Вглядываясь в Октябрь 1917 года Выступление академика НАН Украины П.П.Толочко на Санкт-Петербургском международном культурном форуме 18 ноября 2017 года

Вглядываясь в Октябрь 1917 года
Выступление академика НАН Украины П.П.Толочко на Санкт-Петербургском международном культурном форуме 18 ноября 2017 года


Прошло 100 лет после Великой российской революции 1917 г. Срок вполне достаточный, чтобы наши воспоминания о ней не отягчались эмоциями и предубеждениями. К сожалению, этого не произошло. Просматривая, посвященные этим событиям фильмы, телевизионные шоу, читая исторические исследования нетрудно заметить, что страсти кипят и теперь. Спорящие стороны бывают настолько возбуждены, как если бы революция случилась недавно и непосредственно коснулась их личных судеб. Сторонники левой идеи, по-прежнему, не сомневаются в позитивном ее значении для жизни российского общества, тогда как люди, исповедующие либеральные взгляды, убеждены в том, что это была трагедия в жизни страны и народа.

В идеале лучше бы обходиться без революционных потрясений. Но они случались и будут случаться независимо от нашего к ним отношения. Причем, не по злой воле каких-то отдельных пассионарных гениев или демонов, а оттого, что в обществе периодически накапливается критическая масса непримиримых противоречий, разрешить которые оно не может посредством мирного диалога. В этом отношении общество сродни природе, которая тоже, время от времени, взрывается различными катаклизмами: извержением вулканов, смерчами и тайфунами.

Принимая эту закономерность, как объективную данность, бессмысленно кипеть благородным гневом, искать единственных ответчиков за происшедшее в 1917 г. и пытаться принять чью-либо сторону. В гражданских конфликтах, а революции ими и являются, не было только грешников и только праведников. Поэтому, тенденция связать всю трагедийность революционных и послереволюционных событий только с большевиками, которая возобладала после развала Советского Союза, не может быть ни объективной, ни справедливой.

Российскую империю, которую идеализируют нынешние либералы, представляя ее чуть-ли не процветающей страной, разрушили вовсе не большевики. Это деяние целиком на совести правящей царской элиты: депутатов Думы, генералитета и даже членов царской фамилии. Это они, воспользовавшись стачечным движением рабочих Петербурга и других городов, решили, что монархическая система правления исчерпала себя и должна быть заменена республиканской. Разумеется, в ее буржуазно-демократическом обличии.  Это они вынудили царя Николая ІІ отречься от престола, определенно не отдавая себе отчета в том, что вынимают закладной камень всего государственного здания. По существу, на их совести или, в том числе, и на их совести и гибель царской семьи. С февраля по ноябрь было достаточно времени, чтобы вывезти ее за пределы России, но Временное буржуазное правительство упорно держало ее в стране под домашним арестом. Ссылки на какие-то объективные трудности с организацией эмиграции царской семьи являются негодным оправданием. Особенно, если учесть, что сами члены Временного правительства сумели вывезти себя из России.

Разрушители монархии оказались неспособными заменить ее новой, более прогрессивной государственностью. Не удалось им овладеть и народной стихией, направить ее в конструктивное русло. Не нашлось у них сколько-нибудь привлекательных для народа лозунгов, которые бы превратили его в союзника новых правителей. Не отказались они и от участия России в страшной и непопулярной в народе мировой бойни. февральскими событиями страна была ввергнута в политический и экономический хаос и стремительно деградировала.

Объективно в стране вызрел заказ на силу, которая бы остановила эти разрушительные процессы. Ею оказалась партия большевиков, во главе с В.И.Лениным. Чтобы перехватить революционную инициативу, ей не потребовалось никаких сверхусилий. Провозгласив вооруженное восстание, большевики бескровно овладели властью. Видимо, это обстоятельство давало и дает основания многим утверждать, что 7 ноября 1917 г. произошла не революция, а переворот. В обычном сознании революция не может быть без крови и жертв. И, тем не менее, это была настоящая революция, может быть даже больше отвечающая этому понятию, чем Февральская.

Февральская ликвидировала монархию, но не изменила общественный и политический строй страны, тогда как Октябрьская сломала старую буржуазную систему и заменила ее новой социалистической. Ее лозунги – землю крестьянам, заводы рабочим, а также выход из Мировой войны обеспечили большевикам широкую народную поддержку.

В современной историографии третьим этапом Великой российской революции признается Гражданская война. На Санкт-Петербургском Международном форуме культуры 2017 г. мне довелось услышать литературный образ Октябрьской революции и Гражданской войны, как столкновение коллективного Шарикова с коллективным Преображенским. Смысл этой метафоры достаточно прозрачен, но совершенно не корректен. Во-первых, потому, что Гражданскую войну развязал отнюдь не "Шариков", а "Преображенский". Ее могло и не быть, если бы российская властная и военная элиты не стали защищать старую Россию и свое привилегированное место в ней. Войну с большевиками возглавили блестящие царские генералы и высшие офицерские чины, которые спокойно восприняли акт царского отречения и не стали защищать корону, на верность которой они присягали.

Казалось, у большевиков и принявших их сторону рабочих, крестьянских и солдатских советов не было реальных шансов противостоять хорошо обученным армиям царских генералов (Корнилова, Деникина, Краснова, Врангеля, Колчака, Юденича и др.). К тому же, в помощь им выступили и страны Антанты. Но большевики, формировавшие на марше рабоче-крестьянскую Красную армию, не только устояли, но и победили. При этом сохранили Российскую империю, наполнив ее совершенно иным социальным и организационно-структурным содержанием. Стоит ли доказывать, что это было бы невозможно, если бы их не поддержали широкие народные массы.

Если первые две фазы российского общественного кризиса завершились сравнительно быстрой и мирной сменой власти, то третья оказалась кровавой и продолжительной. И как-то, как само собой разумеющееся, ее жертвы зачислены на счет красных, т.е. большевиков. Согласиться с этим совершенно невозможно. Был "красный террор", но был и "белый". По мнению специалистов, первый унес больше миллиона человеческих жизней, а второй – не менее 600 тысяч. Известны приказы генералов Корнилова, Краснова и др. – "пленных не брать". Поразительно, но Гражданская война была не только классовой, но и идеологической. Она развела по разные стороны баррикад людей одного и того же сословия. В противостоящих армиях часто сражались отцы и дети или родные братья.

Конечно, это была всенародная российская трагедия. О ней можно и должно сожалеть, но напрасно искать правых и виноватых, а тем более примерять на себя роль их судей, даже и через 100 лет. Это понимали многие современники тех событий, причем лучше, чем некоторые нынешние интеллектуалы. Примером сказанному может быть поэзия Максимилиана Волошина, в которой есть удивительные строки.

И там и здесь между рядами

Звучит один и тот же глас:

Кто не за нас – тот против нас.

Нет безразличных, правда с нами.

 

А я стою один меж них

В ревущем пламени и дыме

И всеми силами своими

Молюсь, за тех и за других.

Поэт понимал, что у каждой стороны была своя правда, за которую они умирали, но также чувствовал, что истиной не обладали ни те, ни другие. Вот и молился за обоих. А еще в своем коктебельском доме спасал от гибели "и красного вождя и белого офицера".

Крушение Советского Союза дали основания многим высказывать ему вдогонку свои осуждения и проклятья. Но если бы были хоть немного объективны, должны были бы признать и его достижения. Не стану их перечислять, они достаточно известны. Остановлюсь только на одном, являющемся бесспорно долгим эхом Октябрьской революции. Речь идет о создании Советского Союза по национально-территориальному принципу. Это была идея В.И.Ленина и он ее последовательно претворил в жизнь. В результате, в условиях жизни союзного государства получили развитие государственные институты, культура, наука, образование и литература многих национальностей. Как не покажется это парадоксальным, но именно советская власть подготовила их к самостоятельной государственной жизни.

В качестве наиболее яркого примера могу назвать свою родную Украину. До Октябрьской революции ее вообще не было на политической карте Российской империи. Как государственно-политическое образование появилась только при создании большевиками Советского Союза. При этом с определенными территориальными приобретениями. Ко времени развала союзного государства в 1991 г. входила в десятку наиболее развитых европейских стран.

Сегодня, когда проводится реставрация капиталистической системы, Украина оказалась отброшенной во вторую сотню по всем показателям. Определенно, нам всем есть над чем задуматься. Не является ли это следствием, в том числе, и отрицания опыта жизни советского периода?


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях