Кровавый оскал украинского фашизма


На Вулецких холмах во Львове я читал имена польских учёных, убитых там в ночь с 3 на 4 июля 1941 года украинскими нацистами из батальона «Нахтигаль» («Соловей»): «Профессор Казимеж Бартель, академик Адам Соловий с внуком Адамом Масовичем, юрист Роман Лонгшамп де Барье и его сын Ежи...» Имена жертв бандеровской резни на Волыни никогда и нигде не высекались — нет такого мемориала, где бы поместились 14 тысяч имён. Поэтому память о тех людях хранят поля и луга, леса и озёра, среди которых они жили и трудились.

В 2016 году Польский Сейм (нижняя палата парламента) по просьбе Сената (верхней палаты) признал 11 июля Национальным днём памяти жертв геноцида, совершённого украинскими националистами против жителей II Польской Республики (1918—1945 гг.). За отрицание преступлений членов ОУН-УПА Польша ввела наказание в виде лишения свободы сроком до 3 лет.

Массовое уничтожение Украинской повстанческой армией этнического польского гражданского населения началось весной 1943 года и достигло пика в июле того же года. 11 июля 1943 года члены Украинской повстанческой армии (УПА), созданной Организацией украинских националистов (ОУН), одновременно напали на 150 польских сёл украинской Волыни и уничтожили там 14 тысяч жителей. Мужчины и женщины, дети и старики были заколоты вилами, зарублены топорами, зарезаны косами, распилены живьём. И всё только потому, что они родились поляками.

Во времена СССР о волынской резне старались не вспоминать, считая, что с украинским буржуазным национализмом покончено навсегда. А оказалось: нас от него защищала только Советская власть. В 1991 году её не стало, и вчерашнюю УССР заполонил обыкновенный украинский фашизм. Сцена Евромайдана 2013—2014 годов стала для него площадкой, с которой он шагнул во власть. Пусть частично, но уже не прячась и не маскируясь под «патриота».

Жутковато было слышать на Евромайдане бандеровское приветствие «Слава Украине! — Героям Слава!», звучавшее из добротных палаток польского производства. Почему же Польша, так пострадавшая от ОУН-УПА, содействовала окончательному установлению бандеровской идеологии в Украине?

Во-первых, чтобы потом вместе с ней «дружить» против России. Этого хотят самые ярые антисоветчики и русофобы вроде бывшего министра обороны Польши Антония Мачеревича. Он высказал такую иезуитскую версию: толчок волынской резне 1943 года дало... присоединение Западной Украины к УССР 17 сентября 1939 года. А после того как польский сенат признал 11 июля Национальным днём памяти жертв геноцида поляков, Мачеревич назвал источником этой трагедии... Россию.

Во-вторых, официальная Варшава поддержала реванш бандеровцев с надеждой, что те разрушат Украину и Польша заберёт себе Галицию. Но ведь именно с этого когда-то и началась волынская резня!

В 1920 году Симон Петлюра, главный атаман Украинской народной республики (УНР), от избытка «патриотизма» подарил Галицию руководителю Польского государства Юзефу Пилсудскому. А в 1929-м соратник Петлюры, галичанин Евген Коновалец, создал в Вене Организацию украинских националистов (ОУН). Её идеология основывалась на социал-дарвинистской теории Дмитрия Донцова: «Требуется кровь? — Дадим море крови! Требуется террор? — Сделаем его адским!.. Не стыдитесь убивать, грабить и поджигать. В борьбе нет этики!» В начале 1930-х члены ОУН убивали польских министров и чиновников. В 1941-м боевики «Нахтигаля» Романа Шухевича — польских учёных. Вот так, по колено в польской крови, начинали своё шествие в Европу украинские буржуазные националисты.

В марте 1943 года под руководством ОУН Степана Бандеры была создана Украинская повстанческая армия.

Вожди УПА Роман Шухевич, Мыкола Лебедь и Роман Клячкивский открыли список жертв волынской резни в селе Паросля. Там сокирники (так от слова сокира (топор) называли бандеровцев жители Западной Украины) убили около 200 поляков.

Ночью 26 марта 1943 года банда из УПА под командованием Ивана Литвинчука (Дубового) напала на польское село Липники. Началась дикая резня, во время которой в страшных муках погибли 179 человек, в том числе 51 ребёнок. Одна из женщин, схватив своего малыша, бежала полем в сторону леса. Этим малышом, чудом выжившим тогда в Липниках, был первый и единственный польский космонавт Мирослав Гермашевский. Он называет волынскую резню одним из наиболее чудовищных и жестоких событий ХХ века. Обращаясь к властям Украины, героизирующим палачей из ОУН-УПА, Мирослав Гермашевский говорит: «Отца моего бандеровцы убили, деда убили, из моей семьи восемнадцать человек убили страшным способом — топорами, ножами. Как вы вообще можете признавать их героями?»

Нынешняя Польша, занимая антисоветскую и антироссийскую позицию, сама нередко скатывается до уровня украинских националистов. Недавно одному из перекрёстков города Вроцлава было присвоено имя петлюровского генерала Марка Безручко за то, что в 1920 году генерал вместе с поляками оккупировал советский Киев и воевал с Будённым. А ведь Безручко был начальником штаба корпуса сечевых стрельцов, которыми командовал Евген Коновалец — организатор ОУН.

Когда во Вроцлаве увековечивали память соратника-нациста, в другом польском городе — Домброва-Гурнича — сносили монумент советским воинам 80-й Любанской стрелковой дивизии 59-й армии 1-го Украинского фронта, погибшим при освобождении этого города от гитлеровцев.

Понимает ли Польша, что на Украине укореняется настоящая бандеровщина, с которой ей ещё предстоит схлестнуться? И бойцы Красной Армии, чьи памятники поляки выворачивают из своей земли, уже не придут им на помощь.

Вспоминает Владислав Гермашевский, старший брат первого польского космонавта Мирослава Гермашевского: «В ночь с 25 на 26 марта 1943 года мы проснулись от выстрелов. Банда ОУН-УПА, напавшая на спящее село, подожгла его в считанные минуты... С криками «Ризаты ляхив!» на нас набросились бандеровцы. Впереди плотными рядами шли убийцы, вооружённые до зубов автоматами, за ними — кровожадная стая с топорами, вилами, ножами. Началась страшная резня...»

А вот рассказ 19-летнего Рачи Папа о нападении украинских нацистов на цыганский посёлок подо Львовом в ночь с 23 на 24 июня 2018 года:

«Мы спали и проснулись от страшных криков. Всё происходило очень быстро. На нас напали человек десять в масках, у них в руках были топоры, биты, кувалды, они крушили всё, били и мужчин, и женщин беременных, и детей. Не разбирали. Кричали: «Убьём, цыгане!» Один пырнул меня ножом — в спину несколько раз и по руке полоснул. А моему старшему брату Давиду буквально вспороли живот, и он умер».

Два эпизода бандеровских нападений, между которыми дистанция в 75 лет, почти накладываются друг на друга. А ведь незадолго до львовской резни киевская нацистская группировка С14, начавшая в стране цыганские погромы, получила 500 тысяч гривен из госбюджета Украины. Заместитель министра молодёжи и спорта Украины Николай Даневич и секретарь — начальник отдела национально-патриотического воспитания министерства молодёжи и спорта Николай Ляхович вручили эту сумму радикалам «для реализации проектов национально-патриотического воспитания подрастающего поколения». Примечательно, что главный «воспитатель» украинской молодёжи Ляхович — убеждённый нацист, некогда возглавлявший профашистскую УНА-УНСО на той же Волыни. Так что если там возникнет новый погром, он всегда поможет «подельникам» средствами из госбюджета.

Кто там в списках «патриотов» следующий после цыган? Венгры? Евреи? Поляки?

...Одесские подростки, почти дети, объединившись с помощью соцсетей, вышли на митинг у здания областной администрации. Они потребовали привлечь к ответу экс-руководителя местного «Правого сектора» Сергея Стерненко.

24 мая Стерненко зарезал 29-летнего жителя Черноморска, бывшего десантника Ивана Кузнецова, и ранил Александра Исайкула. До сих пор преступник не понёс никакого наказания. Заявив, что это была вынужденная самооборона, радикал сбежал из Одессы в Киев. Между тем полиция уже доказала: Сергей Стерненко убил своим ножом незнакомых безоружных парней во время словесной перепалки.

В Киеве же нацист имеет влиятельных покровителей из высших эшелонов власти. Поэтому, кроме плаката «Стерненко — убийца!», неравнодушные юные одесситы держали и другой: «Чей Стерненко?».

...На фасаде здания харьковской школы №127, носящей имя четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, в третий раз появилась его мемориальная доска. Первая — была установлена 21 марта 2006 года к 110-летию со дня рождения маршала, но нацисты её уничтожили. Вторая — продержалась на здании школы с 28 мая по 4 июня этого года. Третью — руководство учебного заведения установило 20 июня. Это был самый памятный урок для местных учеников на протяжении всего учебного года.

...22 июня активисты левой общественной организации «Трудовая Харьковщина» вышли к городскому мемориалу с самодельными плакатами: «22.06. 1941 года Бандера и Гитлер напали на Украину». Накануне Дня Победы помещение «Трудовой Харьковщины» в городском Дворце труда разгромили местные нацисты. Но мужественные люди не прекратили своих протестных акций.

Подобные очаги антифашистского сопротивления рассыпаны сегодня по всей стране. Их нужно объединить в единую силу, способную разбудить все народы Украины: фашисты обычно нападают на спящих...

Павел Левченко


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях