Смерть Сталина и тайные планы США против СССР


Беседа президента Академии геополитических проблем, доктора исторических наук, генерал-полковника Леонида ИВАШОВА с главным редактором «Советской России» Валентином ЧИКИНЫМ 

В.Ч. Леонид Григорьевич, рад приветствовать Вас в редакции «Советской России». Вас позвала сюда рассекреченная информация о том, что сразу после кончины Иосифа Виссарионовича Сталина, в марте 1953 года, американские власти и спецслужбы США приняли меры по немедленному использованию смерти советского вождя в интересах, будем откровенны, ослабления и последующего развала СССР. Кстати, даже атеистичное советское руководство соблюдало многие религиозные традиции. Например, что нельзя делать до истечении 9 дней, 40 дней после смерти… А здесь в «христианской» стране практически сразу составляют развернутую директиву по случаю кончины Сталина и на следующий день она вступает в силу. С чем связана подобная спешка?  

Л.И. Действительно, в 2020 году в Вашингтоне по истечении срока давности и, полагаю, в связи с утратой актуальности американцы рассекретили директиву (меморандум) о спешно запущенной спецоперации по использованию смерти 5 марта 1953 года Иосифа Виссарионовича Сталина в «национальных интересах США».

Потому что смерть вождя советского народа могла изменить ситуацию не только в Стране Советов, но и в мире в целом. Изменить в пользу капиталистического Запада, в пользу США, и привести человечество к нынешнему критическому состоянию на несколько десятилетий раньше.

Или же наоборот, возникнет опасность, что новое советское руководство, сплотившись в мощное сталинское ядро, может мобилизовать международное коммунистическое движение и советских людей на реализацию планов Иосифа Виссарионовича, тогда не случилось бы событий в Венгрии, в ГДР, не произошло бы Карибского кризиса и в конечном итоге катастрофы СССР.

Социализм в различных его оттенках мирно, но мощно двигался бы по планете, лишая капитал возможности глобализировать экономику и социальную сферу на основе американского доллара, рыночной конкуренции, где Запад во главе с США  априори обладал значительным преимуществом.

И миропорядок, возможно, был бы сегодня многополярным, при доминировании мировой социалистической системы. Но гадать не будем. Просто, анализируя события послесталинских и нынешних лет, убежден: не случись в Москве госпереворота 1953 г., «развенчания» т.н. «культа личности Сталина» и других авантюр Хрущева, социализм мощно продвигался бы в своем развитии, отодвигая человечество от мировой войны и реализуя Ялтинско-Потсдамскую программу послевоенного мира.  И это шло бы на пользу всем народам планеты Земля, включая американский. 

Потому что СССР если и нес какую-либо угрозу, то не государству по имени США и не американскому народу, а тому классу капиталистических хищников, которые стремились подчинить своей власти, своему господству все планетарное пространство, включая не только народы всех стран, но и природу самой планеты. И капитал расчищал для своего неограниченного господства это пространство от возможных соперников и препятствий.

Естественно, таким мощным и динамично развивающимся его соперником был советский социализм.

Именно благодаря Сталину, его мудрости и пронзительному геополитическому предвидению Советский Союз превратился в великую мировую державу, сыгравшую решающую роль в разгроме германского фашизма, что было воспринято положительно человечеством и зафиксировано на Ялтинской и Потсдамской международных конференциях 1945 года.

После смерти президента США Ф. Рузвельта в апреле 1945 года, о чем советский вождь глубоко сожалел, Иосиф Сталин оставался самой влиятельной фигурой на всем мировом политическом пространстве.

Под его непосредственным руководством успешно строилась мировая система социализма, динамично развивался Третий мир, основу которого составляли страны, освободившиеся в результате победы над фашизмом от колониальной зависимости и оккупации.

Да и Советский Союз быстро восстановил после разрушительной войны свою экономику и мирную жизнь народа, создал в короткие сроки ядерное оружие, лишив Соединенные Штаты монопольного военного превосходства.

Четким и эффективным был советский ответ на создание агрессивного блока НАТО в апреле 1949 года.

Нет, не стал Сталин объявлять об ответных мерах и создавать (формально) будущий Варшавский пакт (он будет создан лишь в мае 1955 г.).

СССР официально в том же 1949 году признал Китайскую Народную Республику, порвал все отношения с режимом Чан Кайши и заключил с КНР полномасштабные соглашения о сотрудничестве, включая взаимные военные обязательства.

В корейской войне (1950–1953) СССР и КНР совместно выступили на стороне Пхеньяна и не позволили американцам превратить Корейский полуостров в непотопляемый авианосец США.

Для мирового капитала, как и для всего человечества, было очевидным преимущество социалистических  методов хозяйствования, плановой экономики,  создания условий для сохранения окружающей среды, ликвидации голода, массовых эпидемий, катастрофического социального неравенства.

К тому же социализм формировал основу для динамичного развития образования, науки и культуры.

Мир уверенно шел к глобальному переустройству на принципах равноправия народов, международной справедливости, глобальной безопасности.

Авторитет И.В. Сталина и СССР был безупречен. 

Практически сразу после смерти президента США Ф.Д. Рузвельта (12 апреля 1945 г.) против Советского Союза была развернута подготовка к новой мировой войне в двух вариантах: ядерном и гибридном («холодном»).

Но прежде по инициативе У. Черчилля и группы американских генералов (генерал Брэдли) уже в апреле-мае 1945 года планируется операция, получившая название «Немыслимое», которой предусматривалось нанесение мощного военного удара с использованием 10 дивизий «Третьего рейха» и 2–3 атомных ударов по советским войскам, вошедшим в Европу.

Однако эта авантюра не была поддержана сторонниками Ф. Рузвельта в США и Королевским генеральным штабом Великобритании.

К тому же британцы отказывают Черчиллю в доверии, его партия проигрывает в 1945 году парламентские выборы, и он лишается поста премьер-министра.

Но цель – любыми способами остановить геополитическое продвижение социализма и наращивание геополитической мощи СССР выдвинулась в Вашингтоне на первый план. 

В 1948 году в США утверждается государственная доктрина «Сдерживание коммунизма» Г. Трумэна и 18 августа того же года издается директива Совета национальной безопасности США 20/1 по реализации  этой доктрины, предусматривающая план военного удара с применением ядерного оружия, а также план мирного разрушения СССР.

Но в 1949 году у Советского Союза появляется атомная бомба, а заключение большого советско-китайского договора о военном сотрудничестве еще более сокращает надежды США на успех военного плана возможного нападения.

И смерть Иосифа Виссарионовича Сталина вновь порождает у англо-американского капитала надежду на ослабление и последующее разрушение СССР.

Американская правящая элита понимает, что в СССР политического гиганта равного Сталину нет, но есть ученики и его соратники, получившие богатейший организаторский опыт в тяжелейших условиях, выигравшие под его руководством Победу в самой жестокой войне в истории человечества.

Возникает главная задача для США: не допустить прихода к власти дружной команды единомышленников вождя. 

В.Ч. Какой расклад персоналий в советском руководстве мог вызывать озабоченность у американских «стратегов»?

Л.И. Сильными (но не равными Сталину) были Л.П. Берия, Г.М. Маленков, В.М. Молотов, Г.К. Жуков.

Выросли за годы войны руководители оборонно-промышленных отраслей промышленности, топливно-энергетического комплекса, машиностроения, строительства.

Но, скорее всего можно было ожидать усиление коллегиального принципа управления в партии и правительстве СССР.  

Такой вариант явно не устраивал главного противника Советского Союза: как и в любом противостоянии решаются задачи приведения к руководству страной-соперником (фирмой, корпорацией, армией) слабого, лучше туповатого, но амбициозного интригана.

Чтобы не  получилось дружной коллективной работы на достижение общей цели.

Эти принципы вечны в истории человечества. И поэтому срочно (13 марта 1953 г.) издается директива (меморандум), подготовленная ЦРУ и Комитетом по психологической стратегии при президенте США «План психологического использования смерти Сталина».

В.Ч. Наверное, следует напомнить, Леонид Григорьевич, нашим читателям, что интриганские маневры вокруг Кремля начались еще до смерти Иосифа Виссарионовича. Особенно в периоды его болезней. Верховный, отдавший все силы организации отражения фашистской агрессии, положивший на алтарь Победы свое здоровье, после войны «получил» инфаркты и инсульты, неспроста просил он на ХIХ съезде партии освободить его от ряда обязанностей и должностей, в том числе от руководства партией. Но делегаты съезда не согласились. И это тоже усиливало интригу в руководстве страны. Тем более что Иосиф Виссарионович не выявлял явного преемника себе. 

Л.И. Да, Валентин Васильевич, Вы правы: главную ношу Отечественной войны на себе «вытащил» Сталин.

В подтверждение приведу слова последнего Маршала Советского Союза Дмитрия Тимофеевича Язова: «Руководить борьбой такого гигантского масштаба и сложности раньше не приходилось ни одному полководцу. Так что Сталин предстает как бы полководцем полководцев».

Даже такой сугубый лирик как Вертинский после Парада Победы 1945-го посвятил вождю памятные строки: 

Весь седой, как серебряный тополь,
Он стоит, принимая парад.
Сколько стоил ему Севастополь?
Сколько стоил ему Сталинград?

Тот же взгляд, те же мысли простые,
Так же ясны и мудры слова.
Над военною картой России
Поседела его голова.

Ну, а что касается преемника, то у меня сложилось собственное мнение.

Иосиф Виссарионович, безусловно, понимал исключительную важность фигуры будущего рулевого страны и пытался готовить, и не одного.

Возможно, он «страховал» себя, поддерживая Ф.Э. Дзержинского, В.Г. Куйбышева, М.В. Фрунзе, особенно доверял (по словам Светланы Аллилуевой) Сергею Мироновичу Кирову, затем приблизил к себе А.А. Жданова, но все они погибали то ли из-за «ошибок» врачей, то ли в результате покушений.

Поэтому после смерти А.А. Жданова он перестал делать даже намеки на конкретные личности. Но он понимал, что необходимо обновление руководящих кадров и изменение роли Компартии в руководстве страной.

Что он и пытался донести до делегатов ХIХ съезда партии.

 А несколько ранее, на встрече с академиками, он заявил, что нам нужна разработка теории, что «без теории нам смерть».

Старые кадры не могли дать новую теорию. Со всей очевидностью он добивался сочетания опытных и молодых кадров.

Мне как-то Дмитрий Федорович Устинов сказал об одном факторе нашей Победы примерно следующее: «Иосиф Виссарионович перед войной во всех оборонных наркоматах заменил старых комиссаров на нас, 30–35-летних русаков с высшим образованием и новыми (техническими) взглядами на войну».

Сам Д.Ф. Устинов получил назначение наркомом вооружений в 32 года, за две недели до войны.

Мощной фигурой после войны являлся Н.А. Вознесенский, председатель Госплана СССР, особое внимание проявлял Сталин к ленинградским руководителям, но во время болезней Иосифа Виссарионовича они были умышленно роковым образом скомпрометированы и устранены.

В.Ч. Леонид Григорьевич, обратимся теперь к самому американскому документу, о котором речь в сегодняшней беседе. Что Вы считаете важным рассказать нашему читателю?

Л.И. Да, Валентин Васильевич, приступаю к изложению рассекреченного меморандума.

Подчеркну, что это руководящая директива, а меморандумом названа для легендирования и прикрытия.

В разъяснительном подзаголовке значилось: «Составление плана психологических операций, входящего во всестороннюю и имеющую решающее значение программу использования смерти Сталина и передачи власти в новые руки, направленную на достижение реального прогресса в направлении наших национальных интересов» (выделено мной. – Л.И.)

Этот стиль характерен для американских документов: общие и не совсем конкретные цели и задачи, но каждое задействованное ведомство разрабатывает свой план. (Позднее это пояснение будет обрастать новыми задачами и операциями и станет называться доктриной Эйзенхауэра «Отбрасывание коммунизма»).

Главными целями директивы были определены (цитирую):

1. «Сокращение силы и влияния Советов в странах-сателлитах и в коммунистическом Китае;

2. Фундаментальное изменение природы советской системы».

Концептуальные решения по достижению поставленных целей выглядели следующим образом: 

1. «Вовлекать новый режим Советов в принятие важных и сложных политических решений, что должно усиливать расхождение интересов среди тех, кто сегодня руководит Советами. При этом следует избегать давления, которое может привести к их объединению. К тому же представлять советским людям и населению стран-сателлитов ясное и свежее видение американских целей, чтобы более тесно связать их интересы с нашими». 

2. «Поощрять всё то, что вызывает разногласия внутри верхушки иерархии Кремля, с особенной направленностью на ситуацию с Маленковым-Берией-Молотовым-Булганиным; стимулировать разногласия между Кремлем и правительствами стран-сателлитов, включая и коммунистический Китай; максимизировать неприязнь населения Советского Союза к Маленкову, максимизировать разногласия между Маленковым и населением стран-сателлитов, включая коммунистический Китай».

То есть, Георгий Максимилианович Маленков считался в Вашингтоне наиболее неприемлемой для США фигурой. Это был опытный государственный деятель, прошедший рядом со Сталиным все годы становления советской власти и строительства социализма.

И именно он после смерти Сталина возглавил советское правительство. Берия также был сильной личностью, блестящим организатором, но его национальность и репрессии против врагов народа снижали его шансы стать первым лицом Кремля.

Очень опытным специалистом по международным делам оставался В.М. Молотов, но он был дискредитирован сионистскими связями своей супруги, отбывшей даже заключение за произраильскую позицию.

И, конечно, сильной личностью являлся маршал Победы Г.К. Жуков.

Было также много ярких личностей во втором эшелоне советской элиты. 

Новая команда Кремля могла бы выглядеть достаточно мощной, если бы она выглядела в следующем составе: Маленков – председатель правительства; Берия – заместитель председателя правительства и руководитель оборонной промышленности; Жуков – министр обороны; Молотов – председатель Президиума Верховного Совета СССР. 

Самым слабым и не особенно грамотным являлся Н.С. Хрущев.

Поэтому важной задачей спецслужб США являлось недопущение тесной командной работы нового состава руководства страны. Необходимо было рассорить членов руководства и продвинуть на высший пост самого слабого.

А затем «нагрузить» его сложными задачами, решение которых было ему не под силу. И это было зафиксировано в меморандуме. Цитирую основные методы, планируемые для реализации американских планов. 

1. «Одним из наиболее значительных средств достижения вышеуказанных целей является наше противодействие коммунистическим руководителям путем затруднения им принятия важных решений. Это противодействие должно осуществляться так, чтобы усилить их изоляцию и увеличить внутренние разногласия, одновременно укрепляя гуманизм, особенно в странах свободного мира».

2. «Мы должны перегрузить новый режим различными ситуациями, способными провоцировать внутренние разногласия, например, провоцировать события, требующие принятия сложных решений, или ошибки, приводящие к взаимным обвинениям – но при этом избегать угроз или бряцания оружием».

3. «Мы должны поселить в них сомнения, например, о надежности отдельных лиц и групп».

4. «Мы должны стимулировать внутренние противоречия другими подходящими методами, такими, как усиление националистических чувств».

5. «Мы должны пользоваться политикой кнута и пряника как для прямой поддержки основных усилий, так и в применении других поддерживающих действий.

Сущность такой политики заключается в создании ситуации подталкивания-притягивания, комбинирования давления и побуждений, которые покажут недостатки решений, противоречащих нашим интересам, и продемонстрируют преимущества решений, благоприятных для нас».

Не менее важное внимание уделялось вербовке агентуры из числа советских и партийных работников и информационно-психологическим операциям.

Особое внимание уделялось вербовке работников советских посольств, военных атташатов, специалистов, направляемых для работы за рубежом.

Цитирую: «Уделить внимание психологическому потенциалу, активно пытаясь, по возможности, обеспечить переход на свою сторону тщательно отобранного дипломатического или официального персонала.

Если это сделать не удастся, можно пытаться скомпрометировать таких лиц, а если и это не удастся, то воспользоваться существующими нормами в качестве основания для объявления их персонами нон грата. Такая программа должна восприниматься только в качестве целенаправленной программы дискредитации… Перебежчики заслуживают высокого приоритета в тайных и открытых средствах информации».

«В тайных операциях в области пропаганды мы должны руководствоваться в основном обеспечением правдоподобия.

В рамках этих ограничений допускается широкая свобода действий и самостоятельности».

«В области политических действий мы должны, как обычно, руководствоваться национальными целями и необходимостью избегать провокаций до такой степени, которая может вызвать укрепление режима Советов или их силовую реакцию.

Наша тайная пропаганда не должна беспокоиться о логичности, как с точки зрения тематики или отношений регионов, так и до тех пор, пока не возникнет необходимость избежать действий, которые могут быть взаимно исключающими или которые могут подорвать или заметно дискредитировать операции, проводимые открыто…

Тайные информационные операции должны развивать правдоподобный материал, получаемый из открытых информационных источников.

Тайная деятельность должна направляться на давление во многих точках путем вызывания беспокойства и распространения сомнения, замешательства и подозрительности.

Признано, что наибольший эффект такие операции дают в следующих областях: (1) стимулирование перебежчиков среди официальных представителей Советов и стран-сателлитов за счет скрытого давления на них;

(2) распространение сомнения и неопределенности в рядах коммунистических партий в странах-сателлитах и в странах свободного мира.

Подразделение Правительства, выполняющее тайные операции тем не менее должно быть восприимчивым к появлению любых возможностей воздействия на руководящие группы в самом СССР и создания подозрения, неопределенности и давления».

Учитывая многонациональный и многоконфессиональный состав Советского государства, наши враги не могли не использовать этот фактор, который в годы войны проявил себя как мощная сила и огромный потенциал, если его консолидировать на социалистической основе, на коммунистической идеологии.

«Соединенные Штаты могли бы инспирировать совместно с лидерами католиков, протестантов, иудеев и, возможно, мусульман, проведение в Европе всемирной религиозной конференции с целью развития религиозной солидарности. Такая программа могла бы быть прямо направлена против угрозы религии, представляемой коммунизмом».

В.Ч. В начале Вы говорили о намерениях дискредитации социалистической идеологии и советского опыта. Это как-то выражено в документе?

Л.И. Конечно, одной из главных задач, стоящих перед исполнителями  меморандума, была дискредитация идей социализма, советского опыта, руководства СССР. Важно было «обнулить» социалистические успехи и преимущества социализма как политического и общественного строя, эффективность его социально-экономической политики. Вот некоторые выдержки из документа: 

1. «Вызывать сомнение в стабильности верхушки режима. В том числе публиковать рассказы перебежчиков, которые участвовали в работе коммунистического аппарата, о заговорах друг против друга между четырьмя основными кремлевскими руководителями».

2. «Давать полезные рекомендации советским гражданам по выживанию в это опасное и беспокойное время, осторожно внедряя в психологию отдельного человека представление об ослаблении эффективности системы».

3. «Передавать ощущение, что позиция Правительства Соединенных Штатов относится к наблюдательной».

4. «Использовать основанные на фактах предположения, высказанные американскими и западными военными и другими известными лицами (но не высшими руководителями), имевшими опыт общения с военными СССР, о том, что военные должны взять власть в стране, чтобы договорится с Западом».

5. «Усиливать акцент на роли Соединенных Штатов и других стран свободного мира в защите перебежчиков от тирании советских коммунистов, обеспечении им убежища и новой жизни, полной возможностей и свободы.

Заявлять, что настоящий момент предоставляет лучшие возможности для бегства, особенно для русскоговорящего населения Восточной Германии и представителей Советов за рубежом.

Следует быть готовым к немедленным публикациям в драматически экстенсивных терминах о любых побегах военнослужащих Красной Армии и членов коммунистической партии и широко освещать их бегство за границу, с фотографиями и интервью».

6. «Постоянно вызывать сомнения в лояльности лидеров стран-сателлитов к новому режиму Москвы».

7. «Сообщать о любых, основанных на фактах, признаках разногласий в политике и интересах между странами-сателлитами или коммунистическими партиями других стран и Советским Союзом. Такие признаки могут быть результатом тайных операций, при условии, что эти операции порождают правдоподобные признаки».

8. «Предоставлять обновленные свидетельства мирных намерений стран свободного мира, используя при этом выражения дружбы к советским людям, и такие предложения, которые могут быть сделаны для мирного урегулирования основных противоречий».

В.Ч. Но «холодная война» нередко оборачивалась явными воспоминаниями, не говоря уже о «базах», «маневрах», грубом шпионаже…

Л.И. Да и план содержал обширный перечень военных мероприятий для создания соответствующего психологического эффекта и давления на СССР, которые мы наблюдаем и сегодня.

Но это были скорее мероприятия, отвлекающие советское руководство от решения американцами главной задачи – мирного разрушения Союза, но создавалось впечатление, что США и НАТО нацелены на военное нападение (превентивный ядерный удар) и только к этому непрерывно готовятся.

Например, заявления о постоянном наращивании мощи вооруженных сил, демонстрация их боеготовности посредством учений, флотских маневров, полетов авиации, открытия военных баз и опорных пунктов по всему миру.

Все это нацеливалось на принятие советским (а затем и российским, включая нынешнее) правительством ошибочных стратегических и геополитических решений. Что мы и наблюдаем по сей день на практике. 

Наше с Вами, Валентин Васильевич, поколение помнит хрущевские реформы, приведшие к тому, что в СССР сложился острый дефицит хлеба, молока, масла, мяса и т.д.

Все поля засеяли кукурузой, потому что так Никите подсказал американский фермер.

Но самый мощный удар по СССР и мировой соцсистеме был нанесен т.н. разоблачением культа личности Сталина.

На имени Сталина держались Победа в Великой Отечественной войне, перспективы социализма, мировое коммунистическое движение, принципы ООН. Все это было в одночасье ослаблено, порушено. 

Новое политическое «мышление» Горбачева и «общечеловеческие ценности» в противовес национальным интересам, и, опять же, подсказанные на Западе реформы подорвали основы СССР.

Алкашу Ельцину после очередного стакана тоже подсказывали, что государство плохой собственник и нужно все производства и ресурсы отдать в частные, лучше в иностранные, руки и тут же наступит изобилие.

Путину внушали, что государство должно уйти из экономики, дать частнику (прежде всего своим корешам) полную свободу и ВВП тут же увеличится вдвое. Ибо СССР ничего, кроме резиновых галош, не производил и не поставлял за рубеж.

Полагаю, очень важное место в американских планах в отношении России по-прежнему уделяется кадровой политике: большей глупости и чехарды, чем в нынешней РФ, в мировой практике вряд ли наблюдается. Продвинуть в премьеры, а затем и в президенты Д.А. Медведева – это ли не величайшая победа американских спецслужб.

В.Ч. Леонид Григорьевич, а обвинения со стороны США о вмешательстве российских хакеров в избирательный процесс на стороне Трампа в его противостоянии с Х. Клинтон, имели какое-либо основание, или это заученная тирада: во всем виновата Россия?

Л.И. Во-первых, отмечу, что отрицать категорически этот факт мы не будем, потому что у нас подрастает любопытствующая молодежь, стремящаяся доказать свои возможности, раскрыть свой потенциал.

Возможно, кто-то и пытался что-то взломать. Это не наши проблемы.

А во-вторых, США официально объявили о создании Главного киберкомандования, и оно с 2009 года официально действует.

Но по сей день четко не определено, кому, какой структуре управления будут подконтрольны кибервойска.

Пока они подчинены Министерству обороны, но иметь такой «всезнающий» орган желают, видимо, несколько структур – АНБ, ЦРУ, ФБР и др. Возможно, мы наблюдаем обычную конкурентную борьбу.

Ну, а в-третьих, американская политическая система выстраивалась веками, и она довольно устойчива, и революционным изменениям не подвержена.

Хотя последние президентские выборы в США показали, что произошли существенные изменения в американском обществе, и юстировка механизмов предупреждения нештатных ситуаций, которая ранее довольно просто настраивалась путем многочисленных поправок в конституцию и выборов различных уровней, а межпартийные противоречия отодвигались на обочину политической жизни и акцента на них не делалось, то на последних президентских выборах мягкая настройка не сработала. Поэтому проявлялись различные эксцессы, вплоть до массовых столкновений.

Внутри американской политической системы существует еще один стабилизатор ситуации – закрытый внутренний элитный контур, принимающий закрытые решения,  порой жесткие, но обязательные для исполнения.

Это, как правило, уважаемые авторитетные люди, порядок их избрания неизвестен, но именно они играют большую стабилизирующую роль в политическом процессе США.

Похоже, что именно этот орган (контур) принимал решение по итогам президентских выборов 2020. И здесь доминирующим обстоятельством являлось не восстановление справедливости или наказание виновных, а стабильность самой Америки.

И ни в коем случае нельзя отрицать результаты выборов после их официального оглашения. Мы можем наблюдать, как жестко обходятся с Трампом в связи с его несогласием с результатами: вплоть до импичмента.  

Но в целом, как мне представляется, эти выборы могут иметь далеко идущие последствия. В частности, раскол на две Америки.

Потому что легитимность выборов не поддерживает почти половина избирателей. Для США это очень много.

Конечно, Америка не рухнет в ближайшие месяцы и годы. Но, полагаю, что проблемы, социально-экономические прежде всего, США не обойдут, а это значит протестные движения станут более мощными.

Еще нужно понять, что схватились за власть не просто демократы и республиканцы, но финансисты и промышленники, а главный вопрос выборов – какой будет Америка в ближайшем будущем.

 А от этого выбора во многом будет зависеть и будущее человечества.

С Д. Трампом многие народы связывали надежды на избежание концлагерных режимов искусственного интеллекта, пандемий, цифровизации и т.д.

…Подытоживая заявленную тему, следует признать, что этот американский проект – использовать смерть И.В. Сталина для ослабления СССР, оказался, в конечном счете, успешным.

К власти пришли людишки с примитивным интеллектом и их просто переиграли, заманили в заранее расставленные ловушки.

Но, похоже, решающую роль сыграли все же завербованные спецслужбами Запада высокопоставленные госслужащие и т.н. диссиденты, имена многих из них до сих пор неизвестны.

Но такого количества иностранной агентуры, как сегодня в РФ, пронизанности ею всех госструктур и такого влияния на принимаемые стратегические решения, полагаю, не было никогда в нашей истории.

Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но меня в советских вузах и по службе учили мыслить категориями операций, а не случайностей.

В.Ч. Леонид Григорьевич, спасибо Вам за весьма интересную и, полагаю, полезную информацию.

Леонид Ивашов, Валентин Чикин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях