Имя надежды — Октябрьская Революция


В начале ноября т.г. в Лондоне состоялась международная конференция, посвящённая 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. С короткой, но яркой речью на открытии выступил один из лидеров Британского конгресса тред-юнионов (БКТ) Эндрю Мюррей. Сегодня, кстати, БКТ объединяет 50 профсоюзов общей численностью в 5,6 миллиона трудящихся.

Вниманию посетителей сайта  предоставляется  текст выступления Э. Мюррея.

2017 год знаменует столетие одного из самых необычных событий в истории — Октябрьской революции в России.

Во времена моей молодости это событие отмечалось левыми силами больше, чем обсуждалось. В настоящее время оно, пожалуй, обсуждается больше, чем празднуется. Но этот баланс будет постоянно меняться в течение многих лет и десятилетий.

Однако не подлежит сомнению выдающийся характер Октябрьской революции.

В 1917 году партия социалистической революции завоевала власть на фоне страшной войны в разваливающемся государстве и распадающейся империи, которая находилась на периферии развития Европы.

Но всего через 32 года политическая, экономическая и социальная модель, которая возникла в результате революции, возобладала на одной трети нашей планеты. И была поддержана десятками миллионов людей во всём остальном мире.

В истории не было прецедента (даже в распространении ислама или протестантства), когда бы идея и модель общества распространялись так далеко и так быстро.

Еще через 40 лет волна Октябрьской революции достигла горизонта и даже вышла за его пределы.

На какое-то время (после 1991 года) показалось, что случившееся в 1917 году и впоследствии может быть пригодным только для изучения социальными археологами.

Тем не менее Октябрьская революция обрамляла собой весь двадцатый век. Благодаря ей впервые в мире было создано социалистическое общество с большими достижениями во всех областях. И это привело к поражению фашизма во Второй мировой войне.

Журнал «Экономист» считает признание любых достижений Октябрьской революции немыслимым.

На прошлой неделе он напал на моего коллегу Сеума Милна за то, что тот написал: «При всех своих ошибках коммунизм в Советском Союзе, Восточной Европе и в других местах обеспечивает ускоренную индустриализацию, массовое образование, безопасность труда и огромные успехи в социальном и гендерном равенстве».

В этом высказывании нет ни слова, которое не соответствует действительности, нравится ли это «Экономисту» и его элитным читателям или нет. Эту истину нужно признать, а не отрицать.

Более того, успех Октябрьской революции был также предпосылкой для многого другого, в частности для создания Международной организации труда после Первой мировой войны, для построения государств всеобщего благосостояния во время Второй мировой войны, для мощного движения за колониальное освобождение, борьбы за гражданские права в США, для высадки человека на Луну и движения во всём мире за социальное равенство.

И действительно, величайшее всемирное влияние Русской революции можно найти в Китайской революции, последствия которой сегодня отражаются всё сильнее. Китай поднялся благодаря поддержке самого народа, но сделал это на плечах 1917 года и благодаря тому удару, который был нанесён мировому империализму.

Мы можем лучше всего судить о влиянии революции на опыте исчезновения её влияния в последнюю четверть века. Мы узнали, что правящий класс, который не преследуется призраком социализма и страхом альтернативы, действительно является очень плохо управляемым правящим классом. Это класс, движимый войной и безграничной жадностью.

Но колесо истории продолжает вращаться.

У элиты появились новые ощущения, когда она размышляет над этим столетним юбилеем. Это страх возвращения социализма как политической перспективы.

Страх, что марксизм не умер после всего.

Страх, что история не закончилась, а продолжается и, более того, наращивает обороты.

И то, что произошло 100 лет назад в России, повторяется/отражается сегодня в разных формах и по-разному в мире, истощаемом капиталистическим кризисом.

У них есть страх.

У нас есть надежда.

Новые и яркие страницы в истории человечества будут написаны. Какие? Такие, которые диктует наша надежда, её имя — Октябрьская революция.


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях