К 135-й годовщине со дня событий в Чикаго 1 мая 1886 года

К 135-й годовщине со дня событий в Чикаго 1 мая 1886 года


Первомай имеет давнюю предысторию. 135 лет назад в США начались выступления чикагских рабочих за 8-часовой рабочий день, которые в итоге закончились столкновениями с полицией и кровопролитием.

В этом плане, можно говорить о том, что в конечном итоге этот праздник к нам пришел из Америки.

Позднее, данная дата стала одной из главных для трудящихся различных стран, которые боролись за свои права и свободы.Отсюда и классическое название праздника – День международной солидарности трудящихся.

В СССР Первомай долгие годы был основным государственным праздником.

В этот день   трудящиеся СССР  выражали свою солидарность с революционной борьбой трудящихся капиталистических стран, с национально-освободительным движением, выражали решимость отдать все силы борьбе за мир, за построение коммунистического общества

НЕТ ВОЙНЕ МЕЖДУ НАРОДАМИ,

НЕТ МИРУ МЕЖДУ УГНЕТАТЕЛЯМИ И УГНЕТЕННЫМИ!

Организованные колонны трудящихся шествовали по центральным улицам городов и поселков под марши и музыку политической направленности, из громкоговорителей звучали приветствия дикторов и политические лозунги, а с трибун, установленных обычно возле главных административных зданий, демонстрантов приветствовали руководители КПСС, представители власти, передовики производства, ветераны, почетные граждане. Велась трансляция по местным теле- и радиоканалам.

Главная демонстрация страны проходила ежегодно на Красной площади Москвы и транслировалась центральными телеканалами, со вставками кадров демонстраций в других крупных городах страны.

После августовского антиконституционного переворота 1991 года и  преступного разрушения  СССР господствующая буржуазия из первомайского праздника вымарала его классовое содержание  и  постоянно пытается провести ревизию тех достижений, которых добились трудящиеся Страны Советов и на которые капиталистические страны были вынуждены пойти под влиянием одного факта существования Советского Союза.

Компартия  Украины, верная классовым первомайским традициям, после своего восстановления в 1993 году и до принятия  господствующим режимом олигархов и националистов антиконституционного закона о декоммунизации в 2015 году, ежегодно проводила 1 мая протестные демонстрации, митинги:

Участники  многотысячной демонстрации и  торжественного митинга,

приуроченного ко Дню Международной солидарности трудящихся,

организованного в Киеве Компартией Украины на площади

Ленинского комсомола  (Европейской пл.) 1 мая 2011 года

Основные лозунги митинга: «Да здравствует Первое мая – День борьбы и протеста!», «Права не просят, их завоевывают! Выход один – сопротивление!», «Да здравствует Коммунистическая партия Украины!», «Скажем «НЕТ» олигархам!»

Сегодня всем полезно помнить, почему этот праздник отмечают именно 1 мая,

*****

ПЕРВОМАЙ В ЧИКАГО

Ранней весной 1886 года рабочие организации, в которых были сильны анархисты, развернули по всей стране борьбу за 8-часовой рабочий день. Анархисты, выступая на митингах, призывали рабочих вооружаться и переходить от мирных экономических требований к радикальным политическим - уничтожению капиталистической системы и господства одного класса над другим.

В понедельник 25 апреля 1886 года в центре Чикаго состоялся митинг, созванный Центральным союз труда. Среди главных лозунгов - "С первого мая - рабочий день 8 часов!", "Долой трон, алтарь и денежные мешки!".
Первого мая забастовало около 40 000 человек. Альберт Парсонс, анархист и основатель Международной Ассоциации Рабочих (International Working People's Association - IWPA) со своей женой Люси и их детьми, возглавлял марш 80 000 человек вниз по Мичиган-авеню.

В другом месте города на митинг собралось еще около 10 000 человек.  За манифестантами наблюдали полицейские и члены городского ополчения, вооруженные винчестерами (некоторые из них располагались на крышах зданий вдоль улицы). Однако день прошел без инцидентов. Так же как и следующий. Правда в одной из газет появился призыв расправиться с "главными организаторами беспорядков" - Парсонсом и Шписом.

Столкновения произошли в понедельник, 3 мая у ворот завода механических жаток Маккормика.

Профсоюз на этом заводе был запрещен еще в феврале и когда рабочие объявили о забастовке, администрация решила уволить всех работников и нанять на их место штрейкбрейхеров.

Прежние (теперь уже) рабочие завода, среди которых было немало выходцев из Ирландии, собрались у ворот завода, чтобы воспрепятствовать проходу скэбов, так презрительно называли штрейкбрейхеров,    на завод.

Рабочие были настроены решительно – в прошлогодней забастовке они одержали верх над хозяевами, которые пытались привести скэбов под охраной детективов частного агентства Пинкертона. На этот раз штрейкбрейхеров сопровождала полиция.

Около половины из 400 скэбов присоединились к бастующим, однако остальные направились на рабочие места.

Один из рабочих активистов Август Шпис призывал товарищей «стоять до конца и защищать профсоюз».

После окончания рабочего дня забастовщики встречали штрейкбрейхеров, выходивших с завода. Встречали руганью, сжатыми кулаками, угрозами. Полиция попыталась усмирить рабочих, пустив в ход дубинки и получила в ответ кулаки и камни.

И тогда раздались выстрелы. Несколько рабочих (от двух до шести человек – официальные данные и свидетельства очевидцев расходятся) были убиты, несколько ранено. 

Уже через несколько часов на собраниях профсоюзов было решено провести на следующий день митинг, через несколько часов чикагские анархисты выпустили листовку на немецком и английском языках тиражом около 2500 экземпляров, призывающую рабочих собраться на следующий день (то есть 4 мая) на митинг в сквере Хеймаркет на пересечении Рэндолф Стрит и Улицы Равнин, который находился в коммерческом центре города.

Надо заметить, что анархизм вожаков чикагских рабочих имел свою специфику: в отличие от классических нью-йоркских анархистов (сторонников тактики террора), анархисты Чикаго были тесно связаны с профсоюзным движением и стремились приобщить его членов к идеям социализма.

В анархизме чикагцев проявилось стремление к активным действиям, противостоящее позиции Социалистичесной рабочей партии, которая от работы в профсоюзах отстранялась.

3 мая 1886 года в Чикaго появились листовки в двух вариантах (на английском и немецком языках):

«Месть! Рабочие, к оружию!

Хозяева выслали своих кровавых псов - полицию.

Сегодня после полудня они убили у завода Мак-Кормика шестерых ваших братьев, они убили бедняг за то, что те, подобно вам, имели смелость не повиноваться произволу ваших хозяев.

Они убили их за то, что те осмелились потребовать сокращения часов тяжелого труда.

Они убили их, чтобы показать вам, «свободные американские граждане», что вы должны быть довольны тем, что соблаговолят дать вам хозяева, иначе вас убьют.

Вы годами сносили самые отвратительные унижения, годами терпели нужду и голод; своих детей вы приносили в жертву фабричным лордам - словом, все эти годы вы были жалкими и покорными рабами.

Для чего?

Для удовлетворения ненасытной алчности, для наполнения сундуков бездельников и грабителей, - ваших хозяев? И теперь, когда вы просите облегчить ваше бремя они высылают своих кровавых псов, чтобы те стреляли в вас и убивали вас.

Если вы мужчины, если вы подлинные сыны ваших великих предков, которые проливали свою кровь для вашего освобождения, то вы восстанете и своей могучей геркулесовой силой уничтожите отвратительное чудовище, которое хочет уничтожить вас.

Мы призываем вас к оружию! К оружию!

Ваши братья»

Haymarket scrapbook/Ed. Ьу п . Roediger, F. Rosemont. Chicago, 1986. Р. 14.

Автором листовки был Август Шпис (1855-1887) - один из руководителей чикагской группы революционных социалистов, немецкий эмигрант, редактор газеты «Chicagoer Arbeiter-Zeitung», видный профсоюзный деятель, как и А. Парсонс, входивший в состав руководства основного прогрессивного объединения профсоюзов Чикаго - Центрального рабочего союза ( 1889 г.). 

Впоследствии А. Шпис отрицал, что ему принадлежит призыв к «мести». Это слово будто бы вставил в текст наборщик «Chicagoer Arbeiter-Zeitung» Г. Подеве, который, в свою очередь, утверждал, что таков был авторский оригинал. 

Известно также, что по требованию Шписа часть тиража была уничтожена и были отпечатаны менее «кровожадные» листовки, которых распространили около 20 000 экземпляров.

Листовка с призывом принять участие в митинге на Хеймаркет 4 мая:

«Внимание рабочие!

Массовый митинг сегодня вечером в 7.30 на Хеймаркет, Рэндолфстрит, Бет. Дисплейнз и Холстед 4.

Участвуют лучшие ораторы, которые разоблачат последние зверские действия полиции, расстрел наших товарищей-рабочих вчера после обеда.

Рабочие, вооружайтесь, выступайте все вместе.

Исполнительный комитет».

Митинг на Хеймаркет

Митинг начался вечером 4 мая под легким дождем не на самой площади, а на улице Равнин, где собралось около двух тысяч человек. За митингом наблюдало большое количество полицейских (около 180 чел.). Выступая с повозки, которую использовали как ораторскую трибуну, Август Шпис первым делом сказал, что митинг собран не для того, чтобы подстрекать к насилию и вызвать бунт, а чтобы объяснить общую ситуацию с борьбой за восьмичасовой рабочий день и пролить свет на различные инциденты в связи с этим.



Митинг на Хеймаркет

Митинг проходил настолько спокойно, что мэр города, специально приехавший, чтобы усмирять страсти, не дождался его окончания и ушел.

Конечно, выступавшие говорили о своем возмущении вчерашним расстрелом, о необходимости объединяться, о грядущей победе и о борьбе, которую она требует.

Пошел уже десятый час вечера, когда привезли следующего оратора. Этот бывший социалист, перешедший в партию анархистов, привлекшую его бо'льшим радикализмом, говорил почти час. Однако речь его была вполне умеренной.

Он делился со слушателями последней статистикой о положении рабочего класса в Америке, говорил о неизбежности перехода на 8-часовой рабочий день, о необходимости объединяться.

Был только один достаточно острый момент. Оратор воскликнул: "Знаете ли вы, что армия поднята по тревоге и готова скосить вас картечью? Где мы находимся - в свободной стране или в России, в Испании, в Германии, наконец?" (Голос из толпы: Похоже на то!).

Но в целом речь была настолько уравновешенной, что репортер "Чикаго трибюн", посланный на митинг с напутствием "принести чего-нибудь горяченького", просто заскучал.

А мэр, убедившись, что порядок соблюдается и никто не призывает к насилию, вышел из толпы и зашел в ближайший полицейский участок сказать, чтобы его начальник, инспектор Бонфилд, распустил резерв полицейских, собранных для усмирения возможных беспорядков.

И хотя его детективы в гражданском, находившиеся в толпе, говорили о безобидном поведении митингующих, но распускать личный состав по домам начальник участка все же не стал.

Мэр вернулся на митинг, послушал еще немного, сел на свою белую лошадь и отправился домой.

Одиннадцатый час вечера, стало еще темнее. На повозку взобрался третий оратор. Не прошло и десяти минут, как над площадью нависли тучи, поднялся ветер. Начал собираться дождь. Народ стал понемногу расходиться, первыми ушли женщины и дети. Организаторы митинга тоже потянулись к выходу. На площади осталось не более трехсот человек.

Оратор перешел к заключительным словам.

"Современная общественная система устроена так, - сказал он, - что кучка богачей держит под контролем средства существования.

Закон охраняет только наших закабалителей. Рабочие в слепой ярости атаковали завод Маккормика, и полиция хладнокровно стреляла в них - ну как же, надо ведь защитить собственность!

Но почему вся собственность в этой стране принадлежит одному миллиону человек, а остальные 54 миллиона законом не защищены?

Нам ничего не остается, как обхватить руками горло этого так называемого закона и душить его до тех пор, пока он не перестанет дергаться.

Бдительно следите за этим законом, душите его, убивайте, режьте, делайте все, чтобы его ранить, чтобы помешать его продвижению!"

Однако полиция, усмотрев в словах последнего из выступавших подстрекательские призывы, решила, что агитацию пора заканчивать.

Этим последним из выступавших (уже в половине одиннадцатого вечера) был Самуэль Филден (1847-?) - уроженец Англии, революционный социалист, активный участник рабочего движения в Чикаго.

Тут два сыщика в штатском отделились от толпы и поторопились в полицейский участок, чтобы доложить инспектору Бонфилду, что оратор употребляет подстрекательские выражения, призывает душить и убивать полицию (позже на суде оратор объяснил, что это была лишь метафора). Бонфилд быстро собрал свою команду, и колонна, руководимая им и капитаном Уордом, почти бегом направилась к месту митинга.

Когда полицейские в несколько рядов окружили импровизированную трибуну, толпа замерла от неожиданности: митинг вот-вот должен завершиться, зачем же полиция?

Капитан Уорд громко крикнул: "Именем народа Иллинойса приказываю вам немедленно и мирно разойтись!" Выступавший возразил: "Но мы мирные люди!" Капитан повторил свою команду. "Хорошо, мы уходим", - ответил оратор и начал спускаться с повозки.

Взрыв бомбы во время митинга

В этот момент что-то пролетело над толпой и упало среди рядов полиции. Раздался сильнейший взрыв, в окрестных кварталах вылетели стекла. На мгновение над площадью воцарилась тишина, а затем полицейские выхватили револьверы и почти в полной темноте открыли беспорядочный огонь по толпе. Стрельба продолжалась две-три минуты, люди разбегались во всех направлениях.

Газета "Чикаго трибюн" на следующий день сообщила: "Полицейские просто обезумели от взрыва и стали опасны, как бывает опасна любая толпа, ослепленная страхом. Они стреляли, не делая различия между мирными гражданами и нигилистами-убийцами".Один полицейский погиб сразу, еще пятеро были тяжело ранены и вскоре умерли, еще один умер от последствий пулевого ранения два года спустя, ранены были около 60 полицейских.

Было убито несколько рабочих и множество ранено, однако эти данные официально не были зафиксированы, потому что рабочие - участники митинга скрывали свои ранения, опасаясь преследований.

Та же газета «Чикаго Трибьюн» сообщала, что «очень большое количество полицейских было ранено револьверами друг друга....».Полицейский капитан Майкл Шаак написал, что количество раненых рабочих было "в значительной степени больше, чем со стороны полиции".По оценке газета «Чикаго Герольд», описывавшей место "дикой резни" по крайней мере пятьдесят мертвых или раненых гражданских жителей лежало на улицах.

На следующие полтора месяца в Чикаго установилось необъявленное военное положение. Проводились облавы, повальные обыски. Без всяких ордеров были арестованы сотни людей.

Состоявшийся вскоре суд над восемью арестованными оказался прямым издевательством над юстицией. Судья не скрывал своей настроенности против подсудимых. Присяжных отобрали таким образом, чтобы никто из них не сочувствовал рабочему движению.

Суд выслушивал "свидетелей", которые не могли находиться на месте происшествия. Один такой слышал, как двое подсудимых обсуждали по-немецки предстоящий взрыв бомбы (позже он признался, что ни слова не знает по-немецки).

Свидетели обвинения путались в показаниях, противоречили друг другу и самим себе. Что касается представших перед судом, двое из них ушли с площади до взрыва, один - еще до начала митинга, а один из подсудимых вообще не был на Хэймаркете и узнал о событиях только после ареста.

Никаких реальных улик, доказывавших, что кто-то из восьмерых судимых снарядил или бросил ту бомбу, у суда не имелось. И еще: если руководители рабочего движения знали о предстоящем взрыве и готовили его, зачем они пришли на митинг с женами и детьми?

И тем не менее восьмерых арестованных осудили не за реальные, доказанные преступные действия, а за высказывание своих убеждений в печати и устно. Все восемь подсудимых были признаны виновными в убийстве, семеро приговорены к казни через повешение, а один (тот самый, который не был на митинге) - к 15 годам заключения.

Август Шпис (August Spies) - Альберт Парсонс (Albert Parsons)

Луи Линг (Louis Lingg) - Майкл Шваб (Michael Schwab)

Сэмюэль Филден (Samuel Fielden) - Адольф Фишер (Adolph Fischer) 

Джордж Энгль (George Engel) - Оскар Нибе (Oscar Neebe)

Из заключительной речи Августа Шписа на суде:

"Ваша честь, обращаясь к суду, я говорю как представитель одного класса представителю другого ...

Если вы думаете, что, повесив нас, вы сможете уничтожить рабочее движение.., движение угнетенных миллионов, миллионов, которые тяжко трудятся в нищете, ожидая избавления, - если это ваше убеждение, тогда повесьте нас!

Вы пытаетесь потушить пожар, но здесь и там, за вами и перед вами, и повсюду пламя разгорается. Это - подземный огонь. Вы не сможете его погасить.

Таковы мои убеждения. Они составляют часть моего «я». Я не могу отказаться от них, да и не хотел бы, если бы мог. И если вы полагаете, что вы можете уничтожить эти убеждения, которые с каждым днем получают все большее распространение, если вы полагаете, что можете уничтожить их, послав нас на виселицу, если вы хотите, чтобы снова люди подвергались казни за то, что они говорят правду (а попробуйте указать нам, где и когда мы сказали ложь!), - я говорю, если смерть служит наказанием за слово правды, тогда я готов гордо и бесстрашно заплатить эту дорогую цену! Зовите вашего палача!

Приговор, вынесенный судом присяжных 20 августа 1886 г., вызвал в США и во всем мире волну протестов рабочих организаций и прогрессивной интеллигенции.

16 сентября резолюцию протеста против приговора приняла Американская федерация труда. С. Гомперс повторил протест 10 ноября, явившись непосредственно к губернатору Оглсби в Спрингфилд.

29 сентября протест заявила палата депутатов французского парламента, 6 ноября - рабочие из 49 городов Англии, а также Оскар Уайльд, Бернард Шоу, П. Кропоткин и др. 

Накануне казни губернатор Оглсби под давлением американской и мировой общественности заменил казнь 15-летним тюремным заключением еще двум приговоренным (М. Швабу и С. Филдену).

Линг совершил самоубийство в камере тюрьмы, взорвав во рту горсть динамита, пронесенную ему в камеру под видом сигары (взрыв уничтожил половину его лица и он умирал в мучениях еще несколько часов).



Самоубийство Линга



11 ноября 1887 года Шпис, Парсонс, Фишер и Энгль были подведены в белых капюшонах к виселице. Они пели "Марсельезу", гимн международного революционного движения.

Казнь

Согласно рассказам свидетелей, за мгновение до казни Шпис прокричал: "The time will come when our silence will be more powerful than the voices you strangle today!"

"Придет время, когда наше молчание будет сильнее голосов, которые вы сегодня душите!"

Похороны казненных

Похороны состоялись на немецком кладбище в пригороде Чикаго в присутствии более десяти тысяч человек.

Шли годы. Постепенно трагические события стали забываться, а массовая истерия уступила место размышлениям. Что же случилось на митинге? Кто был в этом виноват?

Возникло общественное движение за освобождение троих заключенных. Успеху сторонников милосердия способствовали два обстоятельства.

В январе 1889 года газета "Чикаго таймс" опубликовала данные журналистского расследования коррумпированности чикагской полиции.

Оказалось, что инспектор Бонфилд и следователь, руководивший поисками и арестами анархистов, в свободное от работы время занимались рэкетом, собирали дань с преступников и проституток, а один из их подчиненных торговал краденым.

Второе важное событие: в январе 1893 года губернатором был выбран Джон Альтгельд, юрист, человек либеральных взглядов.

Изучив тома дела и протоколы суда, Альтгельд пришел к выводу, что семь лет назад была намеренно совершена чудовищная судебная ошибка.

Понимая, что его решение снова расколет общество и станет концом его политической карьеры (так оно и получилось), губернатор все же помиловал троих заключенных и  было объявлено, что вся "чикагская восьмерка" была невиновна в инкриминируемом им преступлении..

Монумент в память о событиях на Хеймаркет.

Праздник трудящихся всего мира 1 мая был установлен Парижским конгрессом Второго интернационала в 1889 году в память о событиях на площади Хеймаркет в Чикаго. В общем, будем помнить о том, с чего именно начался праздник 1 мая!..

По материалам открытых источников Арсений Анин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях