Откуда и куда возвращается Америка? По итогам выступления 46-го президента США Джозефа Байдена с большим внешнеполитическим посланием в Госдепартаменте


Судя по реакции мировых СМИ, минувшая неделя, 4 февраля, ознаменовалась выдающимся событием, первым выступлением 46-го президента США Джозефа Байдена с большим внешнеполитическим посланием в Госдепартаменте.

Таких программных заявлений всегда ждут от каждого нового главы американской исполнительной власти.

Правда на этот раз едва ли ожидали чего-то нового, так как Джо Байден уже успел выступить с программной речью в Конгрессе, где определил главные направления внешней политики США.

Главными противниками он назвал Россию и Китай, пообещав, что США будет оказывать на них еще большее давление и заставит делать то же самое своих союзников и партнеров.

В Госдепе он объявил о возвращении к глобальной руководящей роли Соединенных Штатов на мировой арене и восстановлению международного порядка, существовавшего до Трампа.

И вполне естественно речь Байдена легла в канву его последних внешне- и внутриполитических решений, которые были приняты за первые недели его пребывания в Овальном кабинете Белого дома.

Дабы избежать оговорок и кривотолков, содержание президентского выступления было явно заранее спланировано и выверено.

Новым президентским администрациям в США принято давать некоторое время, прежде чем начинать судить их политику.

Несмотря на огромное количество «красных линий», оставшихся в наследство от предшественников, кабинет Байдена буквально за считанные дни во многом значительно изменил внешнеполитический курс США, и речь президента, практически обошедшаяся без ярких моментов, только подтвердила решимость нового хозяина Белого дома демонтировать наследие Трампа по всем направлениям. «Америка вернулась!» — заявил Байден в своём выступлении, не уточнив, куда и по каким направлениям.

Из кратких слов нового американского лидера осталось неясным, как именно будет выглядеть на практике «возвращение» то ли ко временам Обамы, то ли куда ещё дальше.

На протяжении 16 лет до Трампа США непрерывно воевали, проводили «контртеррористические» операции сразу в десятках стран, устраивали гуманитарные интервенции, осложненные кризисом беженцев и резким падением авторитета и влияния американцев в мире.

Позднее, один из заокеанских комментаторов не без ехидства заметил по поводу главного рефрена выступления Байдена, что «Америка никуда не уезжала». И что возращение в прежние, дотрамповские времена, когда американцы отвечали за глобальную безопасность и считали себя умнее всех на планете, чревато собственным банкротством.

В своём комментарии по поводу выступления Байдена, бывший госсекретарь Майк Помпео в эфире Fox News язвительно заметил: «Имеет ли он в виду возврат к тому времени, когда ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России. — Авт.) контролировала в Сирии халифат размером с Великобританию? Имеет ли он в виду возможность позволить Китаю уничтожать миллионы рабочих мест в таких местах, как Канзас и Южная Каролина?

Я не думаю, что американский народ может позволить себе вернуться к еще восьми годам внешней политик и Барака Обамы».

В целом,  большинство обозревателей отмечают, что первое серьезное выступление Байдена на посту президента по внешнеполитической повестке не оправдало возлагавшиеся на него надежды.

Часть его речи действительно была многообещающей и последовательной, когда он перечислил ряд крупных международных проблем и то, как Соединенные Штаты смогут их решить при помощи обновленного дипломатического подхода, например в рамках потенциального «климатического саммита», созванного вместе с другими странами для противодействия «экзистенциальной угрозе» изменения климата.

Он так же отметил, что четкой границы между внутренней и внешней политикой больше нет и что решения будут приниматься в первую очередь с учетом интересов США.

Как стало понятно из программной речи американского лидера, в качестве основного геополитического противника США выбрали Китай, представляющий своим существованием вызов американской безопасности, процветанию и демократическим ценностям.

Байден подчеркнул, что не потерпит экономических и других видов злоупотреблений со стороны Пекина, однако дал понять, что всегда готов к переговорам, когда «это будет в интересах Америки».

Но так и осталось непонятным, как Байден представляет себе свои возможности реального влияния на принятие решений в Китае.

Ведь торговая война при предыдущей администрации показала, что Пекин не восприимчив и не впечатлен попытками принуждения со стороны США?

По мнению экспертов, даже идея сплотиться вместе с европейскими союзниками для оказания давления на Китай выглядит совершенно бесполезной затеей.

За последние четыре года благодаря антагонистической позиции Дональда Трампа многие европейские страны стали более независимыми от Вашингтона.

Например, фактический лидер Европы Германия в первую очередь заинтересована в реальной финансовой политике, а не в идеологических баталиях за превосходство между Вашингтоном и Пекином, и Берлин совершенно ясно дает это понять.

Другие члены ЕС все больше разделяют позицию Германии.

Даже угрозы Байдена в адрес военных Мьянмы (Бирма), устроивших переворот и свергнувших местное правительство, прозвучавшие в его речи, скорее всего, так и останутся пустым сотрясением воздуха.

В предыдущие 49 лет своего правления военная хунта Мьянмы находилась в изоляции, под жесткими санкциями и неплохо себя чувствовала, тем более, что сегодня экономическую поддержку им с готовностью может оказать сам Китай.

Весьма противоречиво прозвучали пассажи по поводу России.

От призыва к российскому руководству о немедленном освобождении Алексея Навального и обещание, до открытого шантажа, типа того, что США больше не будут идти на уступки и «организуют широкую антироссийскую коалицию, заставив работать против России своих союзников и партнеров».

В тоже время Байден не забыл упомянуть, что Вашингтону не обойтись без сотрудничества с Москвой.

По этому поводу американские политологи уже задаются вопросом: каким образом Байден рассчитывает воздействовать на поведение России?

Вновь введет очередные санкции, чтобы хоть как-то повлиять на российского лидера?

Но, многие члены внешнеполитической команды Байдена еще при Обаме помнят ряд существенных кризисов в отношениях с Москвой. И у них точно нет никаких иллюзий насчет позиции России по многим ключевым вопросам международной повестки.

К тому же, как показало продление ДСНВ — важнейшего договора в сфере ядерной безопасности, — команда Байдена способна на конструктивный диалог, когда он отвечает взаимным интересам.

На этом анализ этой темы не завершается. Так как нашим читателям наверное интересно знать, как выглядят перспективы «нэньки» Украины с точки зрения Вашингтона и других стран мира…

Виктор Михайлов


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях