СПЕРВА БЫЛА ЗЕЛЕНАЯ БРАМА... К 80-й годовщине начала героического подвига и беспримерного мужества советского народа и его Красной Армии под руководством Компартии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)

СПЕРВА БЫЛА ЗЕЛЕНАЯ БРАМА... К 80-й годовщине начала героического подвига и беспримерного мужества советского народа и его Красной Армии под руководством Компартии в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)


Помним и никогда не забудем!

Священная память

«Героический сорок первый год... принадлежит нам. И мы должны всегда помнить, что сперва была Зелёная брама, а триумфальные арки – потом, почти через четыре года».

Евгений Долматовский.

На прекрасной земле с названием Украина есть много памятников и памятных знаков о событиях давно минувших дней. О некоторых мы знаем и помним. Но я хочу рассказать о малоизвестном памятнике. А может, я ошибаюсь: вы о нем знаете. Тогда просто вспомним о нём вместе. Тем паче, что приближается годовщина со дня начала Великой Отечественной войны. Все меньше остается участников тех событий, все больше переписывается в последние годы история. А что такое людская память без напоминаний и зацепок? Одно-два поколения – и зарастет память людская бурьяном, дурман-травой, как заросли уже блиндажи и окопы тех далеких трагических и героических лет.

Вот как выглядит памятник, о котором я хочу поведать.

Известно, что по приказу Гитлера к 3 августа должен был пасть Киев, а на 8-е число, на «парад победы», в столицу Украины собирался приехать сам фюрер, да не один, а с вождем Италии Муссолини и диктатором Словакии Тиссо.

«В лоб» взять Киев не удалось, и поступил приказ обойти его с юга… Так в людской молве появилось и закрепилось обозначение местности страшных боев – Зеленая брама, не указанное на картах великих сражений великой войны.

Этот лесисто-холмистый массив на правобережье реки Синюха, возле сел Подвысокое (Новоархангельский район Кировоградщины) и Легедзино (Тальновский район Черкащины) стал широко известен только после выхода в свет в 1983 году «документальной легенды об одном из первых сражений Великой Отечественной войны», написанной поэтом Евгением Долматовским – его книги «Зеленая брама». Он, участник тех ожесточенных боев, вспоминал: «Подвысокое... Стереоскопически ясно представляю себе: почти вплотную к селу подступает лес, светлая и таинственная, умытая дождём дубрава с не­обычным, а может, сказочным названием Зелёная брама, в переводе на русский – Зеленые ворота. Как поэтично: дубрава – ворота, свод которых образуют смыкающиеся вверху кроны! Но этот свод не мог прикрыть нас от бомб и пулемётных очередей... Именно там, в Зеленой браме, был я ранен в голову и руку, именно там потерял бесценных друзей, с которыми побратался в первые недели войны».

Во втором томе «Истории Великой Отечественной войны» о событиях, географическим центром которых было село Подвысокое, сказано: «Окруженные войска вели героическую борьбу до 7 августа, а отдельные отряды – до 13 августа, пока не иссякли возможности сопротивления». В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта генералов Музыченко и Понеделина. К началу августа они насчитывали 130 тысяч человек. Из Брамы к своим вышли около 11 тысяч бойцов и командиров. Остальные  либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая брама...

«Был бой, – отмечает Долматовский, – длившийся – ни много ни мало – две недели без перерыва... Дивизии и полки буквально кочевали из окружения в окружение, продолжая отчаянно сражаться на свой страх и риск...»

Так вот, в отдельном батальоне пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, созданного на базе Отдельной Коломыйской пограничной комендатуры и одноименного пограничного отряда, с тяжелыми боями отступающего от западной границы, находились служебные собаки. Они наравне с бойцами стойко переносили все тяготы того времени. Командир батальона майор Лопатин, несмотря на предложения командования отпустить собак (из-за отсутствия корма и невозможности создания надлежащих условий), этого не сделал. У села Легедзино батальон, прикрывая отход штабных частей командования Уманской армейской группировки, 30 июля принял свой последний бой...

Силы были слишком неравны: против 500 пограничников – полк фашистов. И вот в критический момент, когда немцы пошли в очередную атаку, майор Лопатин дал приказ: послать в рукопашный бой с фашистами пограничников и служебных собак. Это был последний резерв. Зрелище было страшное:

150 (данные различные – от 115 до 150 пограничных псов) обученных, полуголодных овчарок бросились на поливающих их автоматным огнем фашистов. Овчарки впивались фашистам в глотки даже в предсмертных судорогах. Противник, искусанный в прямом смысле и исколотый штыками, отступил, но вскоре немцам на подмогу подошли танки. Фашистские пехотинцы, воя от ужаса, запрыгивали на броню танков и в упор расстреливали собак. В этом бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен.

Есть красивая легенда, что уцелевшие собаки до конца остались преданными своим проводникам: каждая из уцелевших улеглась возле своего хозяина и никого не подпускала к его телу. Собаки отказывались от пищи и умерли от голода. По другой легенде, несколько десятков выживших овчарок, убежав с поля боя, прятались в окрестных лесах. К людям они так и не вернулись: одичали и жили, сбившись в небольшие стаи. Но нападали только на немцев. Как различали, не знает никто! Хотите верьте – хотите нет. Я верю!

После того боя, по воспоминаниям жителей села, когда немцы собрали своих погибших, было разрешено захоронить и советских пограничников. Всех, кого нашли, собрали в центре поля и похоронили вместе с их верными четвероногими товарищами. В 1955 году жители Легедзино смогли собрать останки почти всех 500 пограничников и перенести к сельской школе, возле которой и находится сейчас их братская могила.

А на окраине села, там, где шел единственный в мире рукопашный бой людей и собак с вооруженными фашистами, 9 мая 2003 года на добровольные пожертвования ветеранов войны, пограничных войск и кинологов Украины установлен единственный в мире памятник пограничнику и его верному другу – собаке. В разных странах есть много известных памятников собакам в честь их преданной любви к человеку и потрясающей верности. Но такого памятника, как у нас в Украине, больше нигде нет.

Памятник представляет собой мемориальный комплекс, расположенный на небольшой возвышенности. К нему ведёт асфальтированная дорожка, по краям которой установлены пограничные столбы. В центре памятника располагается крест на колонне. На перекладине креста епитрахиль – в христианстве символ жертвенного служения. Возле колонны памятные знаки в виде языков пламени. С левой стороны колонны знак с изображением советского воина с винтовкой в руках и медалью Героя Советского Союза. На правой стороне знак с изображением служебной собаки. У подножия колонны и памятных знаков надпись на украинском языке:

«Зупинись i поклонись: тут в липнi 1941 року пiднялися в останню атаку на ворога  бiйцi Окремої Коломийскої прикордонної комендатури 500 прикордонникiв i 150 їx службових собак лягли смертю хоробрих у тому бою, вони залишились навiчно вiрними присязi рiднiй землi».

Подвиг пограничников, до конца сопротивлявшихся врагу в первые месяцы войны в самом центре Украины, сопоставим с великим подвигом защитников Брестской крепости. Именно это подчёркивал в своей книге Долматовский: «Бессмертен, незабываем подвиг гарнизона Брестской крепости. Он стал символом. Но величие подвига гарнизона крепости на Буге именно потому утвердилось в истории, вошло в кровь и плоть нашего народа, что подвиг этот был не одиноким и не единственным. Образ мыслей, система действий, личное поведение защитников Брестской крепости были типическими и характерными для советских людей, выросших, духовно и физически сформировавшихся за два с небольшим десятилетия, прошедших после Великой Октябрьской революции. После нападения фашистской Германии на Советский Союз сразу же образовалась, правда, прерывистая, цепь подобных Бресту беззаветно сражавшихся крепостей (с фортами и стенами и без них).

Рейхсминистр пропаганды Геббельс записал в те дни в свой дневник: «5 августа 1941 г. Хуже будет, если нам не удастся до начала зимы закончить восточный поход, и весьма сомнительно, что это нам удастся...»

«10 августа. Большевизм, как идея и мировоззрение, еще очень силен, и боевая сила советских войск еще такова, что в настоящий момент ее нельзя недооценивать. Мы еще не достигли цели. Придется еще вести суровую и кровавую борьбу, прежде чем Советский Союз будет разбит...»

«24 августа. Большевики защищаются с ужасным упорством, и пока не может быть и речи о прогулке в Москву».

Знакомясь с этими высказываниями, я вновь и вновь испытываю чувство гордости. Все-таки оборонительные бои Красной Армии 1941 года дорого обошлись и противнику, показали всю нашу непреклонность, сорвали планы гитлеровцев, спасли промышленность юга, ставшую грозной силой в глубине страны уже в конце 1941 года. Героика сорок первого года, отвага и непреклонность защитников советской земли и советского строя, встретивших врага первыми, требуют неустанного изучения».

Что можно добавить сегодня к этим высказываниям Евгения Долматовского? Что все изменилось, что изменились взгляды на итоги войны, что герои стали врагами, а их подвиг – изменой?

Хочется верить, что памятник пограничнику и собаке сегодняшние обезумевшие радетели декоммунизации не посмеют тронуть. Жаль, что нельзя спустить собак на всех сегодняшних «писарчуків» истории, черных археологов и вандалов, поднимающих свои когтистые лапы на исторические святыни.

И в заключение – призыв к нам казненного фашистами чешского коммуниста: «Об одном прошу тех, кто переживет это время: не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас. Придет день, когда настоящее станет прошедшим, когда будут говорить о великом времени и безыменных героях, творивших историю. Я хотел бы, чтобы все знали: не было безымённых героев. Были люди, у каждого свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды, и муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю. Пусть же эти люди будут всегда близки вам, как друзья, как родные, как вы сами!

Пали целые поколения героев. Полюбите хотя бы одного из них, как сыновья и дочери, гордитесь им, как великим человеком, который жил будущим. Каждый, кто был верен будущему и умер за то, чтобы оно было прекрасно, подобен изваянию, высеченному из камня». («Репортаж с петлей на шее», Юлиус Фучик).

Земфира Кулиева


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях