История под обстрелом. Потомки агрессора дают уроки морали. Часть 2


Часть 1

29 января на нашем сайте в материале, посвященном 75-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, мы писали о недовольстве тем, как россияне чтят память ленинградцев, не ставших на колени перед агрессором, высказанном немецкой журналисткой Зильке Бигальке в статье «Москва злоупотребляет памятью о Ленинграде», опубликованной в Süddeutsche Zeitung.

На Западе данное мероприятие вызвало нескрываемое раздражение. Немецкое издание назвало парад в Санкт-Петербурге «танцами на костях» в память о тех, кто даже не помышлял ни о каком героизме.

Буржуазная пресса, обслуживающая общество, пропитанное либеральной идеологией индивидуализма, просто не представляет, что такое самопожертвование ради других, во имя других. Им не понять идеалы совершенно другого народа. Таких, как коммуниста Кузьму Яковлевича Песочникова, умершего от голода в 1942 году в блокадном Ленинграде, будучи начальником продовольственного склада.

Как сотрудников Всесоюзного института растениеводства, которые умирали от голода в кабинетах, заставленных элитными семенами. В центре Петербурга, на Исаакиевской площади, сохранилось приметное здание в стиле итальянского Ренессанса. Здесь в блокаду хранились тонны семян – уникальная коллекция, собранная выдающимся ученым Николаем Вавиловым, первым директором Всесоюзного института растениеводства (ВИР).

До войны в коллекции ВИРа хранилось 250 тысяч образцов семян. В первую волну эвакуации примерно 20 тысяч из них смогли вывезти с собой в ручной клади сотрудники института. Около 40 тысяч пакетов с семенами доставили в Красноуфимск на самолете.

Еще почти 100 тысяч образцов планировалось привезти туда же поездом. Но 30 августа 1941 года, когда состав подошел к станции Мга, выяснилось: город занят фашистами и поезд вернулся в Ленинград, а уникальный груз – в здание на Исаакиевской площади…

Часть коллекции все же утрачена. Но ядро сохранилось. После войны благодаря спасенным семенам селекционеры вывели новые сорта пшеницы, ячменя, риса, бобовых культур, овощей, картофеля. Подобные примеры можно приводить десятками.

Наверное, нашим современникам хорошо известен ленинградский бард Александр Городницкий, детство которого прошло в осажденном Ленинграде. Наравне со всеми он размышлял о причинах невероятной стойкости ленинградцев, написал в этой связи такое стихотворение:  Правы влюбленные в жизнь парижане, // Дом свой отдавшие бошам. // Мы лишь одни, простофили и дуры, // Питер не выдали немцам. // Не отдавали мы архитектуры, // Вспомним блокадные скорбные были, // Небо в разрывах, рябое, // Чехов, что Прагу свою сохранили, // Сдав ее немцам без боя… Правы бельгийцы, мне искренне жаль их, // – Брюгге без выстрела брошен. // На произвол чужеземцам. Не оставляли позора в наследство // Детям и внукам любимым, // Твердо усвоив со школьного детства: // Мертвые сраму не имут. // И осознать, вероятно, несложно // Лет через сто или двести: // Все воссоздать из развалин возможно, // Кроме утраченной чести.

Общеизвестно, что Гитлер перед своими войсками ставил задачу вообще стереть Ленинград с лица земли. И потому, без всяких сомнений, 75 лет назад жители Ленинграда отстояли не только свой город, спасли его от уничтожения – они отстояли честь своей страны!

А сразу после войны беспримерное мужество ленинградцев признавали даже наши «заклятые партнеры». Тогда Запад еще оставался союзником СССР и не был, как сейчас, охвачен вирусом русофобии. В августе 1945 года в СССР с визитом побывал главнокомандующий вооруженными силами союзников, будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр.

Цитата из его воспоминаний: «Во время войны я много слышал о мужественной обороне Ленинграда в 1941 и 1942 годах. Я высказал свое пожелание совершить короткий визит в этот город». В Ленинград Эйзенхауэр и другие гости прибыли 14 августа на американском самолете С-54 «Sunflower», который приземлился на Комендантском аэродроме.

Из воспоминаний офицера штаба Ленинградского военного округа того времени Юрия Басистова, приставленного к Эйзенхауэру в качестве переводчика. По его словам, «за 15 минут до приема маршал Говоров приказал мне показать Эйзенхауэру его апартаменты на 2-м этаже, а к 14.00 пригласить его к обеду. Поднявшись наверх, Эйзенхауэр закурил, предложил сигарету и мне, после чего спросил, был ли я во время войны на Ленинградском фронте. Получив утвердительный ответ, он попросил рассказать о жизни города в блокаде. Рассчитывая оставшиеся минуты, я постарался обрисовать тяжелый блокадный быт жителей города. Мой рассказ был прерван приходом лейтенанта Джона Эйзенхауэра – сына генерала.

 «Послушай, Джон, что рассказывает капитан, – сказал Эйзенхауэр и добавил: я думаю, что ни один американский город не выдержал бы этого».

Но почему же все-таки победил наш народ? Почему, несмотря на невероятные мучения, презрев смерть, ленинградцы отстояли свой город, хотя против них стояла сильнейшая в мире гитлеровская военная машина, а по сути, – вооруженная до зубов надменная орда всей Европы?

В Германии залогом победы была железная организация всей системы, дисциплинированная армия, победившая всю Европу, единение нации вокруг харизматика Гитлера и его безумной идеи. У США была очень развитая промышленность, техника и огромные деньги за спиной. У Японии единение нации вокруг императора и готовность народа к самопожертвованию ради него. Всего 20 лет назад русский народ показал свою неспособность во время Первой мировой войны противостоять ее вызовам.

В 45-м удалось победить потому, что в СССР за двадцать довоенных лет удалось создать все то, что было у наших противников. Плюс массовый героизм советского народа, который не ставил под сомнение даже противник. Стойкость и мужество совершенно нового народа, объединенного идеологией коллективизма.

Ответ на этот вопрос до недавних времен был хорошо известен каждому нашему школьнику. Но Запад, где не может быть единения между реакцией и прогрессом, между буржуазией и пролетариатом, между сытым и голодным он не устраивает и по сей день…

Недавнее решение правительства ФРГ выделить 12 миллионов евро на гуманитарные инициативы в пользу лиц, переживших блокаду Ленинграда, вызывает только удивление. Насколько скромная эта сумма и почему нужно было ждать столько лет? Сколько людей, нуждавшихся в этой помощи, особенно в лихие 90-е, уже ушли из этой жизни…

Виктор Михайлов


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях