Георгий Крючков: Конституционный кризис в Украине происходит в условиях ожесточенной борьбы за власть

Георгий Крючков: Конституционный кризис в Украине происходит в условиях ожесточенной борьбы за власть


Сразу же после местных выборов в Украине грянул политический кризис. Решение Конституционного Суда о нормах коррупционного законодательства привело к тому, что разные ветви власти начали спор, как выйти из неприятной ситуации. Положение обострил президент, который демонстративно в нарушение Конституции предложил Верховной Раде признать решение Конституционного Суда никчемным, а сам Суд – распустить. Почему сложилась такая острая политическая ситуация в интервью ГолосUA анализирует народный депутат Украины III-IV созывов, экс-глава комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Георгий Крючков.

– Георгий Корнеевич, как вы оцениваете решение Конституционного Суда? Насколько оно было правильным и выверенным?

– Мы имеем дело с новым, до этого небывалым проявлением напряженности в обществе и серьезным конфликтом. Он имеет несколько аспектов – внешне-правовую сторону, политическую сторону, ситуацию по существу, как она воспринята в обществе, и международный аспект. Поводом стало решение о признании неконституционным электронного декларирования доходов или имущества чиновников, в том числе судей. Это оказалось связанным с членами Конституционного Суда Украины. У трех судей, как выяснилось, есть серьезные неполадки в этом плане, в том числе у председателя Конституционного Суда Украины. Вряд ли кто осмелится отрицать, что по существу Конституционный Суд своим решением проявил доминирование интересов чиновничества над интересами народа и над верховенством права. Общество хочет знать, кто же им руководит. Почему людей избирают в Верховную Раду, а они через два года становятся миллионерами. Почему избирают судей, а они чуть ли не миллиардерами становятся. Народ хочет это знать, и это закреплено в законе. Это справедливо, и не нарушает права граждан. Конституционный Суд в своем решении сделал намек на то, что, мол, судьи – это особая каста, и это посягательство на авторитет и самостоятельность судей. Правильно говорят, что у судей есть особое положение, оно выражается в особом порядке избрания, комплектовании судебной системы и в порядке освобождения судей. В других отношениях судьи не ставятся в особое положение. Поэтому в народе это решение у абсолютного большинства населения воспринято как явно несоответствующее интересам общества, тем более в условиях, когда все ветви государственной власти, в том числе судебная, оказались чрезвычайно коррумпированными. Это очень и очень существенно. В этой части мое мнение, как юриста и политического деятеля, сводится к тому, что Конституционный Суд в данном случае выступил против интересов народа, против интересов государства и на стороне тех, кто заинтересованы в том, чтобы о них меньше знали. Дело не сводится к судьям, таких много. Не случайно 47 народных депутатов обратились в Конституционный Суд с таким заявлением, чтобы рассмотреть вопрос о конституционности.

– Эту проблему президент попытался решить, подав в Верховную Раду законопроект, чтобы признать решения Конституционного Суда никчемным, а сам Конституционный Суд распустить. Насколько взвешенным является такой шаг?

– По моему мнению, президент в этой ситуации не нашел должного варианта решения и явно надругался над Конституцией. Как известно, его проект, внесенный в Верховную Раду сводится к двум вопросам: считать несостоятельным решение Конституционного Суда и принятым в условиях радикального конфликта интересов. И второе – прекратить полномочия действующих членов Конституционного Суда и немедленного начать процедуру комплектования нового состава. Какие тут моменты я вижу. Во-первых, у него нет конституционных полномочий освобождать судей Конституционного Суда. В Конституции и в законе о Конституционном Суде четко определено, как судья Конституционного Суда лишается полномочий – или по заявлению, или двумя третями голосов своих коллег. Ситуация очень непростая. Это связано с определением конституционных полномочий, которые президент нарушил. Происходит это в условиях ожесточенной борьбы за власть в нашем государстве. Происходит в условиях катастрофического падения престижа власти. Социологические исследования показывают, что эту власть просто ненавидят. Причем мы видим, что произошло с Порошенко во время его президентских полномочий, и мы видим, как потерпел поражение на выборах новый субъект. Это сказывается на президенте, и мы видим, что стало со «слугами народа». В этих условиях происходит такая ситуация с Конституционным Судом.

– Не вовлекает ли президент своим законопроектом Верховную Раду в этот конфликт?

– Это происходит в условиях специфического положения самого парламента. Давайте вдумаемся: а есть ли у нас легитимно действующая Конституция и эффективно действующий строго в условиях закона Конституционный Суд? Давайте посмотрим на некоторые вещи. В 2004 году было принято решение о третьем туре голосования на президентских выборах. Это не предусмотрено ни Конституцией, ни Избирательным законом. Конституционный суд это одобрил. Берем второй пример: приходит к власти Порошенко. Верховная Рада своим решением отменяет решение Конституционного Суда по вопросу о Конституции. Верховная Рада по Конституции не имеет права отменять решение Конституционного Суда. Но ведь отменила! Кто-нибудь теперь вспоминает, так какая Конституция у нас действует? Давайте посмотрим на саму деятельность Конституционного Суда. Конституционный Суд всегда действовал в угоду власти, президенту, надо прямо сказать. Конституционный Суд – это буржуазная власть, которая выражает интересы господствующего класса. Разве Конституционный Суд хоть один раз выступил в защиту интересов конституционных прав граждан? Возьмем пару примеров. Закон запрещает ликвидировать учреждения здравоохранения, которые являются государственными или коммунальными. Это записано в Конституции. Сотни фельдшерско-акушерских пунктов, поликлиник, больниц позакрывали. Хоть когда-нибудь поднял голос Конституционный Суд, что нарушается Конституция? Не было такого. Когда я был действующим народным депутатом и председателем комитета, мне несколько раз приходилось участвовать во внесениях в Конституционный Суд обращений по поводу того, что Верховная Рада незаконно приостанавливала действия законодательных актов, которыми установлены определенные льготы, особенно для военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, пенсионеров. Конституционный Суд решал так: он принимал решение, что эти положения законов нелегитимны, нарушают Конституцию, но принимал решение за 1-2 дня до окончания года, когда решение уже обратной силы не имеет. Оно правильное по существу, потому что признало решение незаконным ущемление конституционных прав граждан, но оно не может быть выполнено, потому что год закончился. Как поступил Конституционный Суд с вопросом о стремлении Украины в НАТО. Как он обошелся с Конституцией. Он явно нарушил Конституцию тем самым. Как поступает Конституционный Суд по закону о декоммунизации, о люстрации, сколько вреда этим причинено. Пока их лично это не коснулось, они действовали так, как действует эта власть. Как только сейчас власть ущемила их в интересах государства, сразу взбунтовались и приняли такое решение. Что в этой ситуации делать Верховной Раде, я, честно говоря, не представляю себе. Эта ситуация очень непростая. Наверное в этой обстановке нельзя быть уверенным, что парламент поддержит законопроект президента. Я не уверен в этом. Мы видим, что президенту приходится раз за разом все с большим трудом проводить свою линию. Даже среди фракции, которая является юридически его опорой. Это очень серьезный вопрос.

– Президент хочет вообще разогнать Конституционный Суд и созвать его новый состав. Законных оснований нет, но он на этом по-прежнему настаивает... Как Вы думаете, зачем ему новый Конституционный Суд?

– Это явно незаконное и неконституционное действие. Когда председатель Конституционного Суда заявляет, что это государственный переворот, он прав. Но как поступить в этой ситуации, я, честно говоря, не знаю. Как по мне, как гражданину, патриоту своей страны, человеку, заинтересованному в том, чтобы у нас был порядок, в этой ситуации было бы справедливо так: президент встречается с Конституционным Судом, весь Конституционный Суд подает заявление об отставке, учитывая сложившуюся в обществе ситуацию с целью не допустить обострение, других неприятных последствий, которые мы уже пережили за это время. Я крайне негативно отношусь к тому, что Конституционный Суд, Центризбирком комплектуются по квотному принципу – столько-то от президента, столько-то от Верховной Рады. Раз от кого-то, то чтобы представляли интересы. У них интересы разные, а нам нужны профессионалы. Уничтожен профессионализм. Конституционный Суд – это своеобразный суд. Часто говорят, что это не суд. Уничтожен профессионализм во всех сферах государственного управления. Его надо возвращать, нужны юристы. Ведут разговоры, что на конкурсной основе. Конкурсная основа – это звучит хорошо, но мы видим на примере прокуратуры, других правоохранительных органов, во что выливается избрание по конкурсному принципу. Это не гарантии, что будет лучше. Ведь кто будет проверять. Я с трудом воспринимаю, как будет укомплектован новый суд, если этот действительно прекратит свои полномочия. Но такой суд держать нельзя, я убежден. Это не Конституционный Суд.

– Очень много комментаторов этого кризиса в Украине находится в международных структурах юридического, финансового, политического направления. Почему такое большое внимание к этой проблеме у западных «партнеров»?

– Нужно учесть, что когда ставится вопрос о вхождении Украины в европейские евроатлантические структуры, одно из первых требований – это наведения порядка с законностью и искоренение коррупции. Ведь Украина считает, а я бы сказал, является самой коррумпированной державой в Европе. Когда такое требование, то, наверное, все-таки оно справедливо. Запад порекомендовал, или надавил, или предложил, или заставил создать систему антикоррупционных органов. У нас она получилась раздутой, этих органов у нас около полдесятка, они уже наступают друг другу на пятки, они ведут уже борьбу друг с другом. Мы же не можем назвать ни одного примера, когда наглядного коррупционера привлекли к ответственности. Никто не может назвать примера. Конечно, запад на это реагирует негативно. Поскольку Украина без конца обращается за траншами и кредитами, запад не хочет давать Украине деньги и, конечно, реагирует на это дело негативно.

– Кому может быть выгоден этот политический кризис?

– Надо учитывать, что нынешняя власть, которая пришла после выборов прошлого года, потеряла кредит доверия. Кто противостоит? Противостоит две силы. Одна сила – это Порошенко, который, чувствуется, воспрянул немножко духом после выборов, потому что «Европейская солидарность» все-таки прошла в местные органы власти, она заложила себе какую-то основу и заинтересована, чтобы эту власть свергнуть, провести выборы и президентские, и парламентские. Вторая часть, которая противостоит, – это та группа, которая выступает за то, чтобы прекратить все-таки войну, нормализовать с востоком отношения, она тоже заинтересована в том, чтобы этих подвинуть. Но среди них там тоже немало таких, которые не заинтересованы, чтобы их электронные декларации обнародовались. Рядовые люди за это не борются.

Источник


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях