Поднебесная пугает и притягивает


Пандемия COVID-19 привлекла ещё больше внимания немецких политиков к роли Китая не только потому, что коронавирус — «китайского происхождения», но и из-за растущего осознания ими того факта, что без КНР — никуда, что именно Пекин, а не Вашингтон или кто-то ещё становится главным центром мирового влияния.

И именно отношения с Китаем канцлер ФРГ Ангела Меркель решила поставить во главу угла внешней политики Европейского союза, председательство в котором во втором полугодии переходит от Хорватии к Германии. Одновременно она дала понять, что отношения с Россией к числу внешнеполитических приоритетов немецкого канцлера не относятся.

Предстоящее с 1 июля председательство в ЕС, судя по всему, — один из последних крупных политических проектов Ангелы Меркель, которая, во всяком случае на сегодняшний день, решила более не баллотироваться в канцлеры на выборах осенью следующего года. Поэтому предложенную ею Евросоюзу новую повестку дня можно в определённом смысле считать напутствием канцлера европейцам, неким политическим завещанием, отмечает «Дойче велле».

«Отношения с Китаем будут внешнеполитическим приоритетом нашего председательства в Совете Евросоюза», — заявила Меркель, представляя в конце мая своё видение повестки дня ЕС в онлайн-выступлении на конференции в близком к немецким консерваторам Фонде имени Конрада Аденауэра (KAS). У Евросоюза, указала она, есть «большой стратегический интерес активно выстраивать отношения с Китаем, одним из главных действующих лиц текущего столетия».

Таким считают Китай и многие российские политики и эксперты. Российские участники проходивших также в конце мая в онлайн-режиме «Потсдамских встреч», например, тоже называли КНР одним из полюсов будущего двуполярного мира, в котором вторым центром влияния будут США. Директор ИМЭМО академик Александр Дынкин, правда, считает, что США и Китай окажутся ослабленными сильнее других стран в результате всемирного кризиса, вызванного пандемией коронавируса.

Однако у Ангелы Меркель на этот счёт другое мнение. Она исходит не из того, что коронавирус подорвёт позиции Китая на мировой арене, скорее, наоборот. Выступая в KAS, Меркель рассказала, что в разговорах с ней представители Китая очень удивляются, когда узнают, что все в мире только и говорят о подъёме их страны и возрастании её международной роли.

«В их собственном восприятии, — пояснила она, — эта древнейшая цивилизация с пятитысячелетней историей всего лишь возвращается на то центральное место мировой арены, которое она занимала на протяжении многих столетий». И европейцам, добавила канцлер, следует не просто развивать торгово-экономические отношения с этой страной и поддерживать протокольные контакты, но и учитывать, с «какой решимостью Китай претендует на ведущую роль в существующих структурах международной архитектуры».

Кто может составить противовес Пекину? Стать вторым полюсом в мире? Ангела Меркель дала понять, что ни одна другая страна в одиночку на это неспособна. И даже объединённой Европе для этого нужен партнёр — США, как и Соединённым Штатам — Европа.

Канцлер признаёт, что «сотрудничество с Америкой в настоящее время труднее, чем мы того хотели бы». Но никакой альтернативы, с её точки зрения, нет: «Трансатлантические связи, сотрудничество и союз с США и НАТО были и останутся центральной несущей основой нашей внешней политики и политики безопасности». Причём, добавила она, зависимость Европы и Америки обоюдная: только сообща они могут противостоять международным вызовам и обеспечивать поддержание мира и стабильности.

Роль Китая была и главной темой дискуссии в KAS после онлайн-выступления Меркель. Так, Микко Хуотари, директор немецкого института MERICS, занимающегося изучением Китая, обратил внимание на попытки Пекина внести раскол в трансатлантические отношения и разобщить самих европейцев. Поэтому он считает совершенно правильным то, как Меркель расставляет внешнеполитические приоритеты Евросоюза. «Китай не на пороге Европы, он уже здесь», — заявил эксперт.

Посол Франции в ФРГ Анн-Мари Дескот назвала Китай одновременно и партнёром, и конкурентом Европы, соперничать с которым в одиночку никому не по силам. В связи с этим она напомнила о предпринимаемых в последние годы попытках Пекина действовать в Европе в обход Брюсселя. Имеется в виду так называемый формат «17+1», где «1» — это Китай, а «17» — целый ряд государств Восточной и Центральной Европы, как входящих, так и не входящих в ЕС.

Заместитель председателя фракции консерваторов в бундестаге Йохан Вадепуль назвал этот формат серьёзным препятствием на пути выработки согласованной политики Евросоюза в отношениях с Китаем.

Примечательно при этом, что ни один из участников дискуссии в KAS не назвал Россию в числе стран, партнёрство с которыми могло бы помочь Евросоюзу составить достойную конкуренцию Китаю на мировой арене. О России они вообще ни разу не упомянули. За исключением опять же Меркель.

Европа, напомнила она в своём выступлении, не нейтральна, Европа — часть политического Запада, и именно это обстоятельство определяет характер отношений с Россией. Есть разные причины стараться иметь с ней хорошие отношения. В их числе Меркель назвала географическую близость, совместную историю, необходимость взаимодействия в решении некоторых международных проблем, экономические связи, но никак не создание общего противовеса Китаю, констатирует «Дойче велле».

Петр Пархитько


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях