- КПУ - http://www.kpu.ua -

Петр Симоненко: Западу нет дела до энергетической безопасности Украины

Опубликовано 28.11.2014

Тема нашего сегодняшнего разговора с лидером Компартии Петром Симоненко — газ, энергетическая безопасность и энергетическая независимость Украины.

Петр Николаевич, прежде всего хотелось бы определиться с самими понятиями — энергетическая безопасность и энергетическая независимость Украины. Потому что, если ориентироваться на заявления различных политиков, а равно и на их действия во время пребывания при власти, то представление об энергетической безопасности и независимости у всех разное.

Например, силы майдана, будучи в оппозиции, костьми ложились, чтобы ни в каком виде не допустить Россию к газотранспортной системе Украины — отстаивали, как они говорили, «энергетическую безопасность и независимость». Но недавно принят закон, согласно которому украинская ГТС по сути передается под контроль Запада. И почему-то майданная власть не усмотрела в этом угроз...

Что вы вкладываете в эти понятия — энергетическая безопасность и энергетическая независимость Украины?

— Тема весьма обширная, чтобы в рамках одного интервью концептуально осветить проблемы энергетической безопасности и независимости, но я попытаюсь сделать это в максимально кратких объемах.

Прежде всего следует отметить, что вышеуказанные понятия на протяжении всего периода существования независимой Украины крайне редко рассматривались сквозь призму собственных интересов страны и ее граждан. А, возможно, и вообще никогда не рассматривать под государственническим углом.

Над проблемами энергетики постоянно довлели два фактора: геополитика, как правило, диктуемая Киеву из западных центров силы, и интересы крупного капитала Украины. И уже в угоду этим факторам подгонялись формулировки, писались концепции энергетической безопасности и независимости.

Запад через своих агентов влияния закладывал в эти концепции свои интересы, самые главные из которых — разрыв украинско-российских исторических связей и вовлечение Киева в орбиту западного влияния. Отсюда и появлялись проекты «энергетической безопасности и независимости Украины», в основе которых Россия представлялась в качестве основной угрозы, а мероприятия были направлены на создание ситуации независимости от России. И только от России! То, что при этом Украина попадала в другую зависимость — от Запада, это либо оставалось как бы за кадром, либо даже подавалось в качестве некоей «защитной» для Украины меры. Хотя все мы понимаем: зависимость — это зависимость, не суть важно, от кого.

Украине навязывалось членство в европейском Энергетическом сообществе, принятие европейских правил игры — всех этих «энергопакетов ЕС», которые разрабатывались без Украины, без учета ее интересов, а часто и во вред им. Что и понятно: Евросоюз — потребитель газа, тогда как Украина — транзитер. Конфликт интересов очевиден. Но Украину, транзитера, заставили взвалить на себя обязательства по обеспечению интересов европейских потребителей.

Та же история с недавним законом, принятым по инициативе Яценюка, о передаче половины газотранспортных мощностей Украины во владение компаниям из ЕС и США. Для Запада это и собственность по дешевке, и контроль над важным маршрутом доставки энергоносителей — то, что отвечает их геополитическим интересам. Соответственно концепцию энергетической безопасности Украины теперь подгоняют уже под данное обстоятельство.

Что до олигархов, то они на все вопросы традиционно смотрят сквозь призму получения сверхприбылей и защиты собственных капиталов. Учитывая, что олигархические круги неизменно имели большое влияние на власть, они закладывали свои интересы и в энергетическую проблематику. И то, что публике подавалось как «защита энергетической безопасности и независимости Украины», на самом деле являлось ничем иным как защитой интересов крупного капитала.

В середине 90-х у нас подгоняли энергетические концепции под интересы компании ЕЭСУ. Потом под «РосУкрЭнерго». При Януковиче объявили, что будут «защищать Украину» посредством добычи сланцевого газа — с «Шелл» подписали абсолютно коррупционный договор, введя в число акционеров проекта компанию, принадлежащую «Семье». Хотя подавалась затея под патриотическим соусом.

Поэтому Украина, к сожалению, никогда не имела концепции энергетической безопасности, которая исходила бы из интересов государства и народа. Не имеет и сейчас. От этого и наши беды. От этого украинскую энергетическую сферу постоянно лихорадит, от этого газовые войны, увеличение долговой ямы, финансовая несостоятельность «Нафтогаза», полупустая транзитная труба.

И это при том, что имевшийся потенциал, доставшийся Украине в наследство от СССР (имею в виду прежде всего нашу газотранспортную инфраструктуру), и географическое расположение страны открывали перед нами широкие возможности для того, чтобы гарантировать себе надежные, бесперебойные поставки топлива в интересах экономики и граждан. В дополнение к собственно украинскому энергетическому сектору, также достаточно внушительному.

На отечественный энергетический сектор, очевидно, тоже оказывали негативное влияние названные вами факторы — геополитика и олигархи.

— Конечно. Под диктовку Запада Украина бездумно закрыла многие шахты Донбасса — оставив сотни тысяч людей безработными, а государство без значительной доли собственного энергетического потенциала. Ну, а уж какое влияние оказали олигархи на состояние и функционирование энергетического сектора страны, все эти годы разнузданно грабившие национальные богатства и продолжающие это делать по сей день, полагаю, никому дополнительно и рассказывать не нужно.

Если же говорить о подходах Компартии к вопросам энергетической безопасности и независимости Украины, то они базируются на нескольких ключевых вещах. Самое первое — это государственный контроль над энергетическим сектором. Потому что зависимость страны от олигархов — ничуть не меньшая опасность, чем зависимость от внешнего поставщика. Энергетический сектор должен работать на интересы всей страны — ее экономики и граждан, а не на карманы узкой группы лиц.

Например, правительство объявило о планах повышения стоимости лицензий на добычу отечественного газа. Это даст дополнительные поступления в бюджет, но за счет чего? За счет очередного роста тарифов, в цену которых олигархи закладывают стоимость лицензии. Наша позиция: недра принадлежат народу, и газодобыча должна находиться в руках государства. А добываемый в Украине газ — использоваться только для нужд населения. Такой подход позволил бы не только не повышать коммунальные тарифы, но даже снизить их.

Если же вести речь о поставках российского газа, то мы всегда исходили из того, что энергетическую безопасность и независимость Украины можно обеспечить в рамках сохранения исторически сложившегося украинско-российского сотрудничества в топливно-энергетическом секторе. Ни для кого не секрет, что объекты энергетики, включая добычу, транзит, распределение, создавались в советское время как часть единого народно-хозяйственного комплекса. И десятилетиями он обеспечивал как устойчивое снабжение Украины природным газом, так и поставки голубого топлива в Европу, что приносило выгоду обеим сторонам.

И когда речь заходила об энергетической независимости, то мы переводили вопрос в плоскость энергетической взаимозависимости России как поставщика и Украины как транзитера и потребителя энергоресурсов. Именно на взаимной зависимости друг от друга, на сотрудничестве в рамках сохранения того, что создавалось как единый комплекс, мы вполне могли обеспечить свои энергетические интересы.

К сожалению, в последние годы все делалось для того, чтобы разорвать эту взаимозависимость. Вместо того чтобы вовлекать Россию в проекты, предполагающие как можно более широкое использование украинской ГТС, что увеличивало бы российскую зависимость от Украины, — Киев с подачи Запада делал все, чтобы лишить россиян мотивации использовать украинскую газотранспортную систему.

Поэтому началось строительство обходных газопроводов, а загрузка нашей трубы сократилась вдвое. А это оказало прямое влияние на переговорные возможности Киева в отношениях с Москвой. Естественно, негативное влияние. В т. ч. и на украинские возможности получить более низкую цену на поставляемый газ.

Но власть ставит вопрос таким образом, что энергетическая независимость — это вопрос суверенитета государства, и что лучше платить больше, но быть независимыми.

— Да, это подсказывается Киеву извне. Прибалты, например, любят поделиться своим опытом. И т. д. Но я скажу, что это лукавого.

Не поспоришь: энергетическая независимость — это вопрос суверенитета государства. А транзитная зависимость — разве не вопрос суверенитета? До недавнего времени Россия в высокой степени зависела от Украины в вопросах транзита. И при сохранении сотрудничества на прежнем уровне (и близком к нему) состояние взаимной зависимости могло сохраняться. С выгодой для обеих сторон.

Сейчас же от Украины никто не зависит. И Украина никому из поставщиков не только не может ничего диктовать, но у нее вообще не осталось никаких инструментов влияния. На Россию не осталось, потому что та построила обходные газопроводы. То, что по реверсу закупается — так там Украина находится в полной зависимости. И мы были свидетелями ситуаций, когда нам отказывали в поставках. Хотят — подают газ, не хотят — не подают. И Польша, и Венгрия, и Словакия в последние месяцы по разным причинам прекращали поставки по реверсу.

Украина в таком подвешенном состоянии, никаких гарантий бесперебойных поставок.

То же и с прожектами, относящимися к поставкам сжиженного газа. Там будет только односторонняя зависимость Украины от поставщика.

Но я хочу обратить внимание и на другую составляющую энергетической безопасности и независимости. Украине же нужен не просто доступ к энергоносителям, а доступ к как можно более дешевым энергоносителям. Надо ли подробно расписывать состояние наших финансов, экономики, карманов наших граждан, многие из которых уже не просто в состоянии бедности, но самой настоящей нищеты, чтобы убеждать кого-то в том, что платить какую угодно цену за энергоносители (в т.ч. и за газ) Украина позволить себе не может.

Низкая платежеспособность страны — это фактор, непосредственно влияющий и на энергетическую безопасность и на энергетическую независимость.

В рамках сотрудничества с Россией у Украины были (и, надеюсь, несмотря ни на что, еще остаются) варианты, при которых можно получать голубое топливо по приемлемым ценам. Тому примером договоренности годичной давности, благодаря которым Украина получала газ в первом квартале 2014 г. по цене $268 за тыс. кубометров.

Но нет ни одного нероссийского варианта получения дешевых энергоносителей. Подчеркиваю: ни одного! Реверсные ли поставки, закупки ли сжиженного газа — это очень дорогой газ. И закупки такого газа мало того что не избавляют Украину от энергетической зависимости, но добавляют другую зависимость — кредитно-финансовую. Теперь, кроме того что приходится искать источники поставки, нужно еще и заручиться иностранной финансовой поддержкой. Хотя, будем говорить прямо, такая поддержка на деле оборачивается удавкой.

По логике, если Запад будет вкладывать средства в украинскую ГТС, то он заинтересован в том, чтобы та была наполнена газом.

— Не всегда работает именно такая логика. Вспомните, сколько было примеров, когда западные компании выкупали предприятия на пространстве бывшего СССР только затем, чтобы его разорить и уничтожить. Т. е. убирали конкурентов. Так что вложение средств — это еще не гарантия, что инвесторы обязательно обеспечат работу того или иного объекта.

Что же до украинской газотранспортной системы, то чтобы понять мотивы действий Запада, мы должны смотреть с его колокольни. Альтруистов там нет. И за интересы Украины и украинского народа там тоже никто особо не переживает. Если переживали бы — то сами бы советовали Украине создать газотранспортный консорциум с Россией.

Ведь посмотрите, здесь был готовый, исправно работающий, обеспеченный ресурсами, отлаженный за многие десятилетия комплекс, в котором задействованы и поставщик и транзитер газа. Но Запад сделал все, чтобы его сломать, разорвать эту связку поставщик — транзитер и с каждым работать по отдельности.

А в это время с нуля создавались новые проекты, альтернативные украинской ГТС, — тот же «Северный поток». Европа, в частности Германия, прекрасно понимает выгоды от такого консорциума. То, от чего Украину отговаривали, делали сами.

Заметьте: «Северный поток» выведен из-под правил ЕС, для него сделано исключение. А Украину заставляют, чтобы ее ГТС работала на основе европейского законодательства, которое, подчеркну, создавалось без учета наших интересов и ориентировалось на интересы не транзитеров, а потребителей российского газа.

Ну а когда мы говорим о геополитических интересах Запада, то украинскую ГТС там всегда рассматривали как одно из важнейших звеньев, связывающих Украину и Россию. Поэтому те небольшие средства, что вложит Запад в украинскую трубу, для него окупаются уже тем, что достигаются геополитические выгоды: разрываются украинско-российские связи. А будет в дальнейшем украинская труба работать или нет — Западу не столь важно.

Западу нет дела до энергетической безопасности Украины. Запад проводит свои собственные интересы, используя Украину в качестве инструмента. Что мы, в частности, совсем недавно могли наблюдать во время перипетий с подписанием соглашений об обеспечении Европы российским газом предстоящей зимой.

Хотя само соглашение вроде бы об обеспечении газом Украины.

— По названию. А по сути — именно о гарантиях бесперебойных поставок российского газа в Европу.

Ведь посмотрите, до чего дошло: по команде немецкого канцлера украинские чиновники бегут подписывать газовое соглашение. Мало того что это демонстративное унижение государства, так еще и за счет нищей Украины богатая Европа решает свои энергетические проблемы.

Сначала Украину выставили в качестве несговорчивого партнера по переговорам. Киев ни на какие российские предложения не соглашался, в результате мы потеряли время и не заполнили свои газовые хранилища летом, кроме того, Москва перевела нас на поставки по предоплате. Обострили ситуацию до предела.

А потом пришли дяди из Европы и «разрулили» кризис. Причем Украину заставили признать действующий контракт и формулу ценообразования. Да еще и обещанной финансовой помощи не предоставили. Вся европейская «помощь» вылилась в договоренности с МВФ, который великодушно позволил Украине потратить на оплату газа свои, украинские, золотовалютные резервы.

Вот и вся пресловутая «общеевропейская солидарность».

Сергей Лозунько

"2000"


Материал размещен на КПУ: http://www.kpu.ua

Link: http://www.kpu.ua/ru/79429/petr_symonenko_zapadu_net_dela_do_energetycheskoj_bezopasnosty_ukrayny

© КПУ
При перепечатке информации ссылка на www.kpu.ua обязательна