Гримасы капитализма. Прогрессирующая бедность.


Вместо традиционного к концу лета снижения цен нам обещают в августе их приличный рост. Даже яблоки  вдвое  дороже  бананов

Обычно в августе цены на овощи и фрукты почти минимальны, а ныне, на рынках они держатся прямо таки на зимнем уровне. Журналисты портала agronews.ua. сделали мониторинг цен на фрукты в центральных регионах Украины. Оказалось, что цены на фрукты в этом году значительно выше предыдущих лет. К примеру, на рынках страны сливы предлагают по 30-40 грн/кг, персики и абрикосы от 40 до 65 гривен за кг, чернику продают по 50-70 гривен пол-литра.  Практически вдвое, а то и втрое дороже, чем прежде.

Это касается не только сезонных продуктов. Как видно из данных Госслужбы статистики, в Украине с начала года подорожали самые востребованные товары и услуги. В первую очередь подняли цены на то, от чего население не отказывается, даже несмотря на подорожание. За январь-июнь из продуктов существенно подорожали 14 позиций из 20 самых ходовых. Причем некоторые – более чем вдвое (речь идет о яблоках).

За последние три месяца подорожали следующие товары (причем счет идет на десятки процентов): борщовый набор вырос в цене на 34%, гречка – на 25%, яйца – на 19,5%, жаропонижающие лекарства – на 6,7%, на 5,3% – сигареты, на 3,7% – сахар, на 2,8% – мука, на 1,7% – свинина, на 1,6% – колбаса. Остальные, так же популярные у покупателей позиции выросли в цене за второй квартал менее чем на 1 процент.

Не изменились с апреля по июнь цены на водку, подсолнечное масло и аренду квартир. На 3% подешевели только куриные тушки.

Стоит напомнить, что, что с начала года инфляция составила около 10 процентов.

Все эксперты выражают уверенность, что наступивший третий квартал будет нетипичным – традиционной летней дефляции не ожидается. Наоборот, цены будут расти, причем быстро. По их прогнозам инфляция в августе-сентябре составит 1,5%, а то и все 3%.

Ожидается, что в новом маркетинговом году, который начинается с 1 июля, зерно будет стоить намного дороже, чем в прошлом, так как, по прогнозам мировой продовольственной организации (ФАО), в мире в этом году ожидается недостаток продовольствия практически по всему миру.

Виной тому, якобы сложные климатические условия, как в мире, так и у нас в Украине. По этой причине урожай будет намного меньше при неизменном спросе на продукты питания – очевидно, что цены из-за этого продолжат свой рост.

В уникальных условиях нынешнего года оправдание легко находится любому провалу в экономике и обвалу жизненного уровня простого народа.

По данным инфляционного отчета НБУ, за второй квартал украинский ВВП обвалился на 11%. Находчивые эксперты тут же предлагают сравнения. Дескать, у нас не так уж все и плохо!

Куда более крепкая экономика Германии продемонстрировала такие же результаты, экономика в США рухнула на 32%, в Испании – на 18,5%, во Франции – на 15%. И во всем виноват один ма-а-аленький вирус!

«Эти 11% прямой результат затяжного карантина, когда экономику фактически поставили на стоп-кран. Строительство и сфера услуг, которые вытянули наш ВВП в прошлом году, были фактически остановлены.

Для промышленности внутренний карантин оказался менее критичным, но там подключились внешний факторы – упал спрос на экспортных рынках», – пояснил один из известных в Украине экономистов Виктор Скаршевский.

По итогам года, по оптимистическим ожиданиям Нацбанка, отечественная экономика уйдет в минус на 6% (прогноз недавно ухудшен на 1%). Но вот правительство в своем макроэкономическом прогнозе прописало «всего» минус 4,6%, что сильно отличается от прогнозов МВФ для Украины (минус 8,2%).

Если бы не внутренний кризис, который в Украине начал проявляться задолго до пандемии (в частности, обвал промышленности был уже по итогам 2019 года) и которого в других странах не было, наш «коронавирусный счет» мог бы оказаться куда лучшим.

При явно негативных тенденциях в украинской экономике гривна не рушится вопреки многим прогнозам. Хотя в последнее время курс скачет, о кризисном обвале речь не идет – на Украине нет ни стремительной девальвации, ни гиперинфляции.

По мнению экспертов, этому способствует не столько «экономическое чудо», сколько нарастающая бедность украинцев. «У людей попросту нет денег, что сдерживает рост цен. То же самое по курсу. Даже если скажут, что завтра доллар будет по 50 гривен за доллар, украинцы не выстроятся в очереди у обменников, потому что доллары покупать просто не за что», – отмечает тот же Скаршевский.

Кроме того, и 11% падения ВВП – это в украинских масштабах очень много, учитывая низкую базу сравнения. 11% – это практически весь прирост экономики с того момента как она начала восстанавливаться после обвала 2014-2015 годов.

Речь идет о том, что экономике уже просто физически некуда ниже падать, а в структуре экономики консервируется ее нынешний примитивный уровень.

Еще один известный экономист Алексей Кущ считает, что на самом деле мы могли бы упасть меньше. «Но у нас наложились друг на друга два кризиса. Еще с лета прошлого года началось падение промышленного производства, а к концу 2019 года промышленность вошла в рецессию.

За счет искусственного укрепления гривны украинские экспортеры начали терять выручку на внешних рынках.

Также был нанесен сокрушительный удар по так называемой «малой индустриализации» – цеховым производствам на Западной Украине, которые работали на европейских заказчиков.

Параллельно росла дыра в бюджете за счет недопоступления доходов. Что заставило власти включить рычаги так называемой «гибридной эмиссии». Скажем, чтоб закрыть дыру в бюджете, от «Нафтогаза» в прошлом году потребовали авансом 14 миллиардов.

Всего, таким образом, было привлечено 100 млрд. гривен. То есть, еще до коронавируса Украина уже была в кризисе. Поэтому пошла в карантин с ослабленной экономикой и, соответственно, низким запасом прочности».

Но, от объяснения эксперта, что если бы не этот «доморощенный кризис», выстоять на волне глобального коронакризиса стране было бы проще и ВВП обвалился бы куда меньше, народу не легче.

По мнению тех же обозревателей, наращивание денежной массы еще до пандемии резко снизило эмиссионные возможности на пике карантина, когда можно было бы включить печатный станок и за счет этого поддержать производителей (что сделали, к примеру, в США, вбросив в экономику порядка 3,3 триллионов долларов).

«У нас денежная масса выросла на 25% или 250 миллиардов. Но сотня миллиардов поступило на рынок еще в декабре прошлого года», – отмечает Кущ.

Кроме того, как считает упомянутый выше Скаршевский, от еще более разрушительно удара коронакризиса Украину спасла слабая экономика, заточенная на сырьевой экспорт.

Спрос и цены на сырье, которые нами экспортируется, такие как металл, руда или зерно на волне пандемии просели, но не так сильно, как на энергетические товары, которые нам приходится импортировать в виде газа или нефтепродуктов.

Так что, беда могла быть куда серьезнее. Но это не означает, что в будущем она нам не грозит.

По сообщениям информагентств


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях