АКК — не Меркель номер два


Традиционным мерилом первых итогов работы в новом качестве политика или партийного руководителя, избранного на высший пост, являются его стартовые 100 дней пребывания в должности. В Германии сейчас подводят итоги такой работы на посту председателя ведущей партии правящей коалиции — Христианско-демократического союза (ХДС) Аннегрет Крамп-Карренбауэр, близкой подруги и «выдвиженки» действующего канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

Многие в Германии изначально расценивали избрание АКК (так упрощённо называют сами немцы нового генсека ХДС из-за труднопроизносимого сочетания имени и двойной фамилии) как прямое продолжение партийной политики Ангелы Меркель. Основания для этого были веские: госпоже канцлерин во главе партии был необходим во всех смыслах — от политического до личных отношений — свой человек, и лучшей кандидатуры, чем АКК, у Меркель просто не было. Тем более что по логике её преемница на посту партийного руководителя автоматически становилась и главной кандидатурой на следующих выборах федерального канцлера.

Однако вынесенные в заголовок слова подтверждают, что далеко не во всём нынешнюю главу ХДС можно считать «клоном» главы кабинета министров. Эту точку зрения высказывает и влиятельная немецкая газета «Вельт», проанализировавшая основные направления деятельности АКК во главе партии. Издание с некоторым удивлением констатирует, что новая руководительница ХДС оказалась фигурой гораздо более самостоятельной, чем предполагалось изначально, и её точка зрения далеко не всегда совпадает с позицией выдвинувшей её на этот пост лучшей подруги.

Ожидалось, отмечает, в частности, «Вельт», что АКК будет продолжать политический курс Меркель, заметно сдвинувшей партию консерваторов с правого фланга в «либеральный центр». Однако за минувшие три с небольшим месяца стало ясно: бывшая и нынешняя председатели ХДС отнюдь не на всё смотрят одинаково. Это касается в первую очередь их подходов к вариантам преодоления миграционного кризиса и отношения к беженцам в целом.

Летом прошлого года правящая коалиция едва не развалилась из-за того, что Меркель категорически отказывалась пойти навстречу министру внутренних дел и своему союзнику — главе Христианско-социального союза (ХСС) Хорсту Зеехоферу, настаивавшему на возможности закрыть германские границы для мигрантов. В отличие от Меркель АКК считает такой инструмент приемлемым, хотя и в качестве «крайней меры», как она отметила в интервью телеканалу АРД.

Одновременно новая глава ХДС уделяет гораздо меньше внимания проблеме интеграции беженцев, их адаптации к жизни в немецком обществе. «Вельт» отмечает, что на недавнем совещании руководителей партии в штаб-квартире ХДС речь шла в основном не об этом, а о более строгих критериях предоставления убежища в Германии, об усилении контроля на границах Евросоюза, о вопросах ускорения и упрощения депортации некоторых категорий мигрантов, об ограничении их возможностей обжаловать отказы в судах, о санкциях против государств, не желающих принимать обратно своих граждан.

Впрочем, в этом на самом деле нет ничего удивительного. Ещё раньше, когда АКК возглавляла земельное правительство Саара, а до того — МВД этой федеральной земли, она занимала чёткую и недвусмысленную позицию в отношении беженцев. Так, пока по всей Германии продолжались споры, допустимо ли делать юным беженцам рентген кисти руки, чтобы установить их истинный возраст, в Сааре такую практику уже активно применяли. И весьма продуктивно: в ходе таких проверок выяснялось, что до трети якобы несовершеннолетних соискателей убежища занижали свой возраст.

В те же времена АКК требовала депортировать беженцев, совершивших в Германии те или иные преступления, даже в случаях, когда на их родине велись военные действия, как, например, в Сирии. И это при том, что по немецкому федеральному законодательству в страны, охваченные войной, нельзя высылать даже преступников!

Нового председателя ХДС беспокоит и усиление ислама в немецком обществе, которое она считает прямым следствием притока беженцев из мусульманских стран в Европу. Так, АКК написала на днях в большой статье в газете «Вельт ам зоннтаг», что её «особенно тревожат те течения ислама, которые несовместимы с нашими представлениями об открытом обществе». При этом лидер ХДС считает, что Европе следует «дать импульс развитию ислама такого образца, который соответствовал бы нашим представлениям о ценностях». Под этим АКК как верующая католичка понимает, разумеется, христианские ценности и предлагает учредить в самой Европе соответствующие учебные заведения, в которых обучали бы будущих имамов.

Ещё одним проявлением полной самостоятельности в подходах стала реакция АКК на пламенный проевропейский призыв президента Франции Эмманюэля Макрона о радикальном реформировании и обновлении ЕС. Глава ХДС отнеслась к инициативе Макрона гораздо более сдержанно, чем ранее воспринимала предложения французского коллеги её предшественница Меркель.

Консерваторам наверняка понравился довольно резкий отказ главы ХДС поддержать французские предложения, реализация которых могла бы иметь для Германии негативные финансовые последствия. Одновременно, в отличие от Меркель, АКК сильнее подчёркивает «самостоятельную ответственность стран» и активно выступает против превращения ЕС в европейское «супергосударство».

Весьма различны взгляды АКК и Меркель и по ряду других вопросов, вызывающих споры между консерваторами и либералами, например, по закону об абортах. В отличие от Меркель, её партийная преемница была категорически против недавней либерализации параграфа 219а Уголовного кодекса, запрещавшего публичное информирование об услугах по прекращению беременности. «Охрана жизни — до и после родов — имеет для ХДС первостепенное значение» — так сформулировала Крамп-Карренбауэр свою позицию по этому вопросу.

За время, прошедшее после избрания председателем ХДС, АКК постоянно использует риторику, ласкающую слух консерваторов, приверженных прежним традиционным ценностям и моральным нормам. Не случайно Аннегрет Крамп-Карренбауэр получила мощную поддержку в своей партии после того, как на неё ополчились либералы всех мастей в результате нескольких её «карнавальных» шуток, высказанных в достаточно презрительной форме в адрес лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, которые даже потребовали от главы ХДС официальных извинений. «В ХДС задул ультраконсервативный ветер!» — начали причитать «обиженные».

Что же до серьёзных аналитиков, то они, как отмечает «Дойче велле», наблюдая за политикой АКК, считают, что её усиленная консервативная риторика и предпринимаемые шаги — это попытки примирить различные фланги в самой ХДС, добиться единства партии, оказавшейся в тяжёлом положении в результате разразившегося в стране осенью 2015 года во многом, как считают немало людей в Германии, по вине Меркель, миграционного кризиса. И одновременно — вернуть тех партийцев, кто в знак протеста против политики Меркель ранее перешёл в ряды правопопулистской «Альтернативы для Германии» (АдГ). Не случайно и лидер союзного ХДС баварского ХСС Маркус Зёдер полностью поддержал в этом главу ХДС, призвав «заблудших консерваторов» вернуться обратно…

Пётр Пархитько

 


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях