Сельские страдания. Где ж ты, родная картошка?


В 2019 году Украина установила рекорд по импорту картофеля. В страну было ввезено 251 тысяча тонн корнеплодов, что в 43 раза(!) превышает прошлогодний показатель и в 13 раз показатель неурожайного 2010 года.

Основными поставщиками картофеля в Украину стали страны СНГ, которые ввезли 95% от общего импорта за год. Конечно же: Беларусь – 84% украинского импорта, Российская Федерация – 5% и Казахстан – 4%. Напомним, что страны Таможенного союза ограничивают ввоз на свои рынки украинского картофеля (в том числе в части прохождения карантинных условий), в то время как Украина этот инструмент не применяет. Соответственно, следствием этого стали многочисленные жалобы на качество ввозимого в Украину картофеля.

«Картофель является продуктом повседневного обихода многих украинцев. Обеспечение населения картошкой в течение года, кроме локального выращивания, все больше зависит от сберегающих мощностей. Учитывая открытость рынка, дисбаланс спроса и предложения товара, быстро корректируется импортом», – объясняет Валентина Кропивко, эксперт Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ).

За последние десять лет в Украине под эту культуру обычно отводилось около 1,35 миллиона гектар, а среднегодовой урожай картофеля составлял порядка 22 миллиона тонн. Колебания годовых данных находятся в пределах 5-11%.

Это не критично, поскольку, согласно данным Госстата, населением потребляется ежегодно около 6 миллионов тонн картофеля, то есть менее трети от выращенного урожая. Остальные корнеплоды используется на корм, переработку и как посадочный материал. Масштабы потерь картофеля при хранении невозможно оценить, поскольку его производство сконцентрировано, в основном, в хозяйствах населения (98%).

В 2019 году из-за холодной весны и сухого лета было выкопано на 10% меньше среднего показателя за десять лет, хотя и больше чем в 2010 году, самом неурожайном для этой культуры.

Ограниченное предложение картофеля на рынке в начале лета вызвало панику в Украине, поэтому рынок компенсировал нехватку импортным товаром, активные поставки которого продолжались до конца года. Традиционная для отечественного населения привычка запасаться дефицитным товаром позволила импортерам завезти в 2019 году картофеля на рекордную сумму в 47,5 миллиона долларов США.

Средняя стоимость импорта за этот период составляла 19 центов за килограмм, что фактически равняется 5 грн/кг. Данная цена ввозимого картофеля является наименьшей за 9 лет, как в гривневом, так и в долларовом эквиваленте.

По словам Валентины Кропивко, в прошлом году соседи демпинговали отечественных производителей «второго хлеба», что негативно повлияло на картофелеводство Украины. По данным Госстата, средние цены картофеля, реализованного отечественными предприятиями в 2019 году, составляли порядка 5,5 грн/кг. В результате отечественная картошка стала неконкурентной по сравнению с импортным товаром.

«В целом, отечественное картофелеводство способно обеспечить население продукцией и выходить на внешние рынки с конкурентной продукцией. Для этого необходимо наряду с гармонизацией законодательства, наращивать промышленное производство и мощности для хранения корнеплодов. Несмотря на высокую конкуренцию на внешнем рынке стоит ввести для импортеров зеркальные карантинные мероприятия на таможне», – считает эксперт УКАБ.

Грабеж средь бела дня

В прошлом году аграрии больше всего страдали от «серого» рейдерства. Только на предприятия, которые являются участниками Всеукраинской Аграрной Рады (ВАР),

в 2019 году было совершено 65 рейдерских атак. На некоторые предприятия рейдеры нападали дважды. 19 случаев удалось «отбить», 46 – предупредить.

Как отмечает Руслан Дашицкий, руководитель юридического отдела охранной компании «Гайдамаки», осуществляющей защиту аграриев, самым распространенным видом рейдерства, которому пришлось противостоять, было «серое» рейдерство.

Его характерным признаком является использование фальсифицированных документов, незаконных собраний акционеров и участников, жителей села – владельцев земельных участков. Для достижения успеха злоумышленники использовали нечистых на руку государственных работников, нотариусов, судей. Случалось и такое, что рейдеры меняли данные о земельных паях в системе Государственного реестра прав на недвижимое имущество.

Были случаи и силового захвата хозяйства, то есть «черного» рейдерства.

«Как это происходит? Внезапно, без предупреждения, на территорию предприятия приезжают «титушки» в сопровождении юристов со сфальсифицированным судебным решением или договором. Осуществляется это с помощью службы судебных исполнителей, специальных подразделений правоохранительных органов или частных охранных структур. После получения неправомерного судебного решения, привлекаются государственные органы (исполнительная служба, полиция, государственные и частные охранные структуры), с помощью которых заходят на предприятие с последующим захватом печати и основных документов. Сразу назначается новый руководитель, в результате чего рейдеры пытаются установить контроль над предприятием. Главная задача – не допустить рейдеров на территорию, ведь их конечная цель – завладение урожаем и техникой, которая хранится на складах», – поясняет Дашицкий.

Негативно влияет на ситуацию и то, что в украинском законодательстве отсутствует понятие «рейдерство», как и ответственности за него, отмечает юрист ВАР по земельным вопросам Виктория Киприянова. Все случаи, в основном, квалифицируются как преступления против собственности. Однако в конце прошлого года Верховная Рада частично исправила первопричину, приняв законы, направленные на противодействие рейдерству в Украине.

Так, Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия рейдерству» №340-IX, поставил точку во многих спорных вопросах, которые часто приводили к неоднозначному толкованию. В частности: вычисление срока действия договора аренды земли, автоматическая пролонгация и возобновление договора аренды, «двойная» регистрация и прочее.

Также данный закон обязывает Госгеокадастр наполнить земельный кадастр всеми сведениями, которые остались в старых реестрах и на бумажных носителях. Отсутствие этой информации в электронном виде приводило к так называемой «двойной» регистраций, когда государственные регистраторы, не имея доступа к старым реестрам, регистрировали права на других лиц.

«Правда, радоваться еще рано. Для эффективного внедрения изменений в первую очередь должно быть воля самих исполнителей. Например, еще в первые дни, когда закон вступил в силу, некоторые должностные лица управлений Госгеокадастра отказывались выполнять решения судов о восстановлении прав пострадавших, хотя закон №340 их прямо к этому обязывает. Поэтому, как показывает практика, хорошие законы не всегда приводят к положительному результату, должна быть еще и реальная ответственность за их выполнение», – отмечает Виктория Киприянова.

Илья Александрович


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях