К 150-летию со дня рождения В.И.Ленина. В.И. Ленин и теория диалектики


В.И. Ленин – гений теории и практики социалистической революции. С юношеских лет он был заряжен на подготовку и совершение социалистической революции в России. С молодости он был увлечен и страстью к диалектике, что естественно, поскольку она, как отчеканил А.И. Герцен, является алгеброй революции. Широко применяя диалектический подход к обсуждению самых различных вопросов, Ленин постепенно все глубже входил в разработку, дальнейшее развитие самой теории диалектики. И вообще он учил рассматривать практические вопросы, опираясь на надежные теоретические позиции, навыясненные общие основы решаемых проблем. И это при том, что достижение самых великих целей он связывал с учетом мельчайших деталей движения к ним. Это отчетливо проявилось в деятельности Ленина по руководству революционными процессами при резких, крутых их поворотах. Диалектика теории и практики, стратегии и тактики, логики и интуиции непосредственно в ходе драматических событий в России 1917 г. (с учетом особенностей их протекания не только по месяцам и неделям, но даже по дням и часам); точная оценка смертельно опасных изменений в соотношении сил противоборствующих сторон во время революции и гражданской войны в городах и селах, в центре и на окраинах, колебаний крестьянства в отношении к красным и белым; анализ сложнейших противоречий политэкономической, социально-классовой и конкретно-хозяйственной сущности новой экономической политики – все это было в центре внимания ленинской мысли в 1917 – 1923 годы.

Надо подчеркнуть, что Ленин усвоил диалектику еще в молодые годы. Об этом свидетельствуют его книги «Что такое друзья народа … », «Что делать» и последующие. В книге «Шаг вперед, два шага назад» (1904 г.) дается краткая, образная, но глубокая характеристика правильного и неправильного применения диалектики (соответствующего и не соответствующего ее сущности). Ленин здесь пишет: «Но великую гегелевскую диалектику, которую перенял, поставив ее на ноги, марксизм, никогда не следует смешивать с вульгарным приемом оправдания зигзагов политических деятелей, переметывающихся с революционного на оппортунистическое крыло партии, с вульгарной манерой смешивать в кучу отдельные заявления, отдельные моменты развития разных стадий единого процесса. Истинная диалектика не оправдывает личные ошибки, а изучает неизбежные повороты, доказывая их неизбежность на основании дальнейшего изучения развития во всей его конкретности. Основное положение диалектики: абстрактной истины нет, истина всегда конкретна … И еще не следует смешивать эту великую гегелевскую диалектику с той пошлой житейской мудростью, которая выражается итальянской поговоркой: metterelacodadovenonvailcapo (просунуть хвост, где голова не лезет)» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 8. С. 401. Далее указываются только тома и страницы).

В работе «Крах второго Интернационала» Ленин сравнивает диалектику и софистику: «Софист выхватывает один из «доводов», и еще Гегель говорил справедливо, что «доводы» можно подыскать решительно для всего на свете. Диалектика требует всестороннего исследования данного общественного явления в его развитии и сведения внешнего, кажущегося к коренным движущим силам, к развитию производительных сил и к классовой борьбе» (Т. 26. С. 233). В книге «Государство и революция» показана замена диалектики эклектикой: «При подделке марксизма под оппортунизм подделка эклектицизма под диалектику легче всего обманывает массы, дает кажущееся удовлетворение, якобы учитывает все стороны процесса, все тенденции развития, все противоречивые влияния и прочее, а на деле не дает никакого цельного и революционного понимания процесса общественного развития» (Т. 33. С. 21).

Главным философским трудом В.И. Ленина является книга «Материализм и эмпириокритицизм» (1909 г.). В этой книге Ленин проявил глубокий философский ум и эрудицию; тщательную проработку фундаментальных философских понятий – материи, сознания, истины, практики; высказал очень плодотворные идеи отражения как всеобщего свойства материи и качественной неисчерпаемости применительно к физике электрона; углубил трактовку основного вопроса философии. Ленин установил гносеологические, познавательные причины философского кризиса физики начала ХХ в.: крупную ломку научных представлений о физических свойствах материи; широкое внедрение математики в физику, в результате чего материя как бы исчезает, а остаются только математические уравнения; а главное – незнание учеными диалектики, неумение мыслить диалектически, сочетать гибкость и изменчивость понятий с определенностью, устойчивостью их общего содержания. Ленин показал, что позитивизм не является оригинальным направлением философской мысли, а представляет всего-навсего лишь новую разновидность старого-престарого субъективного идеализма.

Вторым крупным философским трудом В.И. Ленина является сборник его статей, конспектов произведений классиков мировой философии, замечаний на полях книг, написанных в 1914 – 1916 гг. и опубликованных уже в советское время под названием «Философские тетради» (1929 – 1930 гг.). Здесь ведущими оказались проблемы разработки теории диалектики. Глубокие мысли высказаны Лениным по трактовке закона единства и борьбы противоположностей (ядра диалектики), других диалектических законов, принципов, категорий (элементов диалектики), об изложении теории диалектики по методу «Капитала» К. Маркса, о гносеологических корнях идеализма и метафизики. В.И. Ленин был крупным историком философии, сочетавшим пристрастность материалиста и диалектика, язвительность очень резких суждений об идеалистах и метафизиках с научной, объективной точностью оценок философских учений, независимо от их принадлежности к тому или иному лагерю.

К историко-философскому циклу относятся и такие статьи Ленина, как «Три источника и три составных части марксизма» (1913 г.), «Исторические судьбы учения Маркса» (1913 г.), «Карл Маркс» (1914 г.). Важнейшая философско-социологическая и политическая тема рассмотрена в книге «Государство и революция» (1917 г.). Философски насыщенными являются его книга «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920 г.) и статьи «Великий почин» (1919 г.) и «Еще раз о профсоюзах …» (1921 г.). Философским завещанием В.И. Ленина считают его статью «О значении воинствующего материализма» (1922 г.). Все эти работы много дают для понимания истинной сути диалектики, предостерегают от подмены ее софистикой, эклектикой и догматизмом, требуют конкретно-исторического подхода к анализу прошлого и современности.

В истории мировой философии В.И. Ленину по праву принадлежит место рядом с Гегелем, Марксом и Энгельсом. В.И. Ленин не был знатоком частных фактов философии, ее истории и второстепенных оттенков тех или иных философских учений. Но он несомненно был выдающимся философом-мыслителем, решившим ряд самых фундаментальных проблем философской теории, углубляя их понимание и расширяя возможности ее дальнейшего развития. В.И. Ленина с полным правом можно назвать великим диалектиком и материалистом. Его гениальный фрагмент «К вопросу о диалектике» по глубине философской мысли и яркости изложения вполне можно сравнить с «Тезисами о Фейербахе» К. Маркса.

В характеристике диалектики Ленин выделял прежде всего учение о противоречивости бытия и познания. Читая Гегеля, В.И. Ленин размышлял: «В собственном смысле слова диалектика есть изучение противоречия в самой сущности предметов (Т. 29. С. 27). «Вкратце диалектику можно определить как учение о единстве противоположности. Этим будет схвачено ядро диалектики, но это требует пояснений и развития» (Т. 29. С. 203).

Не в меньшей мере В.И. Ленин характеризовал диалектику как учение о развитии, которое он понимал именно на уровне всей теории диалектики, а не одного какого-то закона. Особенно развернутая характеристика развития дана в статье «Карл Маркс». «Развитие как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющие их иначе, на более высокой базе («отрицание отрицания»), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии; — развитие скачкообразное, катастрофическое, революционное; — «перерывы постепенности»; превращение количества в качество; — внутренние импульсы к развитию, даваемые противоречием, столкновением различных сил и тенденций, действующих на данное тело или в пределах данного явления или внутри данного общества; — взаимозависимость и теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления (причем история открывает все новые и новые стороны), связь дающая единый, закономерный мировой процесс движения; — таковы некоторые черты диалектики, как более содержательного (чем обычное) учения о развитии» (Т. 26. С. 55).

При разработке различных проблем материалистической диалектики Ленин показал недостаточность знания разрозненных ее положений на уровне отдельных примеров. Очень важным он считал владение общей сущностью диалектики на уровне целостной, логически обоснованной теории развития бытия и познания, материи и сознания, взятой в полном объеме ее содержания. Поэтому он уделил так много внимания соотношению диалектики, логики и теории познания.

Какие задачи он ставил перед разработкой целостной теории диалектики? Вот выписки Ленина из «Науки логики» Гегеля и комментарии к ним. Гегель:

«Лишь на этом конструирующем самого себя пути философия … способна быть объективной, доказательной наукой». Ленин: ««Сам себя конструирующий путь» = путь (тут гвоздь, по-моему) действительного познания, познавания, движения от незнания к знанию» (Т. 29. С. 80). Гегель: «Царство мысли представить философски, т.е. в его собственной (NB) имманентной деятельности или, что то же, в его необходимом (NB) развитии». Ленин: «замечательно!» (Т. 29. С. 81).

А вот прямо говорится о задаче теории диалектики как логики. Ленин: «Категории надо вывести (а не произвольно или механически взять) (не «рассказывая», не «уверяя», а доказывая, исходя из простейших основных (бытие, ничто, становление (dasWerden) (не беря иных) – здесь, в них «все развитие в этом зародыше» (Т. 29. С. 86). И еще: «В логике история мысли должна, в общем и целом, совпадать с законами мышления» (Т. 29. С. 298).

Гегель: «Все заслуживающее названия философии всегда клало в основание своего учения сознание единства того, что рассудком признается лишь в его раздельности» (Т. 29. С. 179). Вслед за Гегелем Ленин придает важное значение отражению в теории диалектики в логические очищенном и обобщенном виде исторического хода развития философской мысли, учитывая при этом ее стремление не просто к общему, а именно всеобщему рассмотрению своего предмета. И это характерно для философии с самого исторического ее начала. По мере приближения к предельному уровню обобщения развивался и философский язык, категориальный аппарат философии. В этом отношении велика заслуга Парменида, который ввел в научный оборот первую собственно философскую, всеобщую категорию – «бытие».

И, наконец, обобщающая ленинская характеристика теоретического уровня познания, причем в связи с ролью практики в познании. «Теоретическое познание должно дать объект в его необходимости, в его всесторонних отношениях, в его противоречивом движении anundfursich (в себе и для себя – Е.С.). Но человеческое понятие эту объективную истину познания «окончательно» ухватывает, уловляет, овладевает ею лишь когда понятие становится «для себя бытием» в смысле практики. Т.е. практика человека и человечества есть проверка, критерий объективности познания. Такова ли мысль Гегеля? К этому надо вернуться» (Т. 29. С. 193). Для самого Ленина, как очевидно, изложенная мысль – несомненная истина, поставленный им вопрос относится лишь к Гегелю. Применительно к теории диалектики под объектом следует понимать весь совокупный ее предмет, все объективное ее содержание как центральной философской науки.

Перейдем теперь к ленинской характеристике того содержания диалектики, которое должно быть отражено в ее теории, удовлетворяющей указанным требованиям. Этот материал представлен у Ленина вместе с его размышлениями о единстве диалектики, логики и теории познания.

Читая «Науку логики» Гегеля, Ленин сделал важнейший собственный вывод: «Логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах развития «всех материальных, природных и духовных вещей» (закавычено потому, видимо, что последние три слова взяты у Гегеля – Е.С.), т.е. развития всего конкретного содержания мира и познания его, т.е. итог, сумма, вывод истории познания мира» (Т. 29. С. 84). Ленин называет гениальной основную идею Гегеля: «всемирной, всесторонней, живой связи всего со всем и отражения этой связи … в понятиях человека, которые должны быть также обтесаны, обломаны, гибки, подвижны, релятивны, взаимосвязаны, едины в противоположностях, дабы обнять мир» (Т. 29. С. 131). Немного дальше читаем: «Логика есть учение о познании. Есть теория познания. Познание есть отражение человеком природы». И снова Ленин фиксирует исключительную сложность этого отражения в развернутой системе понятий, необходимой для того, чтобы охватить хотя бы «условно, приблизительно универсальную закономерность вечно движущейся и развивающейся природы» (Т. 29. С 163 – 164). Как отчетливо видно, Ленин говорит о такой логике и такой теории познания, которые по своему содержанию являются одновременно осознанным отражением бытия, причем всеобщего, универсального. Фактически об этом же и следующее обобщение: «Законы логики суть отражения объективного в субъективном сознании человека» (Т. 29. С. 165).

Размышляя о диалектике и ее объективном значении, Ленин отмечал: «во-1-х, надо точнее понять эволюцию как возникновение и уничтожение всего, взаимопереходы. – А -во 2-х, если все развивается, то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? Если нет, значит, мышление не связано с бытием. Если да, значит, есть диалектика понятий и диалектика познания, имеющая объективное значение» (Т. 29. С. 229). И здесь же Ленин ставит задачу: «Кроме того, всеобщий принцип развития надо соединить, связать, совместить с всеобщим принципом единства мира, природы, материи etc.» (Т. 29. С. 229). Казалось бы, что после К. Маркса, утвердившего в общем виде единство диалектики и материализма, стало как будто очевидным единство и принципа развития с принципом единства мира, а Ленин снова ставит задачу раскрыть их единство, осознать его не просто в общем виде, а более конкретно и убедительно путем развернутого логического, теоретического раскрытия внутренней связи этих принципов. Фактически это задача теоретического раскрытия единства диалектики и материализма, развернутого их синтеза в целостной теории материалистической диалектики. На достижение этого и направлены работы автора данной статьи [1].

Ленин высказывался по-разному о взаимосвязи диалектики, теории познания и логики: «не надо 3-х слов: это одно и то же» (Т. 29. С. 301), «диалектика и есть теория познания» (Т. 29. С. 321). В статье «Карл Маркс» Ленин пишет: «Диалектика в понимании Маркса и согласно также Гегелю, включает в себя то, что ныне зовут теорией познания, гносеологией …» (Т. 26. С. 54 – 55), т.е. о теории познания говорится как о части диалектики.

В советской философии чаще говорилось о единстве диалектики, теории познания и логики, допуская определенное различие между ними в рамках теснейшей взаимосвязи.

В конспекте «Науки логики» Ленин много внимания уделил мысли, которую многие считают выражением его собственной точки зрения. Представляется, что на самом деле Ленин пересказал мнение Гегеля, которое он обстоятельно опровергает на нескольких страницах. После соответствующего, достаточно сложного для понимания гегелевского рассуждения Ленин написал: «Alias (иначе, другими словами – ред.): Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его» (Т. 29. С. 194). Скорее всего, это все-таки мысль Гегеля, а не Ленина. Иначе зачем продолжать на целых шести страницах ее обсуждение, сопоставляя высказывания Гегеля с комментариями, утверждающими собственно ленинское понимание вопроса. Почти в начале обсуждения Ленин четко формулирует свое понимание вопроса: «мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его» (Т. 29. С. 195). На следующей странице Ленин пересказывает Гегеля, делая более ясным то, с чем он сам согласен и дважды подчеркивая сбоку как очень важное: «Объективный мир» «идет своим собственным путем», и практика человека, имея перед собой этот объективный мир, встречает «затруднения в осуществлении» цели, даже натыкается на «невозможность» …» (Т. 29. С. 196). И еще через 3 страницы Ленин вполне определенно высказывает свою мысль: «Деятельность человека, составившего себе объективную картину мира, изменяет внешнюю действительность, уничтожает ее определенность (= меняет те или иные ее стороны, качества) …» (Т. 29. С. 199). И опять сбоку Ленин отмечает это суждение как очень важное.

Таким образом, не сознание само по себеа человек с помощью сознания, используя свои знания в практической деятельности, изменяетпреобразует мир в отдельных его частях. Конечно, сознание необходимо для познания нового, неизвестного ранее, но порожденную мысль, ее содержание воплощает в материальную форму практически, материально действующий человек. И мыслит не само сознание, не душа, не ум и даже не мозг, взятый отдельно, а целостный человек с помощью мозга и обязательно надо добавить, в общении и взаимодействии с другими людьми. Об этом хорошо писал Э.В. Ильенков. Само историческое возникновение сознания явилось и результатом и необходимым элементом (моментом) дальнейшего развития материального труда людей. Показательно также, что в другом месте Ленин выписал слова Гегеля: В логике идея «становится творцом природы», сопровождая их своим язвительным «!!Ха-Ха!!» (Т. 29. С. 155). Ведь идея как ступень развития некой абсолютной идеи является ложным, фантастическим продуктом теоретической, философской деятельности Гегеля, наделившего абсолютную идею божественным статусом. Реально же человеческое сознание, (опять-таки точнее: человек с помощью мозга) творит не объективный, не материальный мир, но лишь мир идей, идеальный, мысленный мир, который сначала существует только в самом сознании. В процессе же материальной практики люди отбирают истинные мысли, идеи от заблуждений и претворяют их постепенно в действительность. Не соответствующие же объективной реальности фантазии, если нет заинтересованных в них общественных и государственных сил, со временем неизбежно отвергаются или во всяком случае ослабляются в их воздействии на жизнь людей. Но и самые правильные, истинные мысли и взгляды сами по себе помимо материальной деятельности людей не могут «творить» объективный мир, изменять, преобразовывать его. В заключение этого вопроса полезно привести четкое ленинское утверждение: «Идея, будто познание может «создавать» всеобщие формы, заменять первичный хаос порядком и т.п., есть идея идеалистической философии. Мир есть закономерное движение материи, и наше познание, будучи высшим продуктом природы, в состоянии только отражать эту закономерность» (Т. 18, С. 174). Показательно, как формально и, можно сказать, бездумно поступили составители одной хрестоматии [2], указав почти рядом последнее высказывание Ленина из книги «Материализм и эмпириокритицизм» и приписываемое ему безоговорочно суждение о том, что сознание не только отражает, но и творит мир.

Продолжим, однако, ознакомление с тем, что Ленин считал важным для понимания диалектики, читая Гегеля, «Развитие» (познания) «должно определяться природой вещей и самого содержания» (Т. 29, С. 93). Ленин отметил эту мысль Гегеля как очень важную.

При чтении «Философских тетрадей» обязательно надо обратить внимание на выписанное Лениным почти на 4-х страницах прекрасное по ясности, четкости и глубине понимания гегелевское изложение сущности диалектической противоречивости всех вещей как «корня всякого движения и жизненности», как «принципа всякого самодвижения». Это же суть закона единства и борьбы противоположностей! Ленин эмоционально и просто восторженно откликнулся на гениальные страницы Гегеля: «Движение и «самодвижение» (это NB! Самопроизвольное (самостоятельное), спонтанейное, внутренне-необходимое движение), «изменение», «движение и жизненность», «принцип всякого самодвижения», «импульс» (Trieb) к «движению» и к «деятельности» – противоположность «мертвому бытию» – кто поверит, что это суть «гегелевщины», абстрактной и abstrusen (тяжелой, нелепой?) гегельянщины. Эту суть надо было открыть, понять, … вылущить, очистить, что и сделали Маркс и Энгельс» (Т. 29. С. 126 – 127).

Из рассуждения Гегеля о логических формах Ленин делает четкий материалистический вывод о том, что эти логические формы имеют своим содержанием не что иное, как «общие законы движения мира и мышления» (Т. 29. С. 156). Стоит напомнить, что в «Материализме и эмпириокритицизме» Ленин приводил понравившееся ему выражение американского ученого Карла Снайдера о том, что «картина мира есть картина того, как материя, движется и как «материя мыслит»» (Т. 18. С. 375). С учетом этого односторонним было бы отражение в философской теории только движения материи. Точно так же не менее односторонним и, значит, недопустимым следует считать сведение картины мира только к тому, как материя мыслит.

Вместе с отмеченными мыслями Ленин снова возвращается к совпадению логики с теорией познания. Он пишет: «Не психология, не феноменология духа, а логика = вопрос об истине». «В таком понимании логика совпадает с теорией познания. Это вообще очень важный вопрос» (Т. 29. С. 156).

В знаменитом фрагменте «К вопросу о диалектике» Ленин, отталкиваясь от «Капитала» Маркса, в котором исследование буржуазного (товарного) общества начинается с анализа обмена товаров как простейшей «клеточки» этого общества, делает вывод, что в случае теории диалектики такой исходной «клеточкой» следует считать соотношение отдельного и общего (Т. 29. С. 318 – 321, а также 160 – 161). К сожалению, Ленину вскоре пришлось прервать занятия философскими вопросами, и эта мысль не получила у него дальнейшего развития и пояснения. Советские философы, конечно, знали ее, но использовать ее для разработки теории диалектики оказалось не так легко. Э.В. Ильенков подчеркивал, что познание всеобщего осуществляется не индуктивным обобщением, а только путем анализа отношения отдельного к всеобщему, отмечая при этом, что надо найти какое-то типичное отдельное, которое сам он не выделил [3]. От разработки целостной теории диалектики он уходил под различными предлогами и не связывал решение этой задачи с отношением отдельного к всеобщему. Как ни странно, но даже в самых серьезных работах по теории диалектики не обнаруживается обсуждения в связи с этой теорией ленинской мысли о значении отношения общего к отдельному.

На мой взгляд, в 1960 – 1970-е годы разработке теории диалектики мешал прежде всего разброс мнений в понимании ее предмета. Я же с самого начала 1970-х годов подчеркивал, что в разработке теории диалектики надо исходить из того, что на долю этой центральной философской науки в системе научно-теоретического знания исторически выпала функция предельно обобщенного выражения мировоззрения [4]. В принципиальном отношении историческое возникновение философии означало отрицание ею мифологии и религии как ненаучных типов мировоззрения, поскольку философия с самого своего возникновения утверждала естественное, природное единство мира. Историки философии отмечают, что переход от мифологии и религии к философии связан прежде всего с выдвижением понятия всеобщей субстанции, выражающей единство и самообусловленность мира. Применение понятия субстанции вначале носило стихийный, не совсем осознанный характер, не сопровождалось специальным его логическим анализом. Но это не основание для отрицания идеи субстанциальности у ранних греческих мыслителей. Все зарождающееся переживает длительный период становления.

Предметом философии как мировоззренческой науки является отношение человека и человеческого общества к миру в целом, ко всей мировой, универсальной взаимосвязи явлений, раскрытие всеобщих законов которой и составляет задачу теории диалектики (выше приводились мысли Гегеля и Ленина именно об этом). Исходя из этого, легко понять, что «клеточкой» теории диалектики является отношение отдельного не ко всякому общему, а прямо и непосредственно ко всеобщему, охватывающему все существующее без исключения. Причем речь здесь идет о диалектическом, конкретном понимании всеобщего, включающего в себя все богатство особенного и единичного, о чем писали опять-таки и Гегель, и Ленин. Общим (всеобщим) является не только то, что имеется, содержится во всех (или многих) отдельных, но и то, к чему принадлежат (имеют отношение) все или многие отдельные: семья и члены семьи, государство и его граждане, общее дело и его участники. В этом смысле всеобщим для каждого отдельного объекта (предмета, явления, человека) являются мир в целом и всеобщие законы взаимосвязи и развития явлений. Для жителей общим является дом, в котором они живут, территория, разнообразные угодия, которыми они имеют право пользоваться, могут быть общими и запреты, устанавливаемые каким-нибудь субъектом и т.п.

С учетом сказанного о всеобщем и отдельном вернемся к проблеме теории материалистической диалектики. Сведя предмет философии к отношению «всеобщее – отдельное» и подвергая его теоретическому анализу, философия вначале определяет всеобщее как бытие. Развернутый анализ отношения «отдельное – всеобщее» дает учение об объективной (объектной) диалектике, принципы, законы и категории которой в равной мере характеризуют и природу, и общество, и мышление. Основной вывод этой части диалектики: мир един в его самообусловленности (он сам ведь есть самопричина, вечная субстанция) и самоизменении как общем способе его существования.

Здесь надо учесть различие двух аспектов или двух значений понятия объективности, о которых говорил Гегель и на которые обратил внимание Ленин: «...оказывается, что и объективность имеет двоякое значение — значение чего-то противостоящего самостоятельному понятию, но также и значение чего-то в себе и для себя сущего» (Т. 29. С. 167). «„Объективность имеет здесь" (у Сократа) „смысл в себе и для себя сущей всеобщности, а не внешней объективности"» (Т. 29. С. 247).

Разностороннее отражение диалектической сущности мира имеет огромное значение для обоснования и материалистического его понимания. Объективность мира в смысле его самообусловленности, независимости от чего-либо другого, внешнего по отношению к самому миру, в смысле единства всего существующего, наличия всеобщих связей и отношений, нарушить которые не может ни одна часть мира, предполагает объективность мира в смысле его независимости и от сознания любого, так или иначе ограниченного индивидуального или коллективного субъекта, поскольку последний в любом случае может быть только частью единого мира, в полной мере подвластной его общим законам.

Нет никаких оснований считать, что В. И. Ленин не связывал свое определение материи с объективно-диалектическим пониманием ее как всеобщей субстанции, общей сущности бытия. На протяжении всей книги «Материализм и эмпириокритицизм» отмечается, что философское понятие материи связано с признанием единства явлений, наличия их общей сущности, что борьба между материалистами и идеалистами идет не по вопросу признания или непризнания отдельных материальных вещей, а за признание или непризнание материи именно как всеобщей субстанции. Логическое доказательство самообусловленности, субстанциальности природы имеет важное значение для обоснования материальности мира.

Мир на первом этапе философского рассмотрения предстает практически только как природа и как объект, еще не ставший субъектом. Следуя далее по пути восхождения от абстрактного к конкретному, философия переходит к описанию бытия, развитие которого превратило его уже в субстанцию-субъект. Вторую часть теории диалектики лучше, точнее назвать не субъективной, а субъектной диалектикой, поскольку речь в ней идет не только о сознании, мышлении и познании, но и о материальной стороне жизни человека и общества. На этом этапе философия рассматривает общество сначала на уровне отдельного человека как индивидуального субъекта практики и познания. Общество как целостная система здесь учитывается лишь как фактор познания отдельных людей – исходных элементов общества. Именно в этом разделе философия непосредственно анализирует соотношение бытия и мышления и разделяется на материализм и идеализм. Обобщение всей истории человеческого познания, опирающегося на материальную, практическую деятельность людей, на наиболее достоверные данные науки, убеждает в истинности материализма и материалистической диалектики, обосновывающих вывод, что мир в целом, бытие вообще есть не просто диалектически развивающийся процесс, но именно движущаяся и развивающаяся материя, поднявшаяся с возникновением человека и общества до осознания себя в качестве самоотражающейся, чувствующей и мыслящей субстанции-субъекта. Основной вывод субъектной диалектики: мир един в его материальности, а в целом теория диалектики совпадает с теорией материализма, утверждая в итоге, что единство мира состоит и в его саморазвитии, и в его материальности.

Учение о человеке, его труде, сознании и познании перерастает, в свою очередь, в учение об обществе и человеке в их целостном бытии, в совокупности всех общественных отношений. Соотношение материи и сознания в третьем, последнем разделе теории диалектики раскрывается более конкретно как соотношение общественного бытия и общественного сознания, а материализм в понимании природы перерастает в материалистическое понимание общества.

Представленный вариант теории диалектики четко выражает логику синтеза диалектики и материализма и логику распространения материализма с познания природы на познание общества.

Вся теория материалистической диалектики представлена здесь логическим развитием фундаментальной, исходной идеи философии – идеи единства мира, которая прошла (исторически и логически) путь от идеи единственного вещественного первоначала всего многообразия явлений (милетская натурфилософия) к абстрактной идее единства мира в покоящемся бытии (учение элеатов), далее к общедиалектической идее единства мира в его самоизменении, развитии (мысли Гераклита и особенно идеалистическая теория диалектики Гегеля) и, наконец, к идее единства мира одновременно и в его развитии, и в его материальности (материалистическая диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса). На этом уровне познания диалектический принцип единства мира в его развитии и материалистический принцип единства мира в его материальности предстают как неразрывные аспекты единого диалектико-материалистического принципа единства мира.

Таким образом, если у Гегеля три ступени развития всеобщего (соответственно три раздела логики): бытие – сущность – понятие, в нашем случае в трех разделах теории материалистической диалектики рассматриваются природа – человек – общество, причем и первое, и второе, и третье в данной теории диалектики представляют и себя, и всеобщее, выступая как уровни развития всеобщего (у Гегеля – абсолютной идеи, у нас – материи).

Как у Гегеля бытие, сущность и понятие – этапы развития всеобщего, субстанции, а не только философского человеческого познания, так и в материалистической диалектике природа, человек и общество – этапы развития самой всеобщей субстанции, самого материального мира, всей движущейся материи. Но, конечно, и этапы философского их осмысления. Причем при рассмотрении человека и общества важной задачей является, конечно, исследование общей сущности сознания – индивидуального, проявляющегося в деятельности каждого человека, и общественного как продукта деятельности всего общества. Следует обратить внимание на то, что предлагаемый в книгах автора вариант теории диалектики, его общая структура точно соответствует мысли К. Маркса о том, что вместо спинозовской субстанции, фихтевского самосознания и гегелевского абсолютного духа как трех элементов системы Гегеля действительная философия (в понимании Маркса) имеет дело с действительными природойчеловеком и человеческим родом (обществом) (см.: Т. 29. С. 32). Все сказанное означает, что у нас речь идет именно о материалистической теории диалектики, опосредованно и обобщенно отражающей великий скачок в развитии материи – возникновение человека и общества вместе с индивидуальным и общественным сознанием.

Говоря о развитии всеобщей субстанции, полезно поразмышлять еще над одной ленинской цитатой из «Науки логики» Гегеля. «Познание движется от содержания к содержанию … результат содержит в себе свое начало, и движение последнего обогатило его некоторой новой определенностью Всеобщее составляет основу, поэтому поступательное движение не должно быть принимаемо за некоторое течение от некоторого другого к некоторому другому … на каждой ступени дальнейшего определения всеобщее поднимает выше всю массу его предшествующего содержания и не только ничего не теряет вследствие своего диалектического поступательного движения и не оставляет ничего позади себя, но несет все приобретенное и обогащается и уплотняется внутри себя (Т. 29. С. 212).

В логически обобщенной теории диалектики в качестве всеобщего рассматривается вся движущаяся материя, а в качестве общего представителя всех ее относительно отдельных проявлений – человеческое общество. Все категории диалектики имеют дело с отражением различных форм взаимоотношения именно данного всеобщего и именно данного отдельного. Все категории теории диалектики должны рассматриваться как отражение различных форм взаимосвязи человеческого общества со всей материей, со всем миром в целом. Занимаясь анализом категорий теории диалектики, мы должны отдавать себе отчет, что в этих категориях мы имеем дело с материей именно как всеобщей субстанцией, как выражением единства всего мира, а с человеческим обществом – как внутренней частью всего этого единого мира, как особой, очень высоко организованной и относительно самостоятельной формой существования всеобщей субстанции.

Надо учесть также, что если материя как всеобщая субстанция существует вечно, не имеет начала ни во времени, ни в пространстве, то человечество как особая часть материи имеет историческое начало, ограничено в пространстве и характеризуется не только непосредственно всеобщими, но и индивидуально-специфическими свойствами, отличающими его от других частей материи. Поэтому задачей философии является отразить как тождество, так и отличие человека и общества в их отношении к другим видам материи. При этом отличие человека и общества от дообщественных, природных форм существования материи должно рассматриваться в теории диалектики не как внешнее отличие независимых друг от друга объектов и не как безразличное для характеристики самой всеобщей субстанции, а как выражение ее собственного отличия от самой себя, как выражение изменения, развития всеобщей субстанции при переходе от форм ее проявления в природе к формам ее проявления в обществе, в общественном бытии и сознании людей.

Категории субъектной диалектики несомненно отражают развитие вместе с человеком и обществом и материи как всеобщей субстанции (т.е. всего материального мира) и всеобщих атрибутов материи – движения (развития), взаимодействия, взаимосвязи, отражения и других. Рассмотрение человека, общества, труда, сознания, мышления и т.п. в отношении к всеобщему раскрывает сейчас и еще больше раскроет в будущем самые неожиданные тайны бытия, сознания и познания. Познание всеобщего – это ведь познание самой глубокой сущности и его отдельных проявлений, отдельных материальных объектов. Как не вспомнить здесь знаменитой ленинской мысли о том, что электрон так же неисчерпаем, как вся материя.

И в заключение еще раз о следующем. Всем известно ленинское «не надо 3-х слов: это одно и то же» (Т. 29. С. 301), сказанное о диалектике, логике и теории познания марксизма в связи с задачей применения их для разработки целостной теории диалектики. Но из 16 элементов диалектики, выделенных В.И. Лениным, лишь 4 элемента относятся только к теории познания и логике, остальные 12 должны быть отнесены к онтологии, поскольку они характеризуют в первую очередь саму объективную реальность и только в связи с нею так же и процессы познания и мышления, которые вообще не могут существовать без материи, подлинной объективной реальности (Т. 29. С. 202-203). И в других работах В.И. Ленина диалектика отнюдь не сводится полностью к логике и теории познания, включая явно онтологические категории. Если иметь в виду полный объем содержания диалектики как науки, то она включает в себя в качестве относительно самостоятельных разделов (в рамках их внутренней, закономерной взаимосвязи) и онтологию (учение о всей объективной реальности), и гносеологию, и логику.

Одновременно вся теория диалектики и каждый ее раздел имеют и онтологический, и гносеологический, и логический аспекты, отражая и объективную реальность, и процесс познания, и логику мышления. Это отмечено многими авторами. Говоря о единстве онтологии (включающей и учение об обществе), логики и гносеологии в рамках всей теории диалектики, надо учитывать и различие между ними, что тоже признается многими исследователями, но не всеми. Сказанное соответствует исходному в марксизме определению диалектики как науки о всеобщих законах развития природы, общества и человеческого мышления.

В свою очередь это определение конкретизирует гегелевскую характеристику диалектики как науки о всеобщем и о мышлении, постигающем всеобщее.

Сторонники призыва покончить с онтологизацией диалектики ликвидируют онтологию целиком и полностью под видом, что ее функции могут быть выполнены только логикой. К сожалению, в познании не избежать крайностей. А по содержанию они совпадают. Полное отождествление мышления и бытия, логики и онтологии оборачивается фактически запретом познания философией, конкретно диалектикой самого объективно-реального мира. Философии дается право на познание только мышления, в конечном счете, только философского мышления, предназначенного при изучении мышления (но не бытия!) разрабатывать познавательные средства и передавать их другим наукам [5]. Не похоже ли это на методы учения плаванию, не полезая при этом в воду?

Великие мыслители Гегель, Маркс и Ленин придавали большое значение тому, чтобы знать не только готовую истину, но и истинный процесс познания, достижения этой истины. Только конкретное исследование конкретных процессов познания конкретных объектов (материальных и идеальных, все равно) может быть эффективным способом развития и онтологии (учения о бытии изучаемых объектов вплоть до Вселенной, мира в целом), и гносеологии, и логики как специальных наук о познании и мышлении. Вот почему так важны работы ученых (как философов, так и специалистов других наук), в которых анализируется (и чем детальнее, тем ценнее) история и логика развития научного (а также и художественного) познания. И здесь будет как раз к месту напомнить ленинский призыв всемерно укреплять союз философов, естествоиспытателей и обществоведов.


[1] См.: Солопов Е.Ф. (1) Логика диалектики. М.: URSS, 2011 и 2016; (2) Диалектика и материализм: логика синтеза. М.: URSS, 2016; (3) Диалектика: от гегелевской теории к марксистской. М.: URSS, 2019.

[2] См.: К. Маркс, Ф. Энгельс и В.И. Ленин о диалектическом и историческом материализме. М.: Политиздат, 1984. С. 94, 97.

[3] См.: Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» К. Маркса. М., 1960. С. 151 – 153.

[4] См.: Солопов Е.Ф. Предмет и логика материалистической диалектики. Л.: «Наука», 1973. Здесь на стр. 139 – 144 дан анализ ленинской мысли об отношении общего и отдельного как «клеточки» теории диалектики.

[5] См.: Онтология. Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967. С. 142. Автор Н. Мотрошилова. В статье прямо утверждается, что познание природы, мира самого по себе – дело не философов, а естествоиспытателей. Правда, сделана оговорка, что философы не в онтологии, а в диалектической логике особым образом познают мир, но, конечно, как предполагается, не мир в целом. Дело не в названиях, а в прямом запрете философам познавать мир в целом.

Солопов Е.Ф. доктор философских наук, профессор


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях