Герои Страны Советов. Мятежное сердце Кирилла Орловского

Герои Страны Советов. Мятежное сердце Кирилла Орловского


Летом 1944 года, подполковник государственной безопасности Констанин Орловский написал заявление с просьбой, направив его лично Сталину — нижестоящие инстанции даже не хотели его слушать, отвечая вовсе не от бездушия: «Вы и так сделали всё, что могли. Отдыхайте».

Почему они отказывали, вы можете понять из текста заявления. Герой Советского Союза Орловский, писал Сталину, что морально живёт плохо и просил помочь ему. Чем?

Москва, Кремль, товарищу Сталину.

От Героя Советского Союза

подполковника государственной безопасности

Орловского Кирилла Прокофьевича.

Заявление

Дорогой товарищ Сталин!

Разрешите на несколько минут задержать Ваше внимание, высказать Вам свои мысли, чувства и стремления.

Родился я в 1895 году в дер. Мышковичи Кировского района Могилевской области в семье крестьянина-середняка.

До 1915 года работал и учился на своем сельском хозяйстве, в деревне Мышковичи.

С 1915 — 1918 г. служил в царской армии в качестве командира саперного взвода.

С 1918 по 1925 год работал в тылу немецких оккупантов, белополяков и белолитовцев в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп. Одновременно четыре месяца воевал на Западном фронте против белополяков, два месяца — против войск генерала Юденича и восемь месяцев учился в Москве на 1-х Московских пехотных курсах командного состава.

С 1925 по 1930 год учился в Москве в Комвузе народов Запада.

С 1930 по 1936 г. работал в спецгруппе НКВД СССР по подбору и подготовке диверсионно-партизанских кадров на случай войны с немецко-фашистскими захватчиками в Белоруссии.

1936 год работал на строительстве канала Москва-Волга в качестве начальника стройучастка.

Весь 1937 год был в командировке в Испании, где воевал в тылу фашистских войск в качестве командира диверсионно-партизанской группы.

1939 — 1940 годы работал и учился в Чкаловском сельхозинституте.

1941 год находился в спецкомандировке в Западном Китае, откуда по личной просьбе был отозван и направлен в глубокий тыл немецких захватчиков в качестве командира разведывательно-диверсионной группы.

Таким образом, с 1918 по 1943 год мне посчастливилось 8 лет работать в тылу врагов СССР в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп, нелегально переходить линию фронта и государственную границу свыше 70 раз, выполнять правительственные задания, убивать сотни отъявленных врагов Советского Союза как в военное, так и в мирное время, за что Правительство СССР наградило меня двумя орденами Ленина, медалью «Золотая Звезда» и орденом Трудового Красного Знамени. Член ВКП(б) с 1918 года. Партийных взысканий не имею.

Ночью 17 февраля 1943 года агентурная разведка мне принесла сведения, что 17/II—43 г. по одной из дорог Барановичской области на подводах будут проезжать Вильгельм Кубе (Генеральный комиссар Белоруссии), Фридрих Фенс (комиссар трех областей Белоруссии), обергруппенфюрер Захариус, 10 офицеров и 40-50 их охранников.

В это время при мне было только 12 человек моих бойцов, вооруженных одним ручным пулеметом, семью автоматами и тремя винтовками. Днем на открытой местности, на дороге, напасть на противника было довольно рискованно, но и пропустить крупную фашистскую гадину было не в моей натуре, а поэтому еще до рассвета к самой дороге я подвел своих бойцов в белых маскировочных халатах, цепью положил и замаскировал их в снеговых ямах в 20 метрах от той дороги, по которой должен был проезжать противник.

Двенадцать часов в снеговых ямах мне с товарищами пришлось лежать и терпеливо выжидать…

В шесть часов вечера из-за бугра показался транспорт противника и когда подводы поравнялись с нашей цепью, по моему сигналу был открыт наш автоматно-пулеметный огонь, в результате которого были убиты Фридрих Фенс, 8 офицеров, Захариус и более 30 охранников.

Мои товарищи спокойно забрали все фашистское оружие, документы, сняли с них лучшую одежду и организованно ушли в лес, на свою базу.

С нашей стороны жертв не было. В этом бою я был тяжело ранен и контужен, в результате чего у меня были ампутированы правая рука по плечо, на левой — 4 пальца и поврежден слуховой нерв на 50-60%. Там же, в лесах Барановичской области, я физически окреп и в августе 1943 года радиограммой был вызван в Москву.

Благодаря Народному комиссару государственной безопасности товарищу Меркулову и начальнику 4-го Управления товарищу Судоплатову материально я живу очень хорошо. Морально — плохо.

Партия Ленина-Сталина воспитала меня упорно трудиться на пользу любимой Родины; мои физические недостатки (потеря рук и глухота) не позволяют мне работать на прежней работе, но встает вопрос: все ли я отдал для Родины и партии Ленина-Сталина?

К моральному удовлетворению я глубоко убежден в том, что у меня имеется достаточно физических сил, опыта и знания для того, чтобы еще принести пользу в мирном труде.

Одновременно с разведывательно-диверсионной и партизанской работой я уделял возможное время работе над сельскохозяйственной литературой.

С 1930 по 1936 год по роду своей основной работы я каждый день бывал в колхозах Белоруссии, основательно присмотрелся к этому делу и полюбил его.

Свое пребывание в Чкаловском сельскохозяйственном институте, а также Московскую сельскохозяйственную выставку я использовал до дна в получении такого количества знаний, которое может обеспечить организацию образцового колхоза.

Если бы Правительство СССР отпустило кредит в размере 2.175 тысяч рублей в отоваренном выражении и 125 тысяч рублей в денежном выражении, то я бы на моей родине, в деревне Мышковичи Кировского р-на Могилевской области, в колхозе «Красный партизан» до 1950 года добился бы следующих показателей:

1. От ста фуражных коров (в 1950 г.) смогу достигнуть удоя молока не меньше восьми тысяч килограммов на каждую фуражную корову, одновременно смогу с каждым годом повышать живой вес молочно-племенной фермы, улучшать экстерьер, а также повышать % жирности молока.

2. Сеять не меньше семидесяти гектаров льна и в 1950 г. получить не меньше 20 центнеров льна-волокна с каждого гектара.

3. Сеять 160 гектаров зерновых культур (рожь, овес, ячмень) и в 1950 году получить не меньше 60 центнеров с каждого гектара при условии, если даже в июне-июле месяцах этого года не будет ни одного дождя. Если же будут проходить дожди, то урожай будет не 60 центнеров с одного га, а 70-80 центнеров.

4. Колхозными силами в 1950 году будет посажен на сто га плодовый сад по всем агротехническим правилам, которые выработала агротехническая наука.

5. К 1948 году на территории колхоза будут организованы три снегозадержательные полосы, на которых будет посажено не менее 30.000 декоративных деревьев.

6. К 1950 году будет не менее ста семей пчелоферма.

7. До 1950 года будут построены следующие постройки:

сарай для М-П фермы № 1 — 810 кв. м;

сарай для М-П фермы № 2 — 810 кв. м;

сарай для скотомолодняка № 1 — 620 кв. м;

сарай для скотомолодняка № 2 — 620 кв. м;

сарай-конюшня для 40 лошадей — 800 кв. м;

зернохранилище на 950 тонн зерна;

навес для хранения сельскохозяйственных машин, инвентаря и минерального удобрения — 950 кв. м;

электростанция, при ней же мельница и лесопилка — 300 кв. м;

механическая и столярная мастерские — 320 кв. м;

гараж на 7 автомашин;

бензохранилище на 100 тонн горючего и смазочного;

хлебопекарня — 75 кв. м;

баня — 98 кв. м;

клуб с радиоустановкой на 400 человеко-мест;

домик для детского сада — 180 кв. м;

рига для хранения снопов и соломы, мякины — 750 кв. м;

рига № 2 — 750 кв. м;

хранилище для корнеплодов — 180 кв. м;

хранилище для корнеплодов № 2 — 180 кв. м;

силосные ямы с кирпичной облицовкой стенок и дна вместимостью 450 кубометров силоса;

хранилище для зимовки пчел — 130 кв. м;

силами колхозников и за счет колхозников будет построен поселок на 200 квартир, каждая квартира будет состоять из 2 комнат, кухни, уборной и небольшого сарая для скота и птицы колхозника. Поселок будет представлять из себя тип благоустроенного, культурного, утопающего в плодовых и декоративных деревьях поселка;

артезианских колодцев — 6 штук.

Должен сказать, что валовой доход колхоза «Красный партизан» Кировского района Могилевской области в 1940 году составлял только 167 тысяч рублей.

По моему расчету, этот же колхоз в 1950 году может добиться валового дохода не менее трех миллионов рублей.

Одновременно с организационно-хозяйственной работой у меня найдутся время и досуг для такого поднятия идейно-политического уровня своих членов колхоза, который позволит создать крепкие партийную и комсомольскую организации в колхозе из наиболее политически грамотных, культурных и преданных партии Ленина-Сталина людей.

Прежде чем написать Вам это заявление и взять на себя эти обязательства, я много раз всесторонне обдумав, тщательно взвесив каждый шаг, каждую деталь этой работы, пришел к глубокому убеждению, что вышеупомянутую работу я выполню на славу нашей любимой Родины и что это хозяйство будет показательным хозяйством для колхозников Белоруссии. Поэтому прошу Вашего указания, товарищ Сталин, о посылке меня на эту работу и предоставлении просимого мною кредита.

Если по данному заявлению возникнут вопросы, прошу вызвать меня для объяснения.

Приложение:

Описание колхоза «Красный партизан» Кировского района Могилевской области.

Топографическая карта с обозначением местонахождения колхоза.

Смета отоваренного кредита.

Герой Советского Союза

подполковник государственной безопасности Орловский.

6 июля 1944 г.
г. Москва, Фрунзенская набережная,
дом № 10а, кв. 46, тел. Г—6—60—46.

Это заявление с грифом «Совершенно Секретно» (таков был статус заявителя), написаное всего через три дня после того, как был освобождён Минск и не предназначенное для того, чтобы быть когда-либо опубликовано, рассказывает о написавшем его человеке, стране и эпохе больше, чем целые тома книг. Но оно очень много говорит  о том советском  времени и о тех советских людях…

Сталин дал распоряжение удовлетворить просьбу Кирилла Орловского. Тот сдал государству полученную им квартиру в Москве и уехал в разрушенную до основания белорусскую деревню.

Кирилл Прокофьевич выполнил свои обязательства — его колхоз «Рассвет» был первый колхоз в СССР, получивший после Войны миллионную прибыль. Через 10 лет имя Председателя стало известно всей Белоруссии, а затем и СССР.

Очевидцы описывают итоги деятельности Орловского так: «Закрома во дворах колхозников ломились от добра. Отстроил деревню, вымостил дорогу до райцентра и деревенскую улицу, построил клуб, школу-десятилетку. Не хватило денег — снял с книжки все свои сбережения — 200 тысяч — и вложил в школу. Платил стипендии студентам, готовя резерв кадров.»

Только представьте себе: человек, инвалид, первой группы — без обеих рук, который почти не может самостоятельно себя обслуживать, почти глухой, Герой, который по всем мыслимым законам и понятиям получил право на безбедный пожизненный отдых, сделал почти невозможное, на пределе человеческих сил — построил лучший в СССР колхоз из сожжённой до основания деревни, населённой по большей части вдовами, стариками, инвалидами и подростками.

В 1958 году Кириллу Прокофьевичу Орловскому было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. За боевые и трудовые заслуги награждён 5 орденами Ленина, орденом Красного Знамени, многими медалями. Избирался депутатом Верховного Совета СССР третьего-седьмого созывов.

В 1956-61 годах был кандидатом в члены ЦК КПСС. «Дважды кавалер» Кирилл Орловский — прототип Председателя в одноимённом фильме. О нём написано несколько книг: «Мятежное сердце,» «Повесть о Кирилле Орловском» и другие.

Вот что писал о нем  журнал «Кругозор» в 1969 году.

Из повести «Мятежное сердце»

«В просторной комнате, кроме письменного стола, ряд кресел человек на сто. Здесь проходят рассветовские партийные собрания и семинары. Здесь принимают гостей, и круглый год в шесть утра, а во время сева или уборки урожая и раньше, сюда собирается на совещание колхозное руководство. В этой комнате решаются все большие и мальнькие вопросы. Вчера подал заявление — сегодня ответ. Решаются открыто, при самой широкой гласности и с соблюдением демократических норм.

— Сегодня двенадцать градусов, барометр стоит на «ясно». Какие планы, посмотрим, — говорит председатель Орловский. — Первая бригада?..

Работа на день утверждена. Кирилл Прокофьевич склоняется над столом, читает заявление. Колхозница Елена Белявская пишет, что у нее несправедливо отняли восемьдесят шесть рублей за недостающие семена огурцов.

Прочитав заявление, Кирилл Прокофьевич снимает очки.

— Девять лет назад, — после паузы говорит он, — примерно в это же время умер Антон Моисеевич Белявский. Обычный старый, ночной сторож. Мы считали его самым простым и самым обычным, пока жил. А когда умер, увидели, что душа у него была отличная — отличная душа патриота колхоза «Рассвет». Колхозное он любил всем сердцем. Человеком зваться легко, а быть человеком — это не просто. Антон Белявский был таким. Думаю, стоит поставить ему памятник.

В задних рядах послышались всхлипывания.

–…А у Антона Белявского осталась вдова Елена. Давайте разберемся, справедливая ли она женщина, или она была Антону не пара, смотрит, как бы утащить из колхоза, что только можно. А ну, расскажи, Елена, какие твои обиды?

Старая встала, смахнув слезу, заговорила:

— Привез мне осенью Семен желтяков и говорит: «Здесь тонна». Тонна так тонна, я не проверяла. Все очистила, высушила, как положено, и сдала. И вдруг при окончательном расчете — восемьдесят шесть рублей. Несправедливо это. Я работала и работаю добросовестно…

Слово просит колхозный бухгалтер Иван Фомич. Громко, памятуя о слабом слухе Орловского, дает точную справку:

— Елена Белявская и ее соседка Елизавета Цед получили по документам огурцов поровну, а сдали семян… Елена на восемьдесят шесть рублей двадцать копеек меньше нормы, а Елизавета — на восемьдесят девять рублей больше нормы. Огурцы одинаковые, с одной машины.

— Вы поняли, товарищи, в чем дело? — объясняет Орловский. — Престарелым колхозникам мы даем посильную работу — они у нас надомники. Вот давали очищать семенные огурцы: семеноводство — очень прибыльное дело. Ну и кое-кто, видимо, хочет на этом нагреть руки. — Кирилл Прокофьевич повернулся к бригадиру огородной бригады Семену Корзуну: — Поделись опытом, как можно обворовывать колхозников?

— Ссыпали на глаз, никаких шкурных мыслей у меня не было, — задохнулся от волнения бригадир.

— Садись! — Орловский обратился к присутствующим: — Ясно, в чем дело, нужно ли еще объяснять?

— Ясно!

— А если ясно, мое предложение такое… На бригадира Семена Корзуна за попытку нарушить порядок учета материальных средств, что является предпосылкой кражи, наложить штраф. Деньги с Елены Белявской не взимать.

Гул одобрения.

— А тебе, Елена, спасибо! Молодец, не посрамила память мужа!

Валентин Пономарев».

Дом в Мышковичах, где жил председатель Орловский К.П.

Умер Кирилл Прокофьевич 13 января 1968 года. После его смерти колхоз «Рассвет» стал называться его именем.

Именно такого типа советские люди брали на себя ответственность, причём не по приказу, а сами, лично — и поднимали страну из руин в невиданные сроки. Не зря их именами  называли города, улицы и заводы.

Благодаря таким советским руководителям и их трудовым коллективам стране  хватало сил и средств и на сильнейшую в мире армию, способную противостоять объединённым силам «золотого миллиарда», и на всеобщее лучшее в мире образование, и на бесплатное всеобщее здравоохранение, и на блестящую науку, и на космос, и на достойную жизнь для всех, а не для избранных, и на детские сады, и на пионерские лагеря, и на бесплатный спорт для всех желающих, и даже на поддержку системы социализма и коммунистических партий по всему миру, как и на многое другое…

По материалам открытых источников


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях