Проект Навальный

Проект "Навальный"


Чем ближе президентские выборы в России, тем острее становится противостояние олигархических кланов внутри класса крупных компрадоров: авены и фриды против усмановых и ротенбергов. Один из признаков этого обострения — выдвижение Алексея Навального как альтернативы нынешнему президенту РФ Владимиру Путину. Навальный отнюдь не самовыдвиженец, каким он себя представляет. Его действия, как сказано в заявлении ЦК КПРФ (апрель 2017 года), — «важный элемент подковёрной грызни, которая неустанно идёт в верхних эшелонах власти».

На повестке дня — левый поворот

Господин Навальный в упомянутом заявлении ЦК нашей партии метко назван «изделием», изготовленным в лабораториях США, о чём ещё речь пойдёт впереди. «Изделие» это предназначено для осуществления в России пресловутой «цветной революции». Однако заметим: внешнее воздействие, как бы оно ни было тщательно продумано, идеологически и технологически обеспечено, может оказать существенное влияние на внутреннюю жизнь страны только в том случае, если в этой жизни есть почва для восприятия данного воздействия. Почвой служит вызревшее протестное социальное настроение главного трудящегося класса общества — пролетариев физического и умственного труда. Не так быстро, как хотелось бы нам, коммунистам, но идёт неудержимый процесс вызревания именно такого настроения.

Складываются условия для левого поворота российского общества. Сколько бы президент Путин и премьер Медведев ни убеждали народ, что страна вышла из кризиса и экономика пошла в рост, суровая для трудящихся классов (рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции и малых предпринимателей) действительность не даёт тому подтверждения: ежегодно, с 2014 по 2017 год, сокращались реальные доходы населения, баснословно росли прибыли олигархов, увеличивалась пропасть между 10% беднейшей и богатейшей части общества.

Истончается патриотический настрой народа, вызванный Крымской весной 2014 года. Он, этот настрой, в немалой степени сдерживал рост протестного сознания. Но невозможно бесконечно паразитировать на чувстве народного патриотизма. Власти предержащие теряют чувство политического реализма, демонстрируя откровенно циничное отношение к нищающему народу: на ТВ, в печати, в интернете во всём бесстыдстве своём выставлены на всеобщее обозрение барские усадьбы новоявленной аристократии. Это каким же презрением к неимущим надо обладать, чтобы позволить через ТВ призывать их к пожертвованиям для оказания помощи тяжело больным детям из бедняцких семей, в то время как в России существует одна из самых богатых в мире каст долларовых миллиардеров-олигархов!

Пролетарии откликаются на призыв о помощи — спасают детей, но равнодушия к ним государства олигархического капитала они не забудут. Что ж, власть хорошо «просвещает» классовое и национальное сознание трудящегося большинства. Противоречие между трудом и капиталом всё более обостряется в условиях объявления экономической войны России империалистическим Западом. Оно, это противоречие, осознаваемо лишь сознательными рабочими, то есть малочисленной пока рабочей интеллигенцией, за которой, при её хорошей организации коммунистами, могут пойти пролетарские и полупролетарские массы.

Складываются условия для массового левопатриотического движения. Чтобы перехватить его у «левых» (коммунистов и левых патриотов, свободных от антисоветизма), лишить их шанса мирного овладения государственной властью и, как это было в «перестройку», направить радикальную массу протеста слева направо, то есть оседлать протестное движение, и задуман проект «Навальный». Целевая его направленность чётко выражена, по нашему мнению, лидером «Левого фронта» Сергеем Удальцовым. Он с Навальным и его партнёрами «поварился в одной каше в 2011 году» и прекрасно знает их намерения: «Сейчас эти оппозиционеры призывают граждан выражать своё справедливое возмущение, тратить свои силы на протест, надеясь на спинах народных масс протащить к власти новых Ельциных… Честную энергию протеста хотят использовать в своих клановых интересах… Вспомним: Ельцин так рвался к власти, что пожертвовал и страной, и народом».

Власть, отдадим ей должное, извлекла уроки из действий «болотной оппозиции» 2011 года и торпедировала её попытки вызвать массовые волнения в стране добровольной мобилизацией патриотов (Проханов и другие), наивно верящих Путину как гаранту социального согласия и государственной целостности России. Однако Навальный был допущен властью на внеочередные выборы мэра Москвы в 2013 году. По распоряжению Собянина депутаты-муниципалы от «Единой России» дали своё согласие на участие главного оппозиционера от либералов в выборах столичного градоначальника (?). И он «оправдал их доверие»: получил поддержку более 27% москвичей, в основном молодых.

Это был первый серьёзный политический успех Навального. Вряд ли ему удастся повторить его на президентских выборах 2018 года, заявку на участие в которых он уже сделал в 2013 году. У власти есть юридические основания не допустить его к ним. Правда, были они и перед выборами мэра Москвы, однако ж…

Олигархические кланы, олицетворяемые Путиным, своим собратьям-соперникам по классу власти не отдадут, ибо это было бы для них смерти подобно. Казалось бы, с учётом сказанного надо ставить крест на проекте «Навальный». Но воздержимся делать это: дело не в самом персонаже (он может быть заменён другим или завершить свою карьеру, как Немцов), а в том, в силу каких причин либеральные оппозиционеры типа Навального находят отклик в массовом сознании, в молодёжном сознании в первую очередь. Это во-первых.

Во-вторых, существует ли опасность наивного доверия таким вот «навальным» со стороны левых сил? И в-третьих и главных: на президентских выборах 2018 года не окажется ли народ России, в случае успешной спекуляции массовым протестом тем же Навальным, перед выбором — поддержать существующую антинародную власть или такую же олигархическую, но ещё более прозападную оппозицию, «которая зовёт на улицу обличать правителей» (С. Удальцов)? Какой должна быть в данной ситуации позиция коммунистов?

Краткая политическая биография и его либерально-буржуазное кредо

Прежде чем попытаться с точки зрения классовой проанализировать явление «Навальный», остановимся на важнейших, по нашему мнению, вехах его политической биографии. Сделаем это потому, что имя его широко известно в интернет-пространстве и намного меньше — вне его.

Алексей Навальный — молодой политик 1976 года рождения. Уроженец Подмосковья, г. Бутынь Одинцовского района. Из семьи состоятельных бизнесменов: отец и мать его — совладельцы предприятия «Кобяковская фабрика». 25% его акций принадлежит их старшему сыну — Алексею Навальному. В 1993—1998 годах — он студент юридического факультета Российского университета дружбы народов. В 1999—2001 годах прошёл курс обучения на факультете «Финансы и кредит» Финансовой академии при правительстве РФ. С 1997 года по сей день Алексей Навальный — свой человек в бизнес-сообществе. Был соучредителем и учредителем, заместителем гендиректора, главным бухгалтером ряда фирм и компаний. Получил признание в мире крупного бизнеса: в феврале 2012 года Национальный резервный банк А. Лебедева (владелец 15% компании «Аэрофлот») выдвинул Навального кандидатом в совет директоров «Аэрофлота». В июне 2012 года он избирается в совет директоров этой компании… В декабре того же года Следственный комитет РФ возбуждает в отношении Алексея Навального и его брата Олега Навального уголовное дело по факту совершения преступления, связанного с мошенничеством в особо крупном размере. Брат Алексея осуждён и сидит в тюрьме. Алексей же дважды осуждён… условно (?).

К моменту начала следствия по уголовному делу А. Навального он уже становится широко известным в сетях интернета как молодой и радикальный противник власти от несистемной либеральной оппозиции. Свою оппозиционную политическую деятельность он начинает в 2000 году в партии буржуазной интеллигенции «Яблоко». Довольно быстро поднимается по карьерной лестнице этой партии: в 2000 году работал в штабе по выборам в Московскую городскую думу; в 2002 году избран членом регионального совета Московского отделения «Яблоко»; 2004 год — заместитель председателя данного отделения; 2005 год — кандидат в депутаты Мосгордумы по списку «Яблоко — Объединённые демократы»; 2006 год — член федерального совета «Яблока».

Чтобы получить признание и заиметь авторитет в пропитанной антисоветизмом партии «Яблоко», надо быть прежде всего ярко выраженным («генетическим») антисоветчиком и антикоммунистом. Навальный выступает таковым в высшей степени. С презрительным цинизмом он признаётся, что с детских лет был преисполнен ненавистью ко всему советскому: «В детстве я был личинкой «совка». Именно в такой формулировке. «Совка», человека, презирающего Советскую власть и пытающегося выдавить её из себя, потому что уже в раннем детстве мне на подсознательном, что ли, уровне казалось: с этой страной что-то не так. Ну а личинкой, так как это тогда ещё не оформилось в чёткие контуры и рамки, было на уровне детских ощущений… Была некоторая гнетущая придавленность и давление от лакированного официоза, идущего вразрез с наблюдаемой реальностью… С начала 1980-х у нас появился приёмник, транслирующий «Голос Америки»…»

Не ошибёмся, если скажем: Алексей Навальный — достойный сын таившегося семьдесят лет антисоветского племени.

В 2006 году наш герой упрочивает своё положение в руководстве «Яблока». Но в том же году он совершает действия, приведшие к его исключению из «Яблока» «за нанесение политического ущерба партии, в частности, за националистическую деятельность». Деятельность эта началась с его участия в качестве наблюдателя в заседаниях оргкомитета «Русского марша». А летом 2007 года Алексей Навальный становится одним из соучредителей и сопредседателей «национал-демократического» движения «Народ». Оно декларировалось его организаторами как движение, главная цель которого — борьба за демократию и права русских. Его история оказалась недолгой — через год оно угасло.

Но Навальный не оставил русской темы. Идею национал-демократии он держит в запасе и не перестаёт доказывать, что-де русский народ больше других народов России пострадал в эпоху большевистского правления. Русский национализм Навального есть чистой воды антисоветизм самой высокой пробы. Он клеймит позором «большевизм», «ленинизм», «сталинизм» и считает советский общественный и политический строй преступлением перед человечеством. Русский национализм в «демократической» упаковке нужен Навальному, чтобы придать, так сказать, национальный характер его либерально-буржуазному кредо.

Русский народ, по его утверждению, только тогда обретёт полную свободу, когда будет создано государство (внимание: далее следует то, что иначе как словоблудием не назовёшь!), защищающее капитализм, а не отдельных капиталистов. Иначе говоря, защищающее свободу рыночных отношений, то есть равные возможности для всех и каждого в свободной конкуренции на рынке товаров, а не монополию крупных капиталистов-олигархов. Для того, кто знаком с ленинской теорией империализма, очевидна глупость Навального: уж более века как капитализм свободной конкуренции уступил место монополистическому капитализму; сверхмонополизм транснационального капитала исключает свободу конкуренции на рынке товаров — эту несбыточную мечту мелкого буржуа, которого сегодня называют у нас малым бизнесменом.

Но кто в современной России читает Ленина? В условиях обмещанивания массового сознания глупость Навального (а для него, в чём мы уверены, это не глупость, а продуманная спекуляция на непросвещённости людей) может быть принята за истину немалым количеством мелких частных предпринимателей, что есть сил пытающихся выкарабкаться из омута экономического кризиса. Тем более что наш герой объявил войну олигархам не на жизнь, а на смерть.

Нечто подобное уже было в истории Германии 30-х годов минувшего века. Тогда Адольф Гитлер пленил души бюргеров (мелких и средних) именно клятвенным заверением, что, как только он придёт к власти, начнёт беспощадную борьбу с «жирными котами» — владельцами крупного капитала. А разве не тем же манком войны с олигархами украинские националисты повели за собой мелких хозяйчиков и не только (и обманутых пролетариев, и наивную молодёжь) на киевском Майдане в 2014 году? Обещание широкой и свободной дороги к преуспеванию мелкому частному собственнику с заверением, что им может стать каждый с перспективой роста (!) — не это ли позволяет заложить классовую психологическую основу любого национализма — «взбесить в человеке собственника» (А. Гитлер).

И не важно, когда и как этого удаётся добиться: в случае с Германией 30-х годов ХХ века обещанием свободы сильного, но только для немцев, а в современной России — посулами индивидуальной свободы в рыночных отношениях (свобода русской нации — в свободе рынка, по А. Навальному), а то, что это вопреки логике здравого смысла, не говоря уже о научной логике, героя нашего повествования ничуть не заботит и не беспокоит. Он руководствуется логикой борьбы за власть во что бы то ни стало.

Его принцип: чем хуже, тем лучше

Навальный легко меняет свои суждения в зависимости от настроя аудитории, перед которой он выступает. Его неизменный принцип — каждому своё. В 2017 году на встрече в Башкирии с местными националистами он заявил: «Всё равно останутся люди, которые скажут: дайте нам национальное государство башкир, и я не вижу в таких требованиях ничего ужасного». Ещё не столь давно он страстно говорил о попрании властью прав русских, и вот без тени смущения своим заявлением по сути дела реставрирует ельцинскую декларацию: «берите суверенитета, сколько сможете проглотить».

Местный национализм — татарский, башкирский, чеченский — безусловно, спровоцирует и русский национализм. Что ж, чем хуже, тем лучше для погружения России в бездну националистического хаоса, когда отделившиеся от неё «суверенные республики» станут лёгкой добычей американского и европейского империализма, превратятся в их протектораты.

Не для этого ли Навальный предлагает идти дальше — создавать вместо «суверенных республик» образца 1990-х годов «суверенные города». «Мне, — вещал он в Башкирии, — часто говорят в последнее время: ты хочешь дать больше власти на местах, а это приведёт к развалу России, потому что губернаторы опять станут царьками, князьями и ханами. Так вот, переток властных полномочий в города — главное лекарство против развала и раздробленности. В этом случае конкурировать между собой будут уже не регионы, а города. Не будет проблем, скажем, с президентом Татарстана, если конкурировать будут между собой Казань и Набережные Челны».

Такая вот нацдемократия по Навальному: больше конкуренции национализмов внутри России — прочнее её государственная целостность (???). Нечто подобное уже было в нашей истории: больше демократии — больше… Закончилось это развалом СССР. Проект «Навальный» предусматривает развал Российской Федерации. Мало кто видит это и, увы, мало кто об этом знает. В массовое сознание внедряется образ Навального как образ беспощадного борца с коррупцией — этой ахиллесовой пятой путинского режима.

Вызов Навального главным коррупционерам-олигархам и повязанному с ними высшему чиновничеству нашёл горячий отклик у социальных групп, испытывающих на себе всю тяжесть ярма коррупции во всех эшелонах власти: у малого и среднего предпринимательства, у госбюджетников (врачей, учителей, преподавателей вузов), у интеллигенции и служащих среднего достатка, чьё социальное благополучие постоянно под вопросом. Навальный как пламенный трибун и стоик в борьбе с коррупцией нашёл самый живой отклик в интернет-пространстве у молодёжи, в особенности студенческой и офисной, у которой лицемерие «государственников» от «Единой России» вызывает аллергию.

Неравнодушен к национальному бедствию и рабочий класс, но в силу своей слабой политической организованности (коммунисты, увы, в этом пока явно недорабатывают) он не отличается острой реакцией на случаи чудовищного казнокрадства. Но главное всё же не в этом, а в давно назревшей в обществе потребности в последовательной и бескомпромиссной государственной антикоррупционной и антиолигархической политике.

Поскольку такой политики нет и не предвидится в ближайшем будущем, то тот, кто имеет решимость представить общественности конкретные факты коррупции во властных структурах и вроде бы действует по принципу «Иду на вы», получает не только моральную, но и политическую поддержку немалого числа граждан России. Немало тех, кто видит в Алексее Навальном смелого политика, в котором нуждается страна. Поэтому будем говорить прямо: стоит акцентировать внимание на американском следе в формировании виртуального образа главного персонажа нашей статьи как самоотверженного борца с коррупцией, олигархами и высокопоставленными их служителями в государственных институтах. След этот просматривается, как говорится, невооружённым глазом.

Американский след в его борьбе с коррупцией

В 2010 году Навальный стажируется на курсах в Йельском университете США. Поступить на эти курсы возможно только по рекомендации лиц с безупречной репутацией в американской политической элите. Среди тех, кто, вероятнее всего, рекомендовал нашего героя, в разное время назывались Г. Каспаров, Ю. Латынина, И. Юргенс — лица известные в либеральном истеблишменте России и Запада. Он принят в сообщество друзей Йеля и с восхищением отзывается об университетских курсах: «Это что-то вроде очень крутых курсов повышения квалификации для людей со всего мира… Хотя на самом деле программа куда более широкая, чего там только не было, и с кем только мы не встречались… Кстати, именно в то время мы как раз запустили «РосПил» (проект, направленный на вскрытие крупнейших потенциально коррупционных тендеров. — Ю.Б.), по-настоящему взялись за государственную коррупцию. Вот ведь — госдеп учит россиян, как сохранять бюджетные деньги» (из интервью Навального «Голосу Америки»).

Приглашение Навального на полугодовые курсы в Йельском университете, где он учился вместе с будущими проамериканскими «оранжевыми революционерами» из Туниса и Судана, не было случайным. Полагаем, что в соответствующих специальных службах США увидели в энергичном активисте «Яблока» человека, который явно выпадал из рыхло-либеральной среды буржуазной интеллигенции с её давно увядшим лидером — пустопорожним Явлинским, мнящим себя интеллектуальным аристократом, а на деле превратившимся в стареющего политического кокета.

Навальный — полная противоположность ему. Во многом он похож, даже внешне, на Ельцина, когда тот рвался к власти. Это отмечают, в частности, авторитетные политологи (М. Калашников, Р. Вахитов). У него, как и у Ельцина, неуёмная жажда власти и полная беспринципность в её достижении. Как и Ельцин, он сделал своей козырной картой борьбу с коррупцией.

Можно сказать, что из Йельского университета Навальный вышел самостоятельным политиком — проамериканским. Благодаря мощным пиар-технологиям образ Навального — героя, гонимого властью, по нарастающей раскручивается в интернет-пространстве, либеральных СМИ. Жертвами объявленной им войны с коррупцией стали олигархи и высшие чиновники из близкого окружения Путина: Алишер Усманов, генеральный прокурор РФ Юрий Чайка, премьер-министр Дмитрий Медведев и др.

Но в зоне обвинений Навального нет и не будет ни Авена, ни Чубайса, ни Грефа, находящихся под патронатом политической элиты США. Нет случайности в том, что научный руководитель Высшей школы экономики известный проамериканский либерал Евгений Ясин считает «деятельность Навального полезной для развития рыночной экономики и общества». Но американский след в антикоррупционной его деятельности не отменяет вскрытых им фактов мошенничества, хищений, злоупотребления властью. Не ошибёмся, если скажем, что сама коррумпированная система власти создаёт имидж Навального как главного борца с коррупцией.

Антикоррупционные расследования Навального требуют больших финансовых затрат. Одни только фильмы-разоблачения немалых денег стоят, но и эффект от их демонстрации на YouTube был сверхожидаемый: фильм «Чайка» (2016 год) о генпрокуроре РФ просмотрели 5 млн зрителей, а фильм «Он вам не Димон» (2017 год) уже 25 млн. Леонид Развозжаев — соратник Сергея Удальцова, отсидевший, как и он, в тюрьме 4,5 года по «болотному делу», недалёк от истины, утверждая, что «Навальный — это мощная команда суперпрофессиональных технологов, креативщиков, технических специалистов, юристов, финансистов, психологов и т.д. и т.п. Этот проект в финансовом выражении держится на многомиллионном финансировании».

Главные источники финансирования — за границей. Об этом, в частности, свидетельствуют материалы переписки нашего персонажа по электронной почте, преданные гласности в 2011 году и в большинстве своём не отрицаемые им. Здесь же заметим: ряд фактов коррупции, представленных Навальным общественности, не нашёл своего подтверждения при проведении следствия по судебным искам в его адрес. Это замалчивается за рубежом, где из нашего героя лепится образ бесстрашного борца с коррумпированной властью.

На Западе его личность преподносится обывательской массе в виде одного из политиков мирового масштаба — главного антагониста Путина. В конце 2011 года он вошёл в список 100 «глобальных мыслителей современности» (24-е место) по оценке журнала «Форин полиси». Первое место было тогда за 14 арабскими блогерами, сыгравшими видную роль в «арабской весне».

Во время крымских событий, 20 марта 2014 года, газета «Нью-йорк таймс» опубликовала его статью, в которой он, в частности, призвал Запад заморозить финансовые активы крупных российских бизнесменов. А учреждённый Навальным «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) подготовил расширенный список лиц для санкций со стороны Евросоюза. Этот документ опубликован на сайте Альянса либералов и демократов за Европу. Как видно, наш сикофант (доносчик) не тянет на роль «глобального мыслителя».

Несомненно, Навальный является фигурой федерального масштаба — факт, который действующая власть пытается игнорировать. Рейтинг его популярности среди населения России неустойчив, колеблется, но он достаточно высок для того, чтобы его обладатель стал одним из основных фигурантов борьбы за высшую власть — за пост президента РФ. По данным Левада-центра, весной 2017 года узнаваемость политика достигла 55% и на выборах свои голоса за него готовы были отдать 10% населения страны. Для старта в президентской гонке это очень неплохо.

А на участие в президентских выборах 2018 года Навальный сделал заявку четыре года назад и зря времени не терял: создал «Партию Прогресса» и основал «Фонд борьбы с коррупцией», филиалы которого имеются практически во всех крупных городах России, и не только. В отношении радикал-оппозиционера власть ведёт себя весьма осторожно, очевидно, опасаясь острой реакции Запада на применение к нему жёстких мер. Как уже говорилось, он дважды был осуждён условно по обвинению в хищениях в особо крупных размерах (16 млн рублей), но, будучи заключён под домашний арест, появляется на митинге, выступает на нём. Грозит «смести эту власть» и называет «Единую Россию» партией «жуликов, воров и убийц». Что же власть?.. А ничего — молчит, как в рот воды набрала.

Ядро электората Навального образует молодое поколение в возрасте от 20 до 35 лет. Оно занято в основном офисной работой, малым и средним бизнесом. Его мелкобуржуазная философия формировалась преимущественно в сетях интернета в период капиталистического реванша в России. Молодые люди этого поколения чрезвычайно восприимчивы к буржуазному радикализму Навального — к его призыву «сделать Россию лучше».

Но данный радикализм на гребне антикоррупционной волны воспринимается как левый радикализм в левопатриотической среде. Увы, в ней есть если не сторонники нашего героя, то ему сочувствующие. Тот же Л. Развозжаев убеждает своих товарищей по борьбе: «Лично я настойчиво предлагаю не игнорировать его существование и уж тем более не вступать с ним в какую-то бесплодную склоку. На мой взгляд, он делает очень важную работу, он будит многомиллионные массы от спячки. И мы не должны игнорировать его достижения, мы должны использовать их в своей пропагандистской работе».

Обращаясь к ленинской диалектике

Остановимся на высказанной Развозжаевым мысли о полезности политической деятельности Навального. Что касается склоки с ним, то склока никогда и никого не украшала. А вот что касается полезности работы этого агента компрадорского капитала, то она, на наш взгляд, состоит только в том, что этот капитал, дабы разрешить свои внутренние противоречия в межклановой борьбе, вынужден раскрывать свою подноготную: каждый из противостоящих кланов представляет обществу частичную правду, превращая её в политический товар. Это и делает Навальный. Всей правды — об эксплуатации человека человеком при господстве частной собственности — он никогда не скажет. Для него и ему подобных собратьев по классу эксплуататорского меньшинства правда о коррумпированности конкурентов в схватке за власть — средство оболванивания эксплуатируемого большинства пролетариев.

Всякая попытка использовать Навального для достижения высокой цели левого движения ведёт к тому, о чём предупреждал ещё К. Маркс: негодное средство ведёт к негодной цели. Здесь время недвусмысленно высказаться по вопросу о возможных компромиссах КПРФ с различного рода группировками и группками: националистов, монархистов, православных патриотов, не говоря уже о либерал-радикалах. В левопатриотической среде, даже в КПРФ, можно услышать суждение типа: «Забудем разногласия, объединимся! Главное — переплыть реку взаимного отчуждения, на берегу разберёмся». Для достижения общей победы над действующим режимом власти коммунистам предлагается пойти на компромисс со всеми, кто против Путина, но являются при этом открытыми антисоветчиками, воинствующими антикоммунистами.

Чтобы осознать опасность для партии коммунистов и для всего левого движения России таких компромиссов, обратимся к ленинской диалектике в тактике политических компромиссов. Предлагаемый Развозжаевым негласный компромисс с Навальным (так мы восприняли слова: «не игнорировать его существование... его достижения») — надлежащий повод для этого. Вот что писал Ленин в «Детской болезни «левизны» в коммунизме» об объективной необходимости для коммунистической партии тактики политических компромиссов в условиях буржуазного общества: «Капитализм не был бы капитализмом, если бы «чистый» пролетариат не был окружён массой чрезвычайно пёстрых переходных типов от пролетария к полупролетарию (тому, кто наполовину снискивает себе средства к жизни продажей рабочей силы), от полупролетария к мелкому крестьянину (мелкому ремесленнику, кустарю, хозяйчику вообще), от мелкого крестьянина к среднему и т.д. — если бы внутри самого пролетариата не было делений на более и менее развитые слои, делений земляческих, профессиональных, иногда религиозных и т.п. А из всего этого необходимость — и безусловная необходимость для авангарда пролетариата, для его сознательной части, для коммунистической партии прибегать к лавированию, соглашательству, компромиссам с разными группами пролетариев, с разными партиями рабочих и мелких хозяйчиков вытекает с абсолютной необходимостью. Всё дело в том, чтобы уметь применять эту тактику в целях повышения, а не понижения, общего уровня пролетарской сознательности, революционности, способности к борьбе и победе».

Повышение общего уровня пролетарской сознательности, а в этом заключается историческая миссия коммунистов, прямо связано с формированием в рабочем классе пролетарского интернационализма. Всё, что ему противоречит — национализм во всех его проявлениях, антисоветизм и антикоммунизм, — не может не иметь своим следствием, при непростительно терпимом отношении к ним коммунистов, понижение уровня классовой сознательности рабочих.

Однако сказанное, представляя объективную недопустимость компромиссов (временных тактических союзов, соглашений) коммунистической партии с различного рода объединениями антисоветской направленности (за исключением ситуативных — контроль за результатами выборов и т.п.), совсем не означает отказа от работы коммунистов с лучшими, наиболее культурными элементами названных объединений. В особенности такая работа, постоянная и кропотливая, должна проводиться в мелкобуржуазной среде, весьма многочисленной и неоднородной в современной России. Именно в ней Навальный и пропутинские патриоты находят активную силу их поддержки.

Здесь вспомним о ленинской диалектике в тактике борьбы коммунистов за то лучшее, честное и мыслящее, что есть в мелкой буржуазии. Отмечая её колебания между крупным капиталом и пролетариатом, Ленин высказал мысль непреходящей ценности: «Правильная тактика коммунистов должна состоять в использовании этих колебаний, отнюдь не в игнорировании их; использование требует уступок тем элементам, тогда и постольку, какие, когда и поскольку поворачивают к пролетариату — наряду с борьбой против тех, кои поворачивают к буржуазии».

Оба хуже, оба опаснее

Ленинская тактика компромиссов в отношении мелкой буржуазии и её партий (меньшевиков и эсеров) позволила в конечном итоге большевикам повести за собою полупролетарскую мелкобуржуазную массу крестьянства. В нынешней России большинство этой массы составляют полупролетарии малого бизнеса, наполовину снискивающие, по Ленину, средства к жизни продажей рабочей силы. Сегодня их в городе много больше, чем в деревне. За них мёртвой хваткой пытается вцепиться Навальный. В его негласной программе как кандидата в президенты России есть обещание освободить от налогов и отчётности частных предпринимателей с малым доходом.

Привлекательно? Безусловно. Но это обещание не более чем лицемерный популизм, так как нет и не будет в предвыборной президентской программе Навального того, что только и может сделать названное обещание реальным, — требования национализации олигархической собственности и последующей за национализацией политики новой индустриализации. А без этого крупный капитал в самой его отвратительной форме — олигархической — как давил, так и будет давить малый бизнес и не давать ему выхода на новый технологический уровень. Навальный имитирует беспощадную борьбу с олигархами, обещая взимать с них одноразовый налог, компенсирующий незаконную приватизацию. Заметим: вопрос о национализации и пересмотре итогов приватизации он не ставит. И что такое его одноразовый налог с олигархов? Понимай как хочешь…

Никаких компромиссов, соглашений, даже тактических и ситуативных, не может быть с Навальным и ему подобными у коммунистов и левых патриотов, тех, кто поворачивают в сторону партии рабочего класса — КПРФ. Опыт тактического соглашения левых с этим субъектом имеется у «Левого фронта». Его результат всем известен: лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов и его сподвижник Леонид Развозжаев отбыли свой тюремный срок по «болотному делу», а Алексей Навальный остался на свободе.

Сегодня, как и в начале ХХ века, непреложной для коммунистов является истина: пока не сокрушена экономическая основа буржуазной власти — крупная капиталистическая (в России — олигархическая) частная собственность на основные средства производства, то есть пока она не национализирована, говорить о победе народовластия означает вводить в заблуждение многомиллионные трудящиеся массы. Это делает Навальный, равно как и его грозный противник Путин.

Точно так же говорить об экономическом развитии страны, обходя молчанием властное требование времени в политике новой индустриализации, — значит опять же затемнять общественное сознание. И здесь Навальный и Путин равны друг другу. Не потому ли тема новой индустриализации является для них табуированной, что она, эта индустриализация, не только обеспечивает прорыв к новому технологическому уровню в развитии производства, делает его независимым от западных технологий, но и, что страшит олигархов, гарантирует количественный и качественный, культурно-профессиональный рост рабочего класса? Вопрос риторический.

По большому счёту, оценивая Навального, надо признать: он как зеркало существующей власти обладает всеми её пороками: социальной демагогией, политическим лицемерием, нравственной глухотой к судьбам миллионов, живущих на тощую зарплату, пенсию и нищенское пособие. Как и власть, он горазд обещать чуть ли не златые горы.

Для политических душечек из обуржуазившейся и либеральствующей интеллигенции наш герой уже тем хорош, что выступает против Путина: «Ах как он радикален и смел!» Они, эти патриотические и либеральные душечки, очень похожи на чеховскую героиню, которая жила сначала с антрепренёром и говорила: мы с Ванечкой ставим серьёзные пьесы. Потом жила с торговцем лесом и говорила: мы с Васечкой возмущены высоким тарифом на лес. Так и нынешние политические душечки от обмещанившейся интеллигенции ещё в недавнем прошлом восклицали: «Ах Ельцин!» И несколько позже: «Ах Путин!» И теперь: «Ах Навальный!..» Интеллигент-мещанин мечется: тревожно ему в путинской России.

Для коммунистов и сознательных пролетариев не может быть вопроса, кто хуже, опаснее для страны — Путин или Навальный, сойдись они на президентских выборах. Оба хуже, оба опаснее. Один — политик явно проамериканский. А другой за годы своего долгого правления довёл экономику страны до засилия в ней иностранного капитала при разрушении отечественного научно-индустриального производства. Так что из двух зол нет и не может быть наименьшего.

Юрий Белов


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях