5 марта - День памяти Иосифа Виссарионовича СТАЛИНА. ВОЗВРАЩЕНИЕ

5 марта - День памяти Иосифа Виссарионовича СТАЛИНА. ВОЗВРАЩЕНИЕ


Наша первая школьная учительница Надежда Ларионовна Гученко  окончила еще до революции институт благородных девиц, дававший, помимо всего прочего, изумительную культуру поведения  в обществе. Стройная, не по годам, стать, всегда легкая улыбка на лице. По нескольку раз в году навещала каждую семью, где беседовала не только о делах школьных и о своих питомцах, но и многом прочем. Скажите на милость, приходилось вам часто принимать дома школьных учителей своих детей или внуков?

Надежда Ларионовна обладала завидным голосом. Она вместе с нами пела на уроке «Песню про Сталина» Максима Рыльского:

 - Із-за гір та високих

Сизокрил орел летить –

Не зламати крил широких,

Його лету не спинить…

Портретное фото И.В.Сталина

Злой мартовской ночью  не просто сложились, а навсегда сломались крылья человека, чьей улыбкой были мы согреты и спасены в суровое военное лихолетье. Мать на удивление рано утром включила радио. Обычно она поднимала нас вместе с братом в школу в семь часов утра. Обжигающие слова Обращения ко всем советским людям не оставляли ни малейшей надежды. Слезы и рыданье приходилось глушить подушкой и ватным одеялом. Казалось бы, уже не маленький, пошел двенадцатый год…

По улице дул пронизывающий ветер, как бы соревнуясь  с разразившейся  метелью.  Встретил одноклассников-близнецов Борю и Свету Пороскунов, живших по соседству. Глаза и у них красные и опухшие  от домашних слез. Как неприкаянные, брели мы в то утро в школу. Большой актовый зал встретил нас многоголосым ревом. Рыдали все – от старшеклассников до первоклашек и учителей.  Никто не стыдился своих чувств и искренних слез.

Один только директор школы мерил свои шаги перед нашим огромным собранием. Может, ему стоило бы сказать нам несколько слов в утешение всех, кого объединило   всеобщее горе? Но он  молчал. И продолжал отсчитывать свои шаги в начищенных до блеска хромовых сапогах. Не знаю, но почему-то его дружно не любили все, от учителей до учеников, скорее побаивались.

По семейным обстоятельствам мне в начале пятидесятых годов пришлось немного учиться у маминых родителей – в городе ей было тяжело одной поднимать на ноги двух сыновей-подростков. Село Красное Сумского района, которому его  жители подарили новое название как символ веры и надежды на лучшую жизнь, славилось на всю округу не только своей средней школой. Зажиточное хозяйство, которое еще до  войны удостоилось чести стать участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. Прекрасный двухэтажный дом культуры, тогда же построенный на колхозные средства. Самобытные самодеятельные коллективы художественной самодеятельности, равным которым  не было  за пределами района.

Сюда, на объединенное собрание коммунистов и  комсомольцев, февральским вечером прибыл представитель  районного комитета партии с поручением рассказать нам в Закрытом письме ЦК КПСС о «кровавых злодеяниях» Сталина в годы «культа личности». Из памяти участников собрания, увы, еще не сгладились иные преступления – немецких оккупантов и их прихвостней. Это они расстреляли председателя колхоза и  комсомольских активистов. Благодаря решительным и умелым действиям фронтов, которыми командовал Верховный Главнокомандующий, их родные места уже к исходу лета 1943-го испытали радость освобождения. Немцы та быстро бежали. что в  селе война не оставила после себе тяжелых последствий. Удалось быстро залечить ее раны.

С тяжелыми чувствами и горьким осадком расходились мы тогда из Дома культуры. Вопросов на собрании задавать не полагалось, хотя они роем кружились, не давали покоя. Задавал сам себе вопрос: «А как бы отнеслись к тому, что нам «вывалили» на наши пятнадцатилетние головы мой отец, его младший брат, бригадир колхозной садоводческой бригады старший сержант Никита Сиряченко, павший в 1942-м под Великими Луками? Или самый старший из трех братьев Григорий, командовавший истребительным батальоном осенью 1941-го в оборонительных боях за Кременчуг и прошедший  с жестокими боями  всю войну?

Мужали мы в те  годы быстро, взрослели, набирались  опыта далеко не на гладких, порой тернистых дорогах. Но вновь и вновь как бы незримая демоническая сила пыталась испытывать на излом наше сознание. К этому времени за плечами остался, пусть и небольшой опыт в районном комитете комсомола, за что  ему остался признательным на всю оставшуюся жизнь Увы, эти будни и хлопоты для нас были наполнены не «ЧП районного масштаба», как писал тогда в своей повести именитый писатель Юрий Поляков, а  комсомольскими стройками в виде районного Дома культуры, первого в области широкоэкранного кинотеатра, ударными субботниками и воскресниками, до хруста и ломоты в спине от радости коллективной работы.

1961 год стал годом ХХII съезда КПСС. Это была пора невиданного трудового подъема и невиданных достижений  в различных отраслях народного хозяйства, годом первого полета советского человека в космос. Он стал и годом принятия новой Программы партии, которую один из основателей РСДРП (б) Вячеслав Молотов назвал программой несбыточных ожиданий. За это его  исключат из членов КПСС, восстановят его в партийных рядах лишь в 1984 году. Партийный билет ему вручит генеральный секретарь ЦК КПСС К. У. Черненко. Выступая на октябрьском (1964 г.) Пленуме ЦК КПСС, будущий глава Советского правительства А. Н. Косыгин честно признался: многие контрольные цифры и показатели, преследовавшие цель завершить создание к 1980 году материально-технической базы коммунизма, брались едва ли не с потолка, были далеки от реальности. Чем это аукнулось  впоследствии в умах и сердцах десятков  миллионов советских людей, не трудно было предполагать.

Хрущевский ХХII-й вместе с ХХ-м съездами пролегли черной полосой через всю советскую историю развенчанием «последствий культа личности», окончившихся надругательством над прахом И. В. Сталина. В знак протеста делегация Коммунистической партии Китая, которую возглавлял Чжоу Эньлай, досрочно покинула съезд. К могиле, где был перезахоронен советский вождь, китайские товарищи возложили венок с надписью «Великому марксисту Сталину в знак того, что китайские коммунисты не согласны с политикой Хрущева и его действиями в отношении товарища Сталина». Памятник на его могиле будет установлен в 1970 году, его автором стал всемирно известный советский скульптор Николай Томский, лауреат пяти Сталинских премий.  

А нам всем предстояло долгие годы жить с ощущением попранной справедливости, исторической правды и вопиющего надругательства над подвигом  и памятью человека, оставившего потомкам Великую Державу-Победительницу. 

Прости нас, дорогой Иосиф Виссарионович, поверь нашему честному и запоздалому признанию в том, что позволили черным силам и мракобесам совершить свое сатанинское  дело!  Добавить к этому  следует слова признанного летописца Сталинской эпохи, советского поэта и автора поэмы «Зачем срубили памятники Сталина?» Феликса Чуева:  

Она первична, Правда, а не Слава,

Она за ним стояла у руля -

Ее не свалишь краном с пьедестала

И не зароешь даже у Кремля.

Как то в процессе одной из встреч с авторским коллективом, занимавшимся созданием нового учебника политэкономии, Иосифа Виссарионовича спросили:

 - Когда, по вашему мнению, будет построен коммунизм?

 - Когда хлеб станет бесплатным.

Кратко, убедительно и исчерпывающе, как и многое в Сталинской диалектике. Действительно, хлеб во все времена является мерилом всех богатств и достоинств. Изобилие хлеба в стране – значит, народ сыт и накормлен, а не побирается, еле сводя концы с концами.

И.В. СТАЛИН: Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа  будет за нами! 

Не я один, многие представители старших поколений, в начале пятидесятых годов, бывая на предприятиях общественного питания, а не одних лишь ресторанах, но и в  кафе, столовых и даже сельских так называемые «чайных», видели на столах хлеб, который не включался в стоимость блюд. Такими были лишь первые шаги реализации Сталинской продовольственной программы, ставшие возможными благодаря преодолению последствий войны и засушливых лет, широких мероприятий по созданию системы полезащитных насаждений, орошению и ирригации, строительству каналов и искусственных водоемов.

Будучи по убеждениям и до мозга и костей троцкистом, Хрущев после своего прихода к власти не считался ни с наукой, ни с отечественной  практикой, игнорировал объективные законы развития страны и общества. Результаты его правления  оказались плачевными. Помнятся огромные очереди за хлебом с примесями гороха и кукурузы. Тогда страна вынуждена была впервые в своей истории прибегнуть к закупкам продовольственного зерна за рубежом.  

А теперь перейдем от хлеба насущного к пище духовной, которой нас велено было усердно потчевать после ХХ съезда. Как там у Феликса Чуева: «Мы верили, а веру убивали… Но от неверья трижды тяжело»? Кажется, это было на первом курсе университета, на лекции по Истории КПСС. Преподаватель, годами не на много старше нас, посоветовал не «зацикливатьсься» на этом десятилетии, упомянуть лишь   Постановление  ЦК КПСС о преодолении культа личности и его последствий, да и то вскользь.  Наш преподаватель  явно обладал определенным чувством предвидения, потому как на горизонте  явственно вырисовывался новый культ личности, теперь уже Хрущевский – пигмея по сравнению со Сталиным.

Не знаю, как в дальнейшем сложилась судьба нашего  университетского преподавателя, зато в скорости мы имели проследить и оценить жизненный путь двух наиболее преданных «дорогому для них Никите Сергеевичу» - Отто Вильгельмовича Куусинена и Бориса Николаевича Пономарева, сыгравших  пагубную роль в истории Советского государства, КПСС и международного коммунистического движения. Оба вышли из глубоких недр Коминтерна, который Зиновьев и Троцкий  рассматривали как свой  тыл и базу для пополнения своих сторонников (Раковский, Радек, Пятницкий и прочие). 

Финский социал-демократ Куусинен «родом» из II Интернационала, имел прочные и устойчивые связи с Фининтерном, что отнюдь не помешало ему стать одним «из признанных лидеров» Коминтерна. У него с Пономаревым был общий интерес:  оба питали зоологическую ненависть к Сталину и его политике, впрочем, как и Хрущев, которому, до поры – до времени, приходилось скрывать подлинное  естество и намерения. Куусинен, казалось бы,  был трижды близок к достижению заветной цели – возглавить «красную Финляндию» (в 1918, 1939 и 1944 г. г.). Увы, не сложилось. Сталин предпочел после Второй мировой войны иметь по соседству с Советским Союзом нейтральную и дружественную Финляндию. Отто Вильгельмович пришлось довольствоваться должностью председателя Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР (вплоть до упразднения ее в 1956 году).

Хрущев, понятное дело, не обошел обоих высокими постами. Куусинен с 1957 года секретарь ЦК КПСС, чуть позже (в 1961 году), избрали секретарем ЦК КПСС и Пономарева – заведующим Отделом международного коммунистического и рабочего движения. Оба,  благодаря  заботам Никиты, были избраны действительными членами АН СССР. Хотя их научный вклад был близок к нулевой отметке. Первый стал автором весьма посредственного учебника «Основы марксизма-ленинизма», второй - руководителем авторского коллектива  «Истории КПСС» (восемь изданий, причем огромными тиражами), над которыми в поте лица  трудились академики, доктора наук, целые институты.

Весной 1964 года в Центральном Комитете партии с облегчением вздохнули, когда провели «политического долгожителя» Отто Куусинена в последний путь. А через полгода был отправлен на политическую пенсию их покровитель Хрущев. Но Пономарев был непоколебим в своем намерении и  дальше шельмовать Сталина. Как-то на одном из заседаний Президиумов  ЦК Л. И. Брежнев повел речь  хотя бы о частичной реабилитации Сталина. Однако Борис Николаевич, что называется, пластом лег: делать этого нельзя ни в коем случае, нас не поймут ни Итальянская, ни Французская компартии. Не «знал» куратор международного коммунистического движению, что  ИКП и ФКП вместе с Испанской  компартией  давно плавно разворачивали свои «партийные корабли» в направлении еврокоммунизма? Или не хотел знать? Как и того, что в интересах сплочения международного коммунистического движения следовало бы нормализовать отношения с КПК, коммунистами КНДР, Вьетнама, Албании.

Лично для Пономарева пребывание в КПСС закончилась с того дня, когда Ельцин подписал указ о неконстуционном запрете КПСС . У него и в мыслях не возникло намерения влиться в ряды КПРФ, как это сделали Егор Лигачев и Григорий Романов, вместе с товарищами бороться за отмену этого позорного акта. Нынче дело своего дядюшки в Укрбандустане продолжает его племянник, бывший депутат Госдумы Илья Пономарев, уличенный в огромных хищениях в Сколково и объявленный в международный розыск.

Сталин до последней минуты жизни, до последнего удара сердца жил заботами своего Отечества, интересами взрастившего его трудового народа. А эти… Трудно даже подобрать для них подходящее выражение. Младший сын Хрущева Сергей Никитич  «бросил якорь» в Америке, до последнего делился там опытом, как они вместе  со своим незабвенным папашей  учились Родину предавать. Там же, но только в Нью-Йорке, уютно чувствует себя профессор кафедры международных отношений Новой школы правнучка своего «именитого прадеда» Нина Хрущева. Где-то на американских просторах «нашли свое место в жизни» внуки Андропова. Многие прорабы горбачевской «перестройки» вместе со своими домочадцами нынче комфортно устроились в Германии, Италии, Франции, Испании. Остальным достались  должности референтов и консультантов в «Горбачев-фонде». 

А теперь давайте сравним. Хрущев, едва успев взгромоздиться в кресло руководителя партии коммунистов, а затем и главы Советского государства, все свои десять лет пребывания во власти, только тем занимался, что клеймил, разоблачал, реформировал, а, правильнее было бы  сказать, разрушал все, что было сделано Сталиным, все, что было связано с его эпохой и его временем. И хотя, в конечном итоге,  Хрущев потерпел поражение, все же сделать ему удалось немало. Положить начало  разрушению великой страны, вызвать эрозию в сознании, чести, совести,  патриотизме, гордости миллионов людей, за все сделанное и совершенное ими, за социалистический строй. 

К глубокому сожалению, вновь  должен возвратиться к не вызывающей симпатии личности Куусинена. Но уже в следующей последовательности: Куусинен – Андропов – Горбачев. В 1951 году в Центральном Комитете появился новый инспектор Отдела руководящих партийных, профсоюзных и комсомольских органов 36-летний Юрий Андропов, до этого работавший вторым секретарем Петрозаводского горкома партии. К его выдвижению приложил свою руку О. В. Куусинен. На новом поприще выдвиженец приглянулся Андрею  Громыко. С 1953 года Андропов Чрезвычайный и Полномочный посол в Венгерской Народной Республике. Судя по всему, его позиция была определяющей в необходимости ввода советских войск  с целью подавления профашистского мятежа. После этого в Будапеште надолго не задержался, стал заведующим Отделом  социалистических стран. После ХХII cъезда -  секретарь  ЦК КПСС. С 1967 года председатель КГБ СССР.

Во время поездки Л. И. Брежнева на отдых и лечение на кавказские Минеральные Воды Генерального секретаря в вагоне встречали руководители Ставропольского края. Среди них был  замечен Горбачев. Андропову, присутствовавшему на этой встрече, также  приглянулся  молодой  секретарь обкома. После встречи с ним  председатель КГБ даже «сватал» его на должность своего первого заместителя. Но у Брежнева на этот счет были иные планы.  

После смерти Брежнева пришедший к власти Андропов давал неоднократные посылы Западу к углублению сотрудничества с капиталистическими странами. Делалось это усилиями Джермена Гвишиани, члена АН СССР и ряда других зарубежных академий, признанного в мире авторитета в сфере управления и социологии. Рядом с ним можно было довольно скоро увидеть Егора Гайдара, Бунича, Аганбегяна, Заславскую, Абалкова, Шаталина, Явлинского – прочих будущих корифеев и «певцов» рыночной экономики. Ну, а для Арбатова, Шахназарова, Бовина, Бурлацкого – будущих членов горбачевской команды» - еще с хрущевских времен ЦК КПСС был, «что дом родной». Вряд ли Андропов мог бы предугадать, чем обернутся «шашни» Гвишиани и его единомышленников с недавними идеологическими противниками. Ему просто не хватило времени распознать  их подлинные  намерения? Или желания? Но из-за кулис  уже выглядывала  физиономия Горбачева, ждавшего своего появления на политической сцене. 

В  Сталинскую эпоху, появись на арене такой политический «деятель», его довольно быстро «раскусили» бы, прозвав Мишей-балаболкиным. Такое прозвище ранее носил Бухарин Николай Иванович, Коля-балаболкин. Горбачев буквально фонтанировал своими идеями типа «Новое мышление», «Больше социализма и демократии», «На широкое русло гласности», «Ускорение», «Раскрепощенное сознание», «Обновленный социализм» и прочее. Что-то оставалось в людей в уме, многое из сказанного тут же улетучивалось.

Обуреваемый программой обуздания гонки вооружении, которые в большинстве своем напоминали переговоры сильного (США) и слабого (СССР), на которых Горбачев и его подельники сдавали американцам одну позицию за другой, пускали «под нож» уникальные разработки советской военно-технической мысли, равным которым не было в мире; шли на беспрецедентную сдачу своих территорий и геополитических интересов. «Пиком»  стало предательство своих союзников по СЭВ и Варшавскому Договору, когда Горбачев  поставил их перед фактом -  перейти на обеспечение  нефтью не за так званую валюту СЭВ – переводные рубли, а по мировым ценам. В результате рухнула экономика Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Польши, Монголии и Румынии,  их накрыла волна антисоциалистических переворотов. В мгновение ока ФРГ аннексировала ГДР.

Все это было подчинено главной цели – уничтожению веры народа в советский строй, в  бесспорные достоинства и преимущества социалистического общества, главным архитектором строительства которого были Сталин и его сподвижники. Открылись шлюзы самой грязной, разнузданной, полной клеветы и фальсификации исторической правды. Все это обрушилось на головы миллионов советских людей. Главным подстрекателем и организатором этой кампании, как ни странно, стал сам Генеральный секретарь и он же глава государства, секретари ЦК Яковлев, Медведев, Фролов и прочие. Окончилась  тем, чем  должна была окончиться затеянная Горбачевым катастройка, который под занавес своей президентской биографии выдавил «признание», что, дескать, Советский Союз вообще не подлежал реформированию.

Затем преступное трио в лице Ельцина, Кравчука и Шушкевича подписало 9 декабря 1991 не имевшую юридической силы и правовых последствий Беловежскую «сделку на троих» - о ликвидации Советского Союза и создании вместо него аморфного «Союза Независимых Государств». Казалось бы, Великая Страна, созданию, укреплению и защите которой посвятил всю свою жизнь Сталин, навсегда   ушла в историю. Но не спешим ставить на ее истории  точку.

Через пелену лжи, дезинформации, фальсификации, клеветы и беспардонного подтасования фактов и фактиков все четче и явственней нынче проступает чистый, незамутненный, подлинный облик И. В. Сталина. Отдадим должное подвижническому, огромному и бескорыстному труду всех тех писателей, историков, публицистов, которые за последние три десятилетия помогли в своих произведениях и публикациях  увековечить   Великий Подвиг достойного продолжателя Ленинского дела, сохранить для потомков бессмертный Сталинский образ. Низкий поклон и чувство огромной признательности всем нашим товарищам по общей борьбе, по общепартийному делу, тем, кто считает своим долгом доносить  до сознания людей, до всех, кто считает себя по прежнему ленинцами и сталинцами,    продолжателями их поступков, действий и будущих свершений.

Закончить свои воспоминания позволю себе фрагментом  выступления Петра Николаевича Симоненко на научно практической-конференции, состоявшейся в Центральном Комитете Компартии Украины в честь 140-летия И. В. Сталина: 

- Да, Сталин, как любая выдающаяся личность, полон противоречий. Были ошибки и просчеты, были взлеты и падения. Но он и его соратники были первопроходцами и реальный мир таков, что есть времена и обстоятельства, когда безболезненных решений просто не  существует. Если бы не было сталинского плана построения социализма на основе индустриализации, если бы не был уничтожен класс кулаков-мироедов, если бы не реализация ленинской национальной политики, обеспечившей национальный мир в многонациональной стране, то СССР бы раскатали гусеницы немецких танков. А если бы не были разгромлены бандитские элементы, диверсанты и иностранные шпионские сети, то наша страна  перестала бы существовать даже без фашистских танков. Что и произошло в 1991 году.

Две гвоздики товарищу Сталину к его памятнику у Кремлевской стены   

С возвращением Вас, дорогой наш Иосиф Виссарионович! С возвращением в наши мечты, надежды и чаяния, в ряды бойцов за социализм, за правду,  за справедливость, за счастье нынешнего и грядущих поколений, Ваших  идей и богатого наследия. Оставайтесь с нами навсегда!  

Владимир СИРЯЧЕНКО,

публицист          


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях