Кровь на белых одеждах


С.ГМЫРЯ

Кто-то сказал: “Бог не может изменить прошлое. Это могут только историки”.
Очень правильная мысль. И даже не циничная, если только слово “историк” взять в кавычки…
Передо мною лежит работа известного канадского политолога Виктора Полищука “Гора породила мишу. Бандерівську”, изданная в 2006 году в Торонто. В “демократической” Украине ее не решилось опубликовать ни одно издательство. Она посвящена критическому разбору так называемого “Отчета рабочей группы историков при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА. Основные тезисы по проблеме ОУН—УПА (историческое заключение)”x, в котором оуновский бандитизм объявляется национально-освободительным движением. В дальнейшем для краткости мы будем называть этот документ просто “Отчетом”.
Его рассмотрение является тем более актуальным, что в следующем, 2005 г. “Отчет” в почти неизменном виде, но под новым названием — “Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія. Фаховий висновок робочої групи істориків при Урядовій комісії з вивчення діяльності ОУН і УПА” был издан “Науковою думкою” тиражом 120 тис. экземпляров и разослан во многие учреждения и организации, в том числе в школы и вузы, а Министерство науки и образования настойчиво рекомендовало всем педагогам страны широко использовать сделанные в нем выводы в учебно-воспитательном процессе. А ведь каждому патриоту Украины небезразлично, что и как рассказывают подрастающему поколению об историческом прошлом нашего народа. И, что немаловажно, кто ему об этом говорит.
А делает это созданная властью “рабочая группа историков” во главе с заместителем директора Института истории НАНУ доктором исторических наук профессором С.Кульчицким. Научной общественности, да и более широкому кругу читателей хорошо известно это имя, поскольку оно значится на обложках весьма значительного количества учебников для средней и высшей школы, книг на самые различные темы и по самым различным периодам истории.
При внимательном прочтении работ С.Кульчицкого нетрудно обнаружить разительные различия в подходах и оценках этого плодовитого автора, относящихся к одним и тем же событиям, фактам, документам. Объясняется все очень просто. С.Кульчицкий во все времена своей продолжительной научной карьеры очень тонко реагировал на любые изгибы политической конъюнктуры и с поражающей воображение оперативностью услужливо перелицовывал одну и ту же историю (ее-то больше одной и не бывает!) в соответствии с крутыми виражами противоречивого общественного развития. Его “прозрения” подчас шокируют читателей не только немыслимыми для сколько-нибудь совестливого человека кульбитами, но и выходящими за рамки элементарной морали переоценками собственной научной продукции. Однако это вовсе не эволюция взглядов, не досадное недоразумение, это — сущность жизненной позиции.
Именно такие качества, очевидно, оказались определяющим аргументом при выборе кандидатуры С.Кульчицкого на роль руководителя упомянутой “рабочей группы”. Ведь каких-либо исследовательских изысканий по истории Второй мировой войны или отдельным ее аспектам, в том числе и по периоду, изучавшемуся “рабочей группой”, за ним не замечено.
Кульчицкий вряд ли представляет интерес для читателя как личность, и я не стал бы так подробно останавливаться на характеристике этого “чего изволите?” в докторской мантии, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что Кульчицкий, к сожалению, не одинок. Он — своего рода символ, обобщенный до карикатурности образ ученого лакея властей предержащих. Последние дали профессору задание очистить ОУН—УПА от грязи и крови — вот он и старается в поте лица.
Автор рецензируемой работы В. Полищук по своим подходам к жизни и науке является антиподом С.Кульчицкого. Из предисловия к брошюре “Гора породила мишу. Бандерівську”, написанного кандидатом философских наук П.Русиным (Ривне) мы узнаем, что жизнь Виктора Полищука складывалась непросто. Его отец Варфоломей Полищук до воссоединения Западной Украины с УССР был войтом г.Дубно на Ровенщине. Вскоре после установления Советской власти он был арестован и затем казнен, а вдова с двумя несовершеннолетними дочерьми и 14-летним сыном Виктором в 1940 г. была депортирована в Казахстан. Но уже в 1944 г., то есть сразу же после освобождения Украины от немецко-фашистских оккупантов, семье дали возможность поселиться в Днепропетровской области, а в 1946 г. по ходатайству матери, польки по национальности, выехать в Польшу. Там Виктор, закончив педагогический лицей, учительствовал. Затем поступил во Вроцлавский университет, по окончании которого работал прокурором, адвокатом, стал кандидатом юридических наук.
Живя в Польше, В.Полищук впервые узнал о злодеяниях украинских националистов против польского населения Волыни и Галиции в 1943-1944 гг. Многим полякам это дало основание неприязненно относиться ко всему украинскому народу, отождествлять его с бандеровцами. И тогда Полищук начал всесторонние исследовать проблему ОУН—УПА. Из-под пера его вышли работы “Гірка правда: злочинність ОУН—УПА”, пятитомник “Інтегральний український націоналізм як різновид фашизму” (т.I — “Джерела злочинів ОУН—УПА”; т.II — “Докази злочинів ОУН—УПА”; т.III—V — “Український націоналізм в документах”) и др. В научных трудах В.Полищука убедительно показано, что бандеровцы не были выразителями интересов украинского народа, а являлись националистическими выродками. По материалам своих исследований автор защитил диссертацию и получил научную степень доктора гуманитарных наук по специальности “политология”.
В 1981 г. Виктор Варфоломеевич с семьей эмигрировал в Канаду. Сегодня, живя в Торонто, в самом центре украинской националистической эмиграции, он, несмотря на угрозы, твердо стоит на позициях правды истории и продолжает дело своей жизни — разоблачение преступной идеологии и политики ОУН.
При этом важно отметить, что этот ученый не является ни красным, ни даже “розовым”. Он исследует проблему с позиций объективизма, и его точка зрения далеко не во всем совпадает со взглядами коммунистов. Тем интереснее для нас оценка В.Полищуком методов, которые предпринимаются “официальными” историками для реабилитации кровавого оуновского национализма.
Главный вывод, который делает канадский исследователь в результате изучения пресловутого “Отчета”, звучит, как приговор: “Станислав Кульчицкий с компанией… фальсифицируют историю”, то, что вышло из-под их пера, — “не наука, а сознательный обман украинских государственных структур высшего уровня”.
К этой убийственной характеристике можно добавить только одно: будучи гражданином иностранного государства и не желая вмешиваться во внутренние дела нашей страны, Полищук деликатно говорит об обмане авторами “Отчета” украинских государственных структур, хотя совершенно ясно, что именно последние являются заказчиками этой широкомасштабной фальсификации, то есть фактическими организаторами преступления. Услужливые члены “рабочей группы” просто угадали по глазам, чего от них требуют националистические боссы.
В своей работе Полищук обращает внимание читателей на крайне тенденциозный подбор авторами “Отчета” литературы и источников для своего исследования. Любой студент-историк уже в первые дни своего пребывания на университетской скамье узнает, что делать это нужно в соответствии с древнеримским принципом “выслушай обе стороны”. А отягощенные учеными степенями и званиями мужи почему-то об этом начисто “забыли”. Они опираются на документы, исходящие почти исключительно из националистического стана. Причем даже те подвергаются основательной селекции. Полищук, например, указывает, что “рабочая группа” проигнорировала известные публикации Т.Бульбы-Боровца, в которых содержится нелицеприятный отзыв о действиях ОУН (б).
Иными словами, Кульчицкий и его соавторы пытаются оценивать бандеровцев на основании того, что те сами говорят о себе и о своих противниках. Поступать подобным образом — не менее абсурдно, чем, скажем, выносить приговор в суде, основываясь исключительно на показаниях обвиняемого.
Можно на все сто процентов согласиться с утверждением Полищука, что авторы “Отчета” сознательно искажают истину, когда называют членов ОУН участниками национально-освободительного движения. Представители всех ее фракций, говорит канадский исследователь, боролись не за свободу Украины, а “за создание украинского, фашистского типа, государства, в котором украинские националисты имели бы власть над украинским народом”. Согласитесь, это далеко не одно и то же.
Идеология ОУН базировалась на постулатах донцовского интегрального национализма. В первую голову — на проповеди ненависти к другим народам. Во всех программных документах ОУН рассматриваемого периода содержалось требование создать Украину “на всех этнографических украинских землях” площадью 1,2 миллиона квадратных километров, что можно было сделать только военным путем. Представителей других народов в них предлагалось “убрать”, иначе говоря, уничтожить. Идеология украинских националистов, таким образом, сродни фашистской, даже, можно смело утверждать, — однопорядковая с ней. В этом неоднократно признавались они сами в те времена, когда рассчитывали на установление гитлеровского “нового порядка” в Европе. Это сегодня наследники Коновальца, Мельника и Бандеры разглагольствуют о демократии и человеколюбии. Новые времена — новая риторика. А идеология, между тем, остается прежней.
Именно этот факт, убийственный для нынешних адептов ОУН и УПА, пытаются скрыть авторы “Отчета”.
Полищук совершенно правильно обвиняет “рабочую группу” в том, что та всячески замалчивает очевидное: фашистская по своей сути идеология ОУН не просто провозглашалась в ее официальных документах. Она реализовывалась в преступной политике этой организации в целом и всех ее фракций в частности.
Члены “рабочей группы” постарались правдами и неправдами “отмыть” украинских националистов от справедливых обвинений в пособничестве гитлеровцам. Они, например, умалчивают о многих скандальных фактах “сотрудничества” оуновцев с Германией накануне Второй мировой войны. Там же, где правду спрятать невозможно, Кульчицкий и соавторы невнятно бормочут о каком-то “ситуативном союзе” националистов с фашистами, вызванном желанием первых подготовить кадры к предстоящей борьбе за независимость Украины.
Полищук справедливо отмечает, что равноправные союзы заключаются между полноценными субъектами. Он приводит факты, доказывающие, что наиболее известные “вожди” украинских националистов задолго до нападения на СССР находились на службе в немецкой разведке. О каком союзе в такой ситуации может идти речь? — спрашивает исследователь. Вопрос риторический. Ведь даже неискушенному человеку ясно, что ни одно правительство в мире не заключает политических соглашений с платными агентами собственных спецслужб.
От себя хотел бы задать еще один вопрос. И тоже риторический. Если оуновцы накануне войны решились пойти на службу иностранной державе только для того, чтобы подготовить кадры для борьбы против “большевизма”, то почему же они не предложили свои услуги правительству какой-нибудь буржуазно-демократической страны? Например, Великобритании, отношения которой с СССР были в тот момент более чем напряженными. Ответ очевиден: потому что именно гитлеровский режим был идейно и политически близок украинским националистам. Вот они и тянулись к вождям Третьего рейха, из кожи лезли, чтобы понравиться им.
Националисты пошли на службу к гитлеровцам не потому, что наивно верили, будто те помогут им освободить и передадут в их руки Украину, а потому, что рассчитывали: фашисты наградят своих услужливых лакеев теплыми местами в органах оккупационной власти и полиции и не станут мешать выполнять оуновскую “политическую программу”: убивать безоружных русских, евреев, поляков. Ну, и, конечно, украинцев, не желающих участвовать в этих злодеяниях. Потому что “наша власть должна быть страшной”, как цинично резонерствовал Бандера.
Полищук показывает, что “Отчет” говорит неправду, когда утверждает, что гитлеровцы распустили созданную ОУН украинскую милицию после 30 июня 1941 года, то есть после пресловутого Акта провозглашения независимости во Львове. Фашисты преобразовали ее во вспомогательную полицию под своим полным контролем. Ложью является и то, будто печально известный батальон абвера “Нахтигаль” отказался служить немцам, когда его руководство узнало, что те не собираются даровать независимость Украине. Это террористическое формирование просто было преобразовано в полицейскую часть и послано в Белоруссию. Там ему было позволено заниматься привычным и любимым делом: убивать людей.
Эту “работу” националисты с рвением выполняли всегда и везде. Полищук приводит многочисленные факты оуновских преступлений, о которых обязательно сообщили бы авторы “Отчета”, будь они непредвзятыми историками.

Канадский ученый рассказывает, что бандеровцы услужливо готовили списки, по которым в июле 1941 года гитлеровцы уничтожили цвет польской и еврейской интеллигенции Галиции. Иными словами, националисты исполняли роль банальных наводчиков, что, согласитесь, трудно считать занятием, достойным предполагаемых “героев борьбы за национальное освобождение”.
Опираясь на широкую документальную базу, Полищук утверждает, что на Волыни и в Галиции бандеровцы в 1943—1944 годах зверски убили не менее 120 тысяч поляков. И попытки заангажированных историков изобразить этот ужас то как “украинско-польский конфликт”, то как “столкновение Украинской повстанческой армии с Армией Крайовой” не выдерживают никакой критики. Истина состоит в том, что в Западной Украине воевали не народы и не организации. УПА планомерно осуществляла там геноцид мирного польского населения. В полном соответствии с программой ОУН.
Да и к собственному народу националисты относились не лучше. Полищук напоминает “забывчивым” авторам “Отчета” о трагедии украинского села Кортелисы, где при активном участии бандеровской вспомогательной полиции 23 сентября 1942 года было зверски убито 2875 крестьян, в том числе 1620 малолетних детей. Для справки: именно члены вспомогательной полиции станут несколько месяцев спустя ядром УПА.
Кортелисская трагедия — только один эпизод борьбы ОУН против украинского народа. А всего, как указывает Полищук, только в 1941—1950 годах от ее рук погибло не менее 80 тысяч украинцев. Такое вот “освобождение” несли своей стране ваши подзащитные, господин Кульчицкий! Укрывать следы преступления — не к лицу историку. Тем более — “ведущему” (как его называют почитатели).
Много внимания авторы “Отчета”, а вслед за ними и Полищук, уделили вопросу, связанному с созданием и деятельностью УПА.
Канадский исследователь заявляет о своей солидарности с членами “рабочей группы”, не согласными с “утверждением советской пропаганды”, что создание УПА инициировано гитлеровскими службами. Для этого, говорит он, “нет никаких оснований”, тем более что с апреля по конец 1943 года отношения бандеровцев с фашистами якобы временно усложнились.
Простим Полищуку его выпад против “советской пропаганды”. Выше уже говорилось, что он далеко не коммунист и не обязан любить ни СССР, ни принятые в нем методы воспитательной работы. А с тезисом, гласящим, что УПА не была сформирована по инициативе немецких служб, можно, пожалуй, согласиться.
Ее создание — своеобразный отголосок великих побед советского народа и его Красной Армии, совершивших под Сталинградом и Курском коренной перелом в ходе Второй мировой войны. К этим победам немецкие службы никакого отношения, естественно, не имели. Именно успехи советских войск заставили бандеровских “вождей” засуетиться и начать лихорадочный поиск нового хозяина, на службу к которому можно будет благополучно перебежать в случае краха Третьего рейха. В этих условиях отмежеваться на словах от “великого фирера”, как они еще недавно называли Гитлера в своих листовках, стало для националистов жизненно важным.
Вот и возникла летом 1943-го в немецком тылу УПА, а вместе с ней — легенда о борьбе бандеровцев на два фронта, против Советского Союза и фашистской Германии. О том, что это именно миф, придуманный националистами и недобросовестно повторяемый авторами “Отчета”, убедительно говорит в своей работе Полищук.
Он показывает, что УПА, собственно говоря, не сражалась ни с вермахтом, ни с Советской Армией. Бандеровцы “воевали” с мирным населением, осуществляли жесточайший террор по отношению к нему.
Кстати, факт неучастия УПА в реальной борьбе против гитлеровской армии вынужденно признают и авторы “Отчета”. Более того, обвиняя советских партизан в том, что те своими операциями провоцировали фашистов на репрессии против мирного населения, они признают, что бандеровцы всячески противодействовали народным мстителям. И это авторы “Отчета” ставят им в заслугу?!
Таким образом, ни о каких боевых действиях ОУН—УПА говорить не приходится, подчеркивает Полищук. А вот о ее сотрудничестве с немецкими фашистами — можно и нужно. Подтверждающих это документов в архивах сохранилось более чем достаточно. Да и печально знаменитая дивизия СС “Галичина”, сформированная из открытых коллаборационистов, — дело рук не только мельниковцев. Бандеровцев в этом осужденном Нюрнбергским трибуналом воинском формировании тоже хватало. И совместные “боевые операции” с “дивизийниками” УПА проводила неоднократно. Например, по истреблению мирных жителей польского села Гута Пеняцка.
Полищук убедительно показывает, что так называемая Украинская повстанческая армия фактически никогда не была украинской, поскольку выполняла волю только одной партии, формировалась из представителей одного региона и представляла всего треть процента населения страны. Не была она также ни повстанческой (ибо даже по данным “Летописи УПА” большинство ее членов были не добровольцами, а насильственно мобилизованными), ни армией (так как “воевала” не с воинскими частями, а с мирным населением стран — участников антигитлеровской коалиции). Из этого следует логически неопровержимый вывод, что УПА следует называть преступным формированием, мешавшим Объединенным Нациям бороться против фашизма, а ее участников — боевиками, а не воинами или ветеранами, как это делает “рабочая группа”.
Таким образом, подготовившая “Отчет” “группа историков” во главе с С. Кульчицким поступает крайне беспринципно и антинаучно, делая, в сущности, то же самое, что и ОУН—УПА более полувека тому назад. Только бандеровцы уничтожали тела, а эти хотят убить души. Обязанность каждого патриота Украины — дать им решительный отпор. И работа В. Полищука — вклад честного ученого в это благородное дело.
Очередная попытка фальсификаторов истории нарядить оуновских головорезов в белые одежды обречена на постыдную неудачу. Потому что на белом фоне кровь становится только виднее.
***
Редакція “Комуніста України” пропонує увазі читачів заключний розділ праці В.Поліщука “Гора породила мишу. Бандерівську”:
Проблема ОУН—УПА. Звіт робочої групи істориків при Урядовій комісії з вивчення діяльності ОУН і УПА. Основні тези з проблеми ОУН—УПА (історичний висновок). — К.: Інститут історії України НАН України, 2004. — 96 с. (3,8 друк.арк.)


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях