Дания рискует пасть жертвой неудовлетворённых территориальных амбиций американского лидера


Ещё неделю назад было трудно представить, что шуточное, как тогда казалось многим, намерение президента США Дональда Трампа купить у Дании Гренландию и сразу последовавший отказ от столь «заманчивой» сделки со стороны властей скандинавского королевства будут иметь масштабные последствия. Однако дальнейшее развитие событий в очередной раз показало: если 45-му хозяину Белого дома что-то втемяшится в голову, то он просто так не отступится. История с несостоявшимся (пока) приобретением крупнейшего острова планеты — яркое тому подтверждение.

Совершенно неожиданная для Трампа несговорчивость Копенгагена в отношении продажи Гренландии до глубины души возмутила американского лидера, снискавшего репутацию бизнесмена и политика, привыкшего получать всё и сразу, здесь и сейчас. Неужели какое-то маленькое северное королевство посмело встать на его пути и помешать претворить в жизнь священное предвыборное обещание сделать Америку снова великой?!

Оскорбившись за себя лично, а заодно и за всю державу, непредсказуемый президент США стал метать громы и молнии. «Копенгаген назвал моё предложение абсурдом, и это прозвучало очень неприятно, саркастично. Посему я решил: совершу поездку в Данию в другой раз», — сообщил он в «Твиттере», подчеркнув, что, когда датский премьер Метте Фредериксен пренебрежительно высказывалась о гренландском проекте, она тем самым обращалась ко всем Соединённым Штатам. «Никто не имеет права подобным образом говорить с нашей страной, по крайней мере при мне, — бушевал главный американец планеты. — Ей просто нужно было сказать: «Нет, нас это не интересует».

Упрямое нежелание Дании расстаться со своей автономией наполнило Трампа, мысленно, видимо, уже пожинавшего лавры приумножителя земель американских, праведным гневом и жаждой мести. Отменой готовившегося официального визита в Копенгаген дело не закончилось. Хозяин Белого дома предъявил скандинавскому государству претензии в связи с недостаточностью его расходов на НАТО, заявив, что эта «богатая страна» не в полной мере финансирует Североатлантический альянс. По данным американского лидера, королевство тратит на блок лишь 1,35% своего ВВП, хотя по натовским требованиям всем положено раскошеливаться на 2%. На самом деле недофинансирование альянса его членами — извечный повод недовольства Трампа, постоянно обвиняющего военных союзников в «несправедливом отношении» к США, отстёгивающим аж 3,42% ВВП на нужды блока. Между тем двухпроцентному критерию, помимо американцев, соответствуют ещё только 6 стран из 28: Греция, Эстония, Великобритания, Румыния, Польша и Латвия.

Что же касается реакции датчан на очередной фортель «неистового Дональда», то она оказалась вполне предсказуемой. «Удивлены и разочарованы, — так встретила новость об отмене двухстороннего саммита председатель правительства Дании Метте Фредериксен и добавила: — Тем не менее мы продолжим обсуждение вопросов взаимодействия с Вашингтоном и совместный поиск решения общих проблем». А вот возмущённые депутаты фолькетинга (национального парламента) сравнили Трампа с избалованным ребёнком. «Раз мне не разрешают купить Гренландию, то я вообще не поеду в Данию» — говоря так, американский президент ставит в неловкое положение не только себя, но и свою страну», — считают парламентарии.

Между тем газета «Вашингтон пост» раскрыла некоторые подробности сорвавшейся сделки по приобретению Гренландии. Администрация Трампа посулила правительству Дании 600 млн долларов в год. За эти деньги Копенгаген должен был передать свою автономию в бессрочное владение США. Неясно, правда, в течение какого периода планировалось производить выплаты. Сумма определялась исходя из ежегодных расходов королевства на содержание Гренландии. По данным на 2017 год, датский министр финансов Кристиан Енсен оценивал их в 4,3 млрд крон в год, что соответствует предлагавшемуся долларовому эквиваленту. Кроме того, дабы подтолкнуть Копенгаген к заключению сделки, американские чиновники также рассматривали возможность дополнительной крупной единовременной выплаты в казну Дании. Но, как предельно чётко выразилась Метте Фредериксен: «Гренландия не датская, а гренландская. Она не продаётся».

И премьер-министра можно понять: в то время, когда арктическое сотрудничество постепенно превращается в одну из важнейших международных проблем, значение Гренландии в будущем датской Арктики огромно, учитывая стратегическое положение и природные месторождения крупнейшего в мире острова, где, кстати, размещается самая северная военная авиабаза США и развёрнута часть американской системы ПРО.

Елена Морозова


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях