В братских партиях. Партия коммунистов Республики Молдова о событиях 7 апреля 2009 года и к чему они привели страну

В братских партиях. Партия коммунистов Республики Молдова о событиях 7 апреля 2009 года и к чему они привели страну


Новейшую историю независимой Молдовы можно условно разделить на две части – до 7 апреля 2009 года и после этой, во всех смыслах, трагической даты.

Сегодня можно с полной уверенностью сказать, что ровно 11 лет назад Молдова встала на путь тотальной деградации, отказа от правовых принципов функционирования государства, сворачивания демократических свобод, постепенной ликвидации собственного суверенитета.

Слишком поздно прозревшие участники тех событий ищут возможность сегодня принести свои извинения Партии коммунистов Республики Молдова и лично Владимиру Воронину, против которых и была направлена та, беспрецедентная по своей ярости, атака. Они не могут сейчас не понимать, что тогда, 11 лет назад, они стали слепыми исполнителями чужой воли, что их цинично использовали самые настоящие государственные преступники. Они не могут не отдавать себе отчет в том, что все беды, которые обрушились на Молдову, как-то: не имеющая аналогов коррупция органов власти, беззаконие, нищета подавляющего большинства населения, паническое бегство граждан за рубеж, криминальный беспредел, олигархическая диктатура, захват государства мафиозными группировками – берут свое начало именно с 7 апреля 2009 года. Во всяком случае, никому из них не приходит в голову сегодня, 11 лет спустя отмечать официальный «День Свободы», учрежденный ими же в 2013 году – четыре года спустя после апрельских погромов.

Сегодня ни у кого нет желания узнать: кто стоял за событиями 7 апреля? Это и без того известно. Это те, кто явился главными выгодополучателями смены власти в стране. Речь прежде всего идет о криминально-политических группировках, которые в начале «нулевых» годов утратили власть, а с ней и возможность разворовывать небогатые ресурсы страны.

Безусловно, они были поддержаны и финансово, и организационно извне. Прежде всего Румынией, которая очень рассчитывала получить так называемую Бессарабию в результате блицкрига. Мы можем вспомнить и массовое участие хорошо обученных граждан Румынии в апрельских погромах, и запрутские национал-унионистские, неонацистские группировки, атаковавшие здания парламента и администрации президента, и то, что румынские телеканалы, демонстрировавшие в прямом эфире происходящее в центре Кишинева, называли это «революцией».

Есть все основания полагать, что не только символическое уничтожение Владом Филатом колючей проволоки на молдавско-румынской границе, но и весь букет административно-правового хаоса, в который погрузили страну новые правители, имел своей целью единственное – вызвать стойкое разочарование молдаван в самой идее независимости, стимулировать их стремление к унире со страной, в которой хоть как-то, хоть криво-косо, но работает закон. Судя по некоторым социологическим исследованиям, этот план частично сработал.

Безусловно, за молдавскими «революционерами» 11-летней давности стояли и те зарубежные государства, и структуры, которым с одной стороны не нравилось, что ПКРМ проводит «чрезмерно» самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, основанную на суверенных интересах страны, а с другой – что на протяжении восьми лет в самом центре Европы происходит успешный коммунистический ренессанс, реанимация и реабилитация самого определения «коммунистический». Их интересы сошлись. Попытка государственного переворота была вполне профессионально подготовлена.

Сегодня можно с совершенной, документальной точностью сказать, что это был первый опыт «цветной революции» на постсоветском пространстве. Все происходило прямо по методичке. Большая ложь, вброшенная политиками и подхваченная толпой, согласно которой, выборы были сфальсифицированы. Как тогда изящно выразился будущий премьер и будущий заключенный Влад Филат, «выборы украли». Именно это должно было стать отправной точкой, главной идеей протестов.

Это было, безусловно, откровенное вранье! Все международные наблюдатели признали, что выборы прошли в полном соответствии с демократическими и правовыми нормами. У международных наблюдателей, в том числе западных, не было вопросов ни к организации выборов, ни к ходу голосования и подсчета голосов. Тем не менее, еще 5 апреля Филат произнес свое сакраментальное: «Те, кто пьет шампанское...». А на следующий день, в ходе первых, пробных беспорядков, призвал людей выйти на протесты именно против фальсификации выборов.

Более того, заблаговременно, еще до выборов, именно Либерально-демократическая партия Филата зарезервировала площадь Великого национального собрания под протесты против... «фальсификации выборов». А задолго до этого именно Филат, на протяжении многих месяцев водил своих сторонников по маршруту – ПВНС - президентский дворец. И в качестве даты падения «коммунистического режима», в ходе этих репетиционных «маршей» называлась именно дата 7 апреля. Не шестое, когда стали известны предварительные результаты выборов, не 8-е, когда Центризбирком должен был огласить окончательные итоги голосования, а именно 7-го!

Так и случилось. 7 апреля собравшиеся на площади, по призыву лидеров оппозиции, люди вскоре двинулись привычным маршрутом к президентскому дворцу. И начался ад…

В воздухе свистел град заблаговременно подвезенных камней и арматуры, начался разгром главных зданий государства, мародерство, сожжена Декларация о независимости, над зданием парламента водружен флаг Румынии. А с любезного позволения Владимира Цуркана – нынешнего главы Конституционного суда и соратника Додона – на фасаде администрации президента вывешена карта «Великой Румынии».

Филат тогда уже кричал: «Я не выводил людей!» Хотя, разумеется, выводил. Впрочем, его, как дурачка, могли и не поставить в известность о развитии событий. Сегодня многие забыли, что Филат, Гимпу, Урекян и Киртоакэ – это лишь часть тех, которые находились в тот момент в центре Кишинева.

Накануне среди протестующих засветились и Дьяков, и Брагиш, и Кирилл Лучинский. Их всех мало волновало то, что пересчет голосов подтвердил отсутствие каких бы то ни было фальсификаций.

Дальше, по чужой методичке, этим «революционерам» была нужна «сакральная» жертва, а лучше несколько. Но ее долго никак не могли обнаружить в силу того, что полиция, по приказу президента Воронина, не применяла по отношению к погромщикам силу.

Знающие люди утверждают, что эмиссары оппозиции буквально прочесывали морги, чтобы обнаружить подходящий на роль жертвы «произвола» труп. Наконец им подвернулся некий Валерий Бобок. Он реально находился среди погромщиков и мародеров. Он был наркозависим, чего не скрывали даже родители. Существует множество версий, относительно того, как именно он погиб. От той, что по неосторожности (будучи в нетрезвом состоянии вывалился из окна), до той, что его выбросили оттуда «соратники». Фактом остается лишь то, что власти не имели к его гибели ни малейшего отношения. Иначе, трупов было бы значительно больше.

Пройдут годы и даже эта, весьма условная жертва, отчего-то будет упоминаться во множественном числе. Каждое 7 апреля или его канун, пришедшие к власти на его волне, призывали в парламенте помянуть минутой молчания именно «жертв», не уточняя ни имен, ни фамилий. Не оттого ли не упоминали, что эти жертвы существовали исключительно в их воспаленном мозгу, да и в виде отчетов перед их западными спонсорами, инструкторами?

Ну а на то, что с этими событиями все непросто, прямо указывает тот факт, что параллельно с началом хорошо организованной атаки на государственные здания, произошла мощнейшая атака на серверы правительственных учреждений. Цель очевидна: вывести из строя связь, интернет, сделать государственные органы нефункциональными, слепыми и глухими. Засветившийся на ступеньках президентуры гражданин США, организатор цветных революции в Югославии, а затем и киевского майдана Алекс Григорьевс что-то об этом знает. Но до сих пор молчит.

Мы уже не спрашиваем, почему несколько следственных комиссий парламента, организованных для изучения обстоятельств апрельских событий 2009 года, завершили свою работу, так и не представив ни малейших результатов. Больше того, один из руководителей такой комиссии, известный адвокат Виталий Нагаческий, впоследствии и вовсе сложил мандат депутата. Как эти комиссии ни были заточены на то, чтобы обнаружить следы «коммунистического произвола», реальные факты не укладывались в эту мифологическую версию. Расследование прокуратуры с годами постепенно сошло на нет. По той же причине.

Между тем, как мы знаем, мифологизация событий любой цветной революции – еще один важный пункт соответствующей методички. Власть, воцарение которой так или иначе связано с апрельскими событиями, все эти годы, помаленьку, по миллиметру сдвигала акценты в их общественной оценке.

Так, из провластных СМИ, из выступлений и интервью лидеров тогдашнего Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ), окончательно и бесповоротно выпал «формальный» повод, под который тогдашняя оппозиция спровоцировала людей на массовые беспорядки.

Речь идет о том самом громком лозунге, о «сфальсифицированных», «украденных» выборах. Ни по горячим следам, ни тем более сегодня, обществу не представлено ни одного доказательства этого, серьезнейшего нарушения. Более того, есть серьезные подозрения, что Центризбирком во главе с небезызвестным Юрием Чоканом, в отличие от всех остальных «слуг коммунистического режима» не только не утратил пост, но и обзавелся элитной недвижимостью и бизнесом. Именно он снизил реальный результат самой ПКРМ на два мандата. Но и без этого ясно: пресловутая «революция» была изначально построена на чудовищной лжи, на грубой клевете, на навете.

Но «авторов» это нисколько не заботит. По их официальной версии, которая долгое время навязывалась обществу, молодежь 7 апреля 2009 года вышла вовсе не по призыву оппозиции и вовсе не протестовать против «украденных», якобы, у нее выборов. А вышли они против «коммунистической диктатуры». Таким образом «мирный протест» против фальсификации выборов легким движением руки превратился в «антикоммунистическую революцию».

С главной ложью об «украденных выборах» может поспорить только другая ложь: о том, что коммунисты, мол, сами организовали погромы. Организаторы погромов до сих пор пытаются доказать, что молодежь пришла мирно протестовать не против фальсификации выборов, а против «диктатуры», а «подлые коммунисты» сами все сожгли, чтобы потом обвинить в этом оппозицию. Многие поверили. У нас вообще всегда охотно верят в любую, даже самую парадоксальную теорию заговоров...

Сегодня все окончательно встало на свои места. Стало окончательно ясно, кто именно извлек выгоду из апрельских погромов. Коммунистам часто задают вопрос: почему тогда не разогнали погромщиков, отчего не посадили Филата и прочих, тех кто уже на следующий день корчил из себя невинную жертву?

Ну, как известно, рано или поздно Бог шельму метит. Во-первых, Филат в тюрьму все-таки попал. Но бить или стрелять в детей, за спинами которых прятались организаторы, президент Воронин не позволил бы никому и ни при каких обстоятельствах. Была предпринята попытка решить вопрос цивилизованно, не усугубляя общественного раскола.

У Владимира Воронина уже был опыт преодоления политического кризиса в 2002 году. Сесть за круглый стол, вести диалог, и так далее... Это казалось универсальной схемой преодоления конфликтов. Но не были учтены два момента. Первый: по степени отмороженности и цинизма лидеры «революции» 2009 года превосходили главного бунтаря начала «нулевых» Юрия Рошку. Второй: к тому моменту термин «европейское» уже не обозначал цивилизованное и объективное отношение.

Мы же помним, какие авансы выдавали «партнеры по развитию» тем, которые пришли после 7 апреля к власти. Как назвали их правление «историей успеха». Как долгое время закрывали глаза на скандалы, коррупцию, рейдерство, многократное измывательство над Конституцией, правовой беспредел, лихорадочное переписывание законов под сиюминутные интересы власти... Именно европейцы скрепили мафиозно-коррумпированный альянс после того, как он развалился естественным образом, под грузом внутренних противоречий. Очень уж им не хочется, чтобы к власти в стране вновь вернулись коммунисты.

Вот и допрыгались.

До чего сегодня такая политика довела нашу страну? Власть деградировала от скандально-криминальной к криминально-олигархической, а затем мафиозно-диктаторской. И те, кто называл Молдову «историей успеха» принялся именовать ее «захваченным государством». И те, кто когда-то короновал эту преступную власть, десять лет спустя принялись ее свергать. Но с той же степенью безответственности и криворукости.

Посмотрите, что происходит сегодня. Нынешний коррупционно-беспомощный режим во главе с Додоном, не способный адекватно действовать в условиях пандемического кризиса тоже родом из той страшной и скорбной даты – 7 апреля.

Говорят, жалеть о прошлом никогда не поздно, но всегда бесполезно. Наверное, с позиций сегодняшнего дня можно утверждать о том, что тогда в горячке тех кризисных дней можно было бы предпринять и какие-то другие меры...

Впрочем, исторический факт остается историческим фактом: в Молдове тогда не случилось масштабной гражданской войны, которая была задумана организаторами переворота, и которая была бы вполне вероятна, прояви тогдашние власти пусть и уместную жесткость. А все остальное по сравнению с этим – несущественно.

Не потому ли мудрые люди говорят, что «самые очистительные воды текут в реке по имени ВРЕМЯ».

Аналитический отдел ЦК ПКРМ

07 апреля 2020 года


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях