Огромный, но тайный успех социалистического Вьетнама

Огромный, но "тайный" успех социалистического Вьетнама


Американский режиссер и журналист Андре Влчек о том, как изменился Вьетнам.

Около двадцати лет назад, когда я переехал в Ханой, город был мрачным, серым, покрытым смогом. Война закончилась, но остались её ужасные шрамы.

Я привез во Вьетнам свой старый джип из Чили. Это был один из первых внедорожников в городе. Каждый раз, когда я ехал на нём, в него врезались мотороллеры, которые, как пули, носились по широким столичным проспектам.

Ханой был прекрасен, меланхоличен, но явно отмечен войной. Его улицы отражали ужасные истории из прошлого. В те времена Вьетнам был одной из самых бедных стран Азии.

Многие великие объекты культурного наследия, включая "My Son Sanctuary" в Центральном Вьетнаме, были огромными минными полями, даже спустя много лет после ужасных американских ковровых бомбардировок. Посетить их можно было только на правительственной военной технике.

Здание, в котором я жил, буквально выросло из печально известного "Ханой Хилтон", бывшей французской тюрьмы, где вьетнамские патриоты и революционеры подвергались пыткам, насилию и казням, и где захваченные американские пилоты содержались во время того, что называется во Вьетнаме американской войной. Из моего окна я мог видеть одну из двух гильотин во внутреннем дворе того, что к тому времени стало музеем колониализма.

В 2000 году в Ханое не было ни одного торгового центра, и когда мы только приехали, терминал аэропорта Нойбай был всего лишь крошечным зданием, размером с провинциальный железнодорожный вокзал.

В те дни для вьетнамского народа поездка в Бангкок казалась путешествием в другую галактику. Для таких журналистов, как я, живущих в Ханое, регулярные поездки в Бангкок или Сингапур были абсолютной необходимостью, поскольку во Вьетнаме почти не было профессионального оборудования или запасных частей.

Два десятилетия спустя Вьетнам стал одной из самых комфортных стран Азии. Место, где хотели бы жить миллионы людей с Запада.

Качество его жизни постоянно растет. Его социалистическая модель и централизованное планирование явно успешны. Вьетнам похож на Китай двадцатилетней давности. В городах Хюэ и Дананг созданы огромные пешеходные зоны, построены современные сети общественного транспорта, спортивные сооружения. Всё это резко контрастирует с крайним капиталистическим мраком таких стран, как Индонезия и даже Таиланд. Вьетнамцы рассчитывают на постоянное улучшение санитарных условий, медицинского обслуживания, образования и культурной жизни. С относительно небольшим бюджетом, страна часто находится на одном уровне с гораздо более богатыми странами Азии и остального мира.

Его жители-одни из самых оптимистичных в мире.

Всего за три года, что я прожил во Вьетнаме, страна сильно изменилась. Огромная сила и решимость вьетнамского народа помогли преодолеть пустоту, оставшуюся после разрушения Советского Союза и других социалистических стран Восточной Европы. Точно так же, как Китай, Вьетнам успешно выбрал смешанную экономику под руководством Коммунистической партии.

Интенсивные попытки Соединенных Штатов и Европы сломать социалистическую систему, используя спонсируемых Западом НПО и отдельных лиц внутри страны, были выявлены и решительно побеждены. Прокоммунистические и прокитайские фракции внутри правительства и Партии одолели тех, кто пытался пустить Вьетнам под откос, толкая его в сторону Запада.

За этим последовал значительный успех, причём во многих областях.

Согласно отчету Southeast Asian Globe, опубликованному 1 октября 2018 года:

"Вьетнам показал лучшие результаты среди 151 страны в исследовании, которое оценивало качество жизни в сравнении с экологической устойчивостью”.

Это уже не первый случай, когда Вьетнам показал исключительно хорошие результаты, если сравнивать его с другими странами региона и мира.

Далее в статье поясняется:

"Обширное исследование под названием "Хорошая жизнь для всех в пределах планетарных границ", опубликованное группой исследователей из Лидского университета, доказывает, что нам необходимо кардинально переосмыслить то, как мы рассматриваем развитие и его связь с окружающей средой.

“По сути, мы работали над несколькими различными показателями и взаимосвязями между социальными результатами и экологическими показателями”, - сказал Фаннинг в интервью "Southeast Asia Globe". “Мы пришли к вопросу, если мы смотрим на социальные показатели, можем ли мы определить уровень, который был бы эквивалентен хорошей жизни?”

Опрос охватил 151 страну, и Вьетнам показал наилучшие показатели.

"Исследователи остановились на 11 социальных показателях, которые включали удовлетворенность жизнью, питание, образование, демократичность и занятость.

“Нас действительно удивило, что Вьетнам так хорошо справился в целом”, - сказал Фаннинг. “Мы думали, что это будет Коста-Рика или Куба, так как Вьетнам не выглядел привлекательно." Фаннинг имел в виду две страны, от которых исследователи ожидали хороших результатов, так как они в целом обеспечивают хорошую социальную поддержку и не были подвержены такому же экологическому ущербу, как во многих странах”.

Это не единственный доклад, демонстрирующий огромный успех социалистической модели Вьетнама.

В регионе Юго-Восточной Азии Вьетнам уже приобрел репутацию экономической и социальной суперзвезды. По сравнению с фундаменталистской прорыночной Индонезией или даже Филиппинами, элегантные социалистические города Вьетнама, спроектированные и поддерживаемые для людей, а также аккуратная, всё более экологичная сельская местность, ясно показывают, какая из двух систем лучше и подходит для азиатских народов и их культуры.

Во времена серьёзных чрезвычайных ситуаций, природных и медицинских катастроф Вьетнам также значительно опережает другие страны Юго-Восточной Азии. Подобно Кубе и Китаю, он вкладывает значительные средства в предотвращение бедствий.

Согласно New Age, социалистические государства, включая Вьетнам, проделали отличную работу, борясь с недавней вспышкой пандемии COVID-19:

"Развивающиеся страны, такие как Куба и Вьетнам с социалистическими или коммунистическими государственными структурами и идеологией, успешно справляются с пандемией COVID-19. Какова роль в этом успехе их долгосрочных стратегий в области здравоохранения и экономики? MD Talebur Islam Rupom задает этот вопрос и указывает, что настало время, когда государства должны инвестировать значительные средства в секторы здравоохранения, чтобы обеспечить здравоохранение для всех”.

"Страны с централизованно субсидируемыми или полностью финансируемыми системами здравоохранения борются с кризисом COVID-19 лучше, чем любые другие страны. Существует также несколько других причин, которые позволяют им уменьшить число смертельных случаев и положительных случаев заболевания.

Куба и Вьетнам - это две развивающиеся страны, которые быстро перешли к борьбе с возникающей угрозой. Несмотря на блокаду и ограничения со стороны Соединенных Штатов и ограниченность ресурсов, борьба Кубы с этой пандемией может стать примером для подражания для других стран.

Имея меньшую экономику, чем Бангладеш, Вьетнам зарабатывает свой авторитет, чтобы перезапустить свою экономику после победы над COVID-19, даже несмотря на то, что граничит с Китаем”.

По состоянию на конец мая 2020 года (время написания статьи – прим.переводчика), Социалистическая Республика Вьетнам с населением 95,5 миллионов человек, зарегистрировала только 327 инфекций и ноль смертей, согласно данным, предоставленным Университетом Джонса Хопкинса.

Даже британский журнал The Economist, не мог не отметить большого успеха в борьбе против COVID-19 со стороны коммунистических государств, таких как Керала (штат в Индии) и Вьетнам:

"...с населением в 95 миллионов человек Вьетнам намного больше. Однако в отношении COVID-19 он следовал поразительно похожему сценарию, с еще более поразительным результатом. Как и в Керале, первые случаи заражения были довольно рано, а в марте наблюдался всплеск заражений. Однако число активных случаев болезни также достигло своего пика довольно рано и с тех пор сократилось всего до 39. Уникально, что среди стран хотя бы отдаленно похожих по размеру, и в отличие от таких более известных историй успеха COVID-19, как Тайвань и Новая Зеландия, он ещё не пострадал ни от одного подтвержденного смертельного исхода. В Филиппинах, соседней стране с примерно таким же населением и богатством, более 10 000 случаев заболевания и 650 смертей.

Как и в Керале, во Вьетнаме тоже недавно были смертельные эпидемии: глобальная вспышка ОРВИ в 2003 году и свиной грипп в 2009 году. Вьетнам и Керала извлекают выгоду из многолетнего наследия инвестиций в общественное здравоохранение, особенно в первичную медицинскую помощь, с сильным централизованным управлением, институциональным охватом от городских отделений до отдаленных деревень и обилием квалифицированного персонала. Коммунизм обладал наибольшим влиянием, как неоспоримая государственная идеология Вьетнама и как бренд, рекламируемый левыми партиями, которые доминировали в Керале с 1950-х годов”.

Некоторые аналитики, в том числе западные, утверждают, что Вьетнам уже обошёл по богатству многие страны региона.

DW (Deutsche Welle), например, 22 мая 2020 года сообщает:

"Адам Маккарти, главный экономист исследовательской и консалтинговой фирмы Mekong Economics, считает, что Вьетнам получит выгоду от того, как он справился с COVID-19. "Возможно, это поворотный момент, когда Вьетнам покидает группу стран, таких как Камбоджа и Филиппины, и присоединяется к более развитым странам, таким как Таиланд и Южная Корея, хотя Вьетнам ещё не имеет аналогичного ВВП", - сказал Маккарти DW.

"Поскольку остальная часть мира всё ещё борется с КОВИД-19, экспорт действительно пострадает", - сказал Маккарти. Экономист подчеркнул, что не может быть, чтобы всё просто ввернулось к тому, как было. И даже несмотря на то, что внутреннее потребление, вероятно, увеличится в ближайшие месяцы, показатель роста на 5% в 2020 году может быть слишком амбициозным.  "Вероятно, это больше похоже на 3%, но это всё ещё хорошо в этих обстоятельствах. Это также означает, что Вьетнам победил”.

Я периодически возвращаюсь во Вьетнам, и каждый раз обращаю внимание на одну поразительную вещь: в стране нет трущоб. Крайняя нищета сильно распространена в жестокой капиталистической Индонезии, на Филиппинах, а также в Камбодже и Таиланде. Во вьетнамских городах, поселках и сельской местности нет нищеты. Это само по себе является огромным успехом.

Коммунистическое планирование означает, что страна хорошо подготовлена к большинству природных и медицинских катастроф. Когда я жил в Ханое, обширные и густонаселенные районы между Красной рекой и городом ежегодно затоплялись. Но постепенно район затопления был смещён, а зеленые зоны вновь появились, не давая воде достичь города.

Шаг за шагом Вьетнам осуществляет изменения, направленные на улучшение жизни своих граждан.

Средства массовой информации на Западе и в регионе очень мало пишут об этом "вьетнамском чуде", по понятным причинам.

С огромными жертвами вьетнамские граждане победили французских колонизаторов, а затем и американских оккупантов. Миллионы людей погибли, но родилась новая, уверенная в себе, и сильная нация. Он буквально восстал из пепла. Он построил свою, "Вьетнамскую модель". Теперь он указывает путь гораздо более слабым и менее решительным странам Юго-Восточной Азии, которые всё ещё жертвуют своими гражданами, подчиняясь диктату Северной Америки и Европы.

Из одной из беднейших азиатских стран Вьетнам превратился в одну из самых сильных, решительных и оптимистичных.

Источник


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях