Гром с Путивля над Карпатами. К 75-летию начала Карпатского рейда партизанского соединения Ковпака-Руднева

Гром с Путивля над Карпатами. К 75-летию начала Карпатского рейда партизанского соединения Ковпака-Руднева


75 лет назад, 12 июня 1943 года, начался не знавший равных себе поход партизанского соединения Ковпака – Руднева,  вошедший в историю как рейд от Путивля до Карпат 

Ему предшествовало состоявшееся в апреле 1943 года совещание командиров и комиссаров партизанских соединений Полесского края с участием секретаря Центрального Комитета КП(б)У Д.С.Коротченко и начальника Украинского штаба партизанского движения Т.А. Строкача. На этом, весьма представительном собрании, был окончательно согласован и уточнен план дальнейших боевых операций на Правобережье Украины.

Наиболее ответственные задачи  были поставлены перед Сумским партизанским соединением (командир С.А.Ковпак, комиссар С.В.Руднев). Штаб партизанского движения да и Ставка Верховного Главнокомандования исходили из того, что  это соединение накопило более, чем полуторагодичный опыт активных боевых действий с применением рейдовой тактики по территориям не только Сумской, но и частично Брянской, Гомельской. Житомирской, Киевской, Ровенской областей. 

Карпатский рейд стал четвертым в боевой биографии соединения. Предстояло продемонстрировать населению Западной Украины, прежде всего Галичины, силу и боевой дух советского партизанского движения, напомнить ее населению о достигнутом коренном переломе в пользу Красной Армии. И заодно нанести мощные удары по вражеским коммуникациям, по предприятиям нефтедобывающей промышленности.

Партизанское село Милошевичи на границе Украины и Белоруссии. Волнующая церемония проводов в тяжелый и опасный путь. Торжественный митинг. Участников рейда тепло напутствуют Демьян Коротченко, Тимофей Строкач, белорусские товарищи. Длинная колонна, насчитывавшая 1517 бойцов, заняла на лесной дороге несколько километров. В их распоряжении мощный арсенал: два 76-мм и пять 45-мм орудий, 52 миномета, 200 пулеметов, 470 автоматов, 32 противотанковых ружья, большие запасы взрывчатки и мин. 

Вот что писал в своем дневнике о морально-политическом состоянии и силе духа бойцов соединения в те дни их комиссар генерал-майор Семен Руднев:   

«Вот уже два года, далеко оторванные от Родины, живут и борются люди, добывая себе снаряжение, вооружение и продовольствие, нет дома, казармы, землянки. А все время под открытым небом, и эти люди не издают ни единого звука жалобы, ни единого недовольства. Что ж это за народ? Это народные мстители. Эти, вернее сказать, народные апостолы. Эти люди добровольно пошли в п(артизанские) о(тряды), не ища здесь удобств, отомстить врагу за слезы матерей, жен и сестер, за кровь, пролитую своими братьями. Они несут правду народам временно оккупированных областей нашей Родины». И далее, уже на следующей странице: «Это чудо-богатыри, это золотой фонд нашей Родины. Можно написать книгу об этих замечательных людях. В нашем соединении есть все национальности Советского Союза».

Книги, стихотворения, песни, кинофильмы и даже оперы о Карпатском походе появятся спустя годы, уже после войны. А пока соединение уверенно продвигалось по лесным дорогам, преодолевая летнюю распутицу, которой его наградило дождливое лето сорок третьего. Приходится отвечать на обстрелы и прочие провокации вначале бульбовских, а затем бандеровских банд, напрочь отбивая у них желание испытать на прочность партизанские батальоны и роты.

И сохранять при этом выдержку и самообладание, не позволить оуновцам втянуть соединение в затяжное вооруженное противостояние. Партизан ждали впереди более опасный враг, иные задачи. В этой ситуации полной мерой проявился талант партизанского комиссара, не только яркого пропагандиста, агитатора, но и блестящего политика-дипломата. У села Задвижжя большая банда бандеровцев, заняв выгодны позиции, заявила, что не даст соединению переправиться через горную реку Горынь. Разъяренный Ковпак приказывает артиллерийским огнем стереть с лица земли банду, а с ней заодно село. Но Семен Васильевич вновь и вновь настаивает на продолжении переговоров с упорствующими националистами. Дважды  они заканчивались ничем, а на третий раз после обещания освободить плененных боевиков руководство банды ушло в лес и освободило переправу. В результате лопнул еще один усердно распространяемый националистами  миф о том, что советские партизаны выполняют не освободительную миссию, а несут с  собой разрушения, грабежи  и насилие.

Появление мощного партизанского соединения в  глубоком фашистском тылу, которыми являлись тогда Тернопольская, Станиславская (нынче Ивано-Франковская) и Львовская области вызвали панику и растерянность оккупантов. В ночь с 7 на 8 июля взлетел в воздух железнодорожный мост на участке Тернополь – Проскуров (теперь Хмельницкий) длиной более 200 метров, движение здесь надолго было  парализовано. Такая же участь постигла  мосты через Днестр, на участке Станислав – Калуш. И это в самый разгар Курско – Орловской битвы. Дерзкой атакой соединение захватывает уездный городок Скалат. Фашистский гарнизон уничтожен, захвачены богатые трофеи в виде вооружения, боеприпасов, продовольствия. 

Вот лишь несколько цифр и фактов из доклада С.А.Ковпака, который он представил по окончанию рейда Украинскому штабу партизанского движения:

«Разгромлено от 13 до 17 фашистских гарнизонов, уничтожено 4700 вражеских солдат и офицеров, сотни автомашин и прочей техники, два немецких самолета;

Подорвано 33 вышки по добыче нефти и 7 – по добыче озокерита, 13 нефтехранилищ, 3 нефтеперегонных завода, выведен из строя  нефтепровод».

Это уже не говоря о том, что для уничтожения соединения фашистское командование было вынуждено бросить около 60 тысяч войск – несколько дивизий и полицейских полков, значительное количество танков и авиации. Все оказалось тщетным. Несмотря на немалые потери, ковпаковцам удалось, разбившись на семь групп, выйти из уготованного им окружения.

Канадский историк  украинского происхождения Орест Субтельный из далекого Торонто вместе с нашими доморощенными фальсификаторами сокрушается, что Карпатский рейд Ковпака не достиг поставленных целей.

Мы же, со своей стороны, не станем подвергать сомнению ту высочайшую оценку, которую дали этой стратегической операции  руководители Советской Украины и УШПД. Время подтвердило ее обоснованность.

А вот мнение американского историка Уолтера Лакера, который охарактеризовал Карпатский рейд как "наиболее впечатляющую партизанскую операцию 1942 – 1943 годов".

Немецкий историк Тимм Рихтер считает,  что рейд соединения Ковпака является «наиболее знаменитым из всех партизанских рейдов Второй мировой войны».

И, наконец, канадский исследователь Пол  Магоши уверен, что смелый поход Ковпака по глубоким тылам немецких войск подтолкнул к вооруженным выступлениям другие партизанские соединения.

И все же не беспамятные особи, «не славних прадідів своїх правнуки погані», как разгневано писал Великий Кобзарь, определяют атмосферу уважения и чествования  героев, которые семь с половиной десятилетий назад салютовали над высокими Карпатскими  отрогами Путивльским громом возмездия.

Салютовали со святой  верой в грядущую Победу.

С чистой, как детская слеза, надеждой и завещанием вечно помнить о них.

  Владимир Сиряченко


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях