Ускорение вымирания. Как выглядит “похоронная реформа” на примере одного села

Ускорение вымирания. Как выглядит “похоронная реформа” на примере одного села


Петр СимоненкоСмысл медицинской «реформы» состоит в полном разгроме десятилетиями строившейся советской системы народного здравоохранения, для которой главной целью было здоровье нации, а отнюдь не бизнес-схемы. Уничтожение осуществляется по требованию международной фармацевтической мафии и МВФ. <…>

Подавляющее большинство наших граждан, которые и так находятся на грани выживания, теперь вопреки Конституции, лишаются всякой возможности получать услуги квалифицированных специалистов-медиков, так как окончательно и бесповоротно уничтожается бесплатная и общедоступная врачебная помощь.

(Из доклада на объединённом Пленуме ЦК и ЦКК Компартии Украины 17 февраля 2018 года)

Три месяца тому назад в Украине стартовала медицинская реформа. Чиновники из Минздрава без устали рассказывают украинцам, как теперь выглядит медицина в селе.

"Фельдшерский пункт, - написано в одной из статей о медреформе, – находится в аккуратном домике с евроремонтом. В одной его части, проживает фельдшер с семьей. В другой, ведется прием пациентов. По утрам к фельдшеру приходят захворавшие селяне, что бы получить помощь.

Медработник приглашает их в свой благоустроенный кабинет, выслушивает жалобы, берет анализы, измеряет давление, делает кардиограмму и связывается по скайпу с семейным врачом в райцентре, что бы установить диагноз. Затем выдает пациенту медикаменты, а в случае необходимости делает инъекции. И, все это совершенно бесплатно..."

Конечно, если ты живешь в столице или большом городе – проверить эту картинку легко. Ведь в каждом городском доме давно есть интернет. Но журналист "Страны" решил побывать в селе и собственными глазами увидеть - как же в действительности реализуется "на земле" распиаренная властями накануне выборов медицинская реформа.

Рождаемость нулевая, смертность высокая

Село Пески находится в 25 километрах от райцентра Бурынь Сумской области. Во времена СССР здесь проживало около 2500 человек. Работали три школы, большая птицеферма на 250 тысяч голов птиц и два отделения товарно-молочной фермы. Но с тех пор все изменилось до неузнаваемости.

"Уже в начале двухтысячных у нас осталось лишь 1200 человек, – рассказывает, и.о. главы сельсовета Елена Ганаза. – А  теперь  всего 630 человек. Почти вся молодежь уехала на заработки, поэтому  большая часть населения - старики. Смертность высокая (около 30 человек в год "уходит"), а рождаемость нулевая. В минувшем году ни одного малыша на свет не появилось".

Еще пару лет назад, в поселке были аптека и почта. Но теперь они закрыты."Аптечный пункт закрылся после того, как в Бурыни обанкротился офис коммунальной аптеки, – продолжает Елена Ганаза. – А на почту  никто не хочет идти работать. Очень маленькая зарплата".

Неподалеку от почты находится 2-х этажное здание бывшей сельской больницы на сорок коек. Окна заколочены. "Раньше здесь и роддом был, я в нем на свет появилась, – вздыхает женщина. - Врач у нас был чудесный. Но состарился, вышел на пенсию и уехал из села".

В двух шагах от больницы – 1-этажный домик, где находится фельдшерский пункт (ФАП). Он не работает уже несколько месяцев и Елена долго возится с замком, что бы мы могли зайти внутрь. Никакого евроремонта здесь конечно нет. Как и интернета, тем более компьютера. Печка старенькая, но, по словам Елены, рабочая.

"Вот кабинет фельдшера, – показывает Елена, – здесь регистратура. А тут раньше был стоматологический кабинет. Пока врач-стоматолог вместе с семьей в Сумы не уехал. Мы в ФАП столы и кресла хорошие купили. Но сейчас вынесли, чтобы не растащили. Воруют в селе много, а кто - мы не знаем".

"Нам без медиков хана!"

Если ФАП не работает, медицинскую помочь жители села могут получить только в районном центре Бурынь. Но автобусного сообщения между Песками и городом нет уже много лет.

"Для того, чтобы поехать к семейному врачу в Бурынь, надо сначала по бездорожью дойти пешком до трассы, – говорит 53-х летняя местная жительница Нина. – А село у нас растянулось на 15 км. Поэтому, все зависит от того где ты живешь. Кому-то топать 2 километра. А кому-то, все двенадцать "пилить". На трассе, надо сесть на проходящий автобус. А потом еще успеть на него, когда он возвращается обратно. Рейс – только один. Я за последние четыре года перенесла три операции. И в Бурынской "районке" лежала и в Сумской областной. Пока в селе был фельдшер, ходила к нему на профилактический осмотр. Если сильные боли начиналась - просила сделать укол. А теперь обращаться не к кому. Хоть умирай тут. Ладно, я до трассы еще как-то доковыляю. А старики как? Вы там у себя напишите: нашему селу без медиков "хана"!

82-летний Иван Семенович Стеба из-за проблем с позвоночником уже 19 лет прикован к постели. Ухаживает, за ним супруга – сухонькая, но невероятно бодрая 80-летняя Валентина Петровна.

"Стыд и срам! – возмущается она. - У нас с мужем на двоих 80 лет профессионального стажа, а мне государство 50 гривен к пенсии доплачивает за то, что я супруга досматриваю. Лучше бы, ничего не давали, чем эту подачку. Словно кость собаке бросают".

В медицинской помощи, супруги нуждаются едва ли не ежедневно.

"Меня лет пять назад прооперировали, желчный выкинули, – говорит Валентина Петровна. – Печень, поджелудочная плохо работают. Если что–то произойдет, как быть? Хорошо еще если зимой человек умер – на снег можно выкинуть. А если летом? Я прошлой зимой руку сломала, пока "скорая" по нашим ямам и ухабам в больницу меня довезла, думала рехнусь от боли. А мужа по этим "убитым" дорогам вообще не перевезешь. Да и скорая теперь не на каждый вызов приезжает. Говорит, ждите семейных врачей из Бурыни. А они, в лучшем случае, дня через три-четыре появляются после вызова. Как же можно было нас в селе даже без фельдшера оставить? Вот у меня соседка 80-летняя всю жизнь директором школы работала - сломала, ногу. В скорой сказали: "Сами ее в район привозите!" Пришлось, мне бегать по соседям, искать, у кого машина есть, чтобы отвезти ее в больницу… Теперь ковыляет по дому. Надо, чтобы врач ее посмотрел, она же в гипсе. А где тот врач?!"

Морщинистой рукой Валентина Петровна открывает холодильник: все полки на двери забиты лекарствами. "Вот, дети снабжают.  А то совсем пропали бы. Взять лекарства в селе негде. Да и денег нет. У нас с мужем пенсия 4 тысячи 100 гривен. А только дрова и газ на зиму в 16 500 обходятся. Раньше в ФАПе можно было хоть какую-то таблетку бесплатно выпросить. А теперь только на детей и можно рассчитывать".

Жители Песок единодушны: медицинская реформа обрекает село на вымирание. "Вы же понимаете, не селяне виноваты, что мы в такой ситуации находимся, а власть, – вздыхает Елена Ганаза. - Видно, чиновники на верху не хотят что бы село выжило. Не нужны мы им".

Предусмотреть финансирование сельской медицины забыли

Ежегодный бюджет села Пески – чуть больше 1 миллиона гривен. Почти половина этих денег – государственная субсидия на детский садик. Остальное - деньги полученные от компании, арендующей сельские земли под аграрные работы.

"Нам на эти средства уличное освещение делать, колодцы ремонтировать и другие дыры латать, - горячится и.о. главы сельсовета. – Самостоятельно содержать ФАП мы просто не можем.

- А разве по закону вы обязаны это делать?

- Нет! Но тогда ФАПа у нас не будет. Как мне людям после этого в глаза смотреть?

- По закону о медреформе ФАПы подчиняются районным центрам Первичной медицинской помощи. В вашем случае - Бурынскому. Причем здесь сельсоветы?

- Бурынский центр Первичной медицинской помощи считает, что финансировать ФАП должны сельсоветы. В минувшем году они выставили нам огромный счет, в котором были заработная плата медработникам – около 80 тысяч гривен, топливо для автомобиля около - 10 тысяч гривен, канцтовары - около 10 тысяч гривен и другие хозяйственные нужды. И это без коммуналки и покупки медикаментов! А в целом набежало около 170 тыс. грн. Для бюджета нашего села это огромные деньги. Мы их перечисляли. А в этом году не смогли. Передали центру только 25 тысяч гривен. Вот они ФАП и закрыли. Правда, после получения последнего транша все таки обещали прислать фельдшера. Мол, поработает пока ваши деньги не закончатся… 

Как выяснилось, принимая закон 6327 о медреформе, парламентарии не дали конкретного ответа на вопрос о том, кто должен финансировать медицину в селе. Вот центры первичной помощи и перебрасывают ответственность на сельсоветы.

Центр Первичной медицинской помощи в Бурыни

"Наше предприятие было создано 30 мая 2018 года в рамках медреформы, - бодро рапортует и.о. директора коммунального некоммерческого предприятия центр Первичной медико-санитарной помощи Бурынской громады Екатерина Голубцова. – Мы заключили декларации с населением и подписали договор с Национальной службой здоровья. Она перечисляет  средства на счета Бурынской территориальной громады, а громада передает их нам. В нашем центре работает 11 семейных врачей и один интерн. Мы обслуживаем население всего Бурынского района – чуть больше 23 тысяч человек. Зарплаты у наших медиков около 15 тысяч гривен. Автомобили позволяют им выезжать в села по вызову. Кроме того, в районе работают 5 амбулаторий и 31 ФАП".

- А я слышала, что ФАПы открыты далеко не во всех селах. В населенных пунктах (например, Песках), которые не вошли в громаду, их закрыли. Громада финансировать их не желает, а сельсоветы не могут...

- Ну, мы сейчас решаем эти вопросы, – уклончиво, отвечает Екатерина Голубцова. – Обсуждаем с главами сельсоветов.

Она забывает уточнить что в Бурынскую громаду не вошли населенные пункты с населением более 7 тысяч человек! И все эти люди, по сути, остались без медицинской помощи. Ведь на каждого из 11 семейных врачей центра приходится около 2 тысяч пациентов. Благодаря этому врачи и получают высокую зарплату. Но обслужить всех больных (тем более, выехать по вызову в удаленные села за 50 км от райцентра) они не успевают.

"Жители удаленных сел могут приехать к нам в центр в Бурыни и получить медицинские услуги, – говорит семейный врач Елена Викторовна. – Но добираться очень далеко, общественного транспорта нет, а дороги убитые. Представляете, как старику после инсульта проделать такой путь? Или диабетику. Конечно, реформа решила финансовый вопрос врачей – у нас теперь хорошие зарплаты. Но людям она не помогла. Для пациентов все стало еще хуже".

В свою очередь, глава сельсовета поселка Слобода (не вошедшего в громаду) Бурынского района Иван Рябоконь уточняет: "Национальная служба здоровья, присылает на счета громады средства для обеспечения медицинскими услугами всех жителей района, которые подписали декларации с врачами центра первичной медпомощи. В не зависимости от того, где проживают эти граждане: в селах, которые вошли в Громаду, или нет. О каких суммах идет речь? На что их тратят и почему этих денег не хватает на финансирование ФАПов? У глав сельсоветов нет ответов на эти вопросы. Мы много раз просили громаду отчитаться. Но в ответ - тишина. Почему, в таком случае, мы должны финансировать ФАПы?". 

Главы сельсоветов населенных пунктов, которые не вошли в Бурынскую громаду, считают, что она просто осваивает по своему усмотрению средства Национальной службы здоровья. Но на бумагах доказать этого не могут. "Я думаю, что у наших местных политиков свои интересы, которые так же далеки от нужд простых людей как и интересы политиков первого эшелона власти", – считает и.о. сельсовета Песок Елена Ганаза.

Источник


Также по теме:

Медицина не для всех: украинцам массово отказывают в помощи


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях