региона, навязывая не только военно-политические, но и экономические проекты.

В чём точно не откажешь американской политической элите — так это в умении находить выгоду и выжимать всю её до последней капли. В Афганистане, как костяшки домино, рушится установленный 20 лет назад карманный режим, а Вашингтон уже направил остриё своей дипломатии на Центральную Азию. Все предпринимаемые в рамках этого курса действия должны убедить республики региона в незаменимости сотрудничества с США, которые якобы только и могут защитить их от нарастающих угроз.

Недавно в Ташкенте прошла очередная встреча в формате «C5+1». С министрами иностранных дел пяти центральноазиатских государств провели переговоры прибывшие в столицу Узбекистана советница президента США по внутренней безопасности Элизабет Шервуд-Рэндалл и спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад. В принятом по итогам саммита заявлении подчёркнута готовность совместно противостоять вызовам региональной безопасности и работать над достижением мира в Афганистане. Причём добиться этого, как прямо сказано в документе, можно только путём создания единого экономического и транспортно-инфраструктурного пространства Центральной и Южной Азии. Естественно, при непосредственном участии Соединённых Штатов.

У такого объединения должно быть сразу несколько скреп. Во-первых, упрощение торговых и транспортных связей. Во-вторых, повышение взаимосвязанности энергетических секторов разных стран. В-третьих, усиление культурных и гуманитарных связей.

Переговоры группы «C5+1» проходили на фоне ещё более представительного форума, также собравшегося в Ташкенте. В международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» приняли участие не только делегации из указанных регионов, включая президента Афганистана Ашрафа Гани и премьер-министра Пакистана Имрана Хана, но и главы внешнеполитических ведомств Евросоюза, Китая, России и ряда других стран.

Понятно, что столь «разношёрстная компания» не могла выработать какой-то единой позиции и создать общую платформу. Да такие цели, впрочем, и не ставились. Задачей было закрепление роли США и их союзников как главных посредников и придание дополнительной легитимности давней стратегической задумке Вашингтона – объединению Южной и Центральной Азии в один макрорегион под своим контролем. На это, в частности, указывает создание по итогам конференции новой четырёхсторонней площадки консультаций для поддержки мирного процесса в Афганистане. В неё вошли США, Узбекистан, Пакистан и кабульское правительство. Впрочем, афганской проблематикой их сотрудничество не ограничится. «Признавая историческую возможность дальнейшего развития эффективных международных торговых маршрутов, стороны надеются сотрудничать для расширения торговли, создания транзитных маршрутов и укрепления деловых связей», — заявили в МИД Узбекистана.

Пока же Вашингтон активно закрепляет достигнутые успехи, демонстрируя правящим кругам республик свою благосклонность. В Белом доме пообещали способствовать вступлению Узбекистана во Всемирную торговую организацию и отправили в страну 3 миллиона доз вакцин от коронавируса. А узбекские вооружённые силы получат многоцелевые вертолёты Sikorsky S-92A.

Аналогичной обработке подвергаются другие постсоветские республики. В июле оборудование стоимостью 170 тысяч долларов получила от Вашингтона пограничная служба Киргизии. Политические консультации провели делегации внешнеполитических ведомств США и Таджикистана. В Казахстане в ближайшее время пройдут ежегодные военные учения «Степной орёл» с участием подразделений из Соединённых Штатов, Канады и Великобритании.

Все эти шаги могут быть подготовкой к открытому включению региона в сферу влияния США путём развёртывания здесь военных баз. Недавно в Пентагоне вновь подтвердили, что ведут активные переговоры с республиками «о размещении объектов и инфраструктуры». Любопытны в связи с этим материалы, появившиеся в некоторых российских изданиях. Со ссылкой на собственные источники их авторы заявляют, что Москва предложила Вашингтону использовать собственные базы в Киргизии и Таджикистане. Вскоре глава российского МИД Сергей Лавров вроде бы опроверг эти сообщения, но использованные им формулировки оставляют чувство некоей недосказанности. «Не можем приглашать на базу, которая является частью сил ОДКБ, без ведома наших союзников», — заявил он.

Напрашивается вопрос: изменится ли позиция Москвы в случае формального получения такого согласия, тем более что США усиленно склоняют к нему центральноазиатские республики? К тому же Лавров сообщил, что Россия «готова содействовать успокоению ситуации» в сотрудничестве с Вашингтоном и другими странами.

Заставляет задуматься и фраза, оброненная заместителем министра иностранных дел Сергеем Рябковым. По его словам, на встрече Путина и Байдена в Женеве российская сторона довела до США «неприемлемость перемещения американского постоянного военного присутствия в сопредельные с Афганистаном страны». Стоит напомнить, что приход американских военных в Центральную Азию в 2001 году тоже изображался как не постоянная, а краткосрочная мера. Тем не менее Вашингтон задержался здесь надолго. Например, американская база в Киргизии закрылась только в 2014 году. Не готовят ли подобный сюрприз республикам и сейчас?

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях