ВРАГИ НАШЕЙ ДЕМОКРАТИИ!


Каждая страна, отталкиваясь от общечеловеческого опыта, формирует свою демократию. Украина тоже пытается это сделать. Но у нашей демократии есть много врагов, которые из декларативно провозглашенной демократии, из народных требований и ожиданий делают посмешище.


Первейшим врагом нашей демократии есть авторитаризм. Этот термин характеризует политический режим, в котором мы живем, что в свою очередь означает систему приемов, методов, форм, способов осуществления политической и государственной власти в обществе. Это функциональная характеристика власти. Политическим режимом обусловливаются присущие конкретному периоду жизни страны порядок политических отношений, степень политической свободы, образ правления, практика осуществления политической власти. Авторитаризм характеризуется сосредоточением всей государственной власти в руках одного лица или органа, ущемлением основных политических свобод (слова, печати и др.), подавлением политической оппозиции. В сочетании с личной диктатурой авторитаризм может варьировать от умеренно авторитарного режима с формальным сохранением атрибутов демократии до классической фашистской диктатуры. При авторитарном режиме права и свободы граждан провозглашаются конституцией, но реализовать их практически невозможно. Граждане не участвуют самостоятельно в определении государственной политики. Кроме партий власти, признаются только партии лояльной оппозиции, остальные подавляются и ущемляются.


Формально выборы проводятся, однако с сильным участием представителей центральной и местной власти, с включением т.н. административного ресурса.


Государственные решения принимаются правящим большинством в парламенте без учета прав парламентского меньшинства, которое подвергается дискриминации. Права политической оппозиции нарушаются, ее издания часто приостанавливаются и конфискуются, а лидеры подвергаются угрозам уголовного преследования и арестам. Принцип разделения властей провозглашается в Конституции, но фактически отвергается. Акты Президента или правительства вторгаются в сферу законодательной власти и имеют большее значение, чем закон. Судебная власть находится под контролем исполнительной власти. Вооруженные силы готовы вмешаться в политические процессы. Таковы, вкратце, основные признаки авторитаризма.


Характерны ли они для Кучмовской Украины? В большинстве своём характерны, что часто выливается в серьёзные последствия.


Следует учесть, что в специфических условиях тех или иных государств некоторые признаки авторитаризма претерпевают конкретные модификации, в результате чего возникают разновидности авторитарных режимов: олигархический, криминально-клановый, конституционно-авторитарный и др.


Постсоциалистическая Украина отличается активным формированием олигархии и криминально-клановых структур, которые используют президентскую власть для установления кланово-олигархического авторитарного режима. В целом, в сегодняшней Украине, им это удается. Достаточно посмотреть на окружение Президента, прошлое и настоящее, чтобы сделать простой, но правильный вывод: не диктатура Конституции и закона, а диктатура узкого круга олигархов и криминально-клановых структур управляет Украиной в своих корыстных частных интересах.


Что же происходит на самом деле? На самом деле в Украине нет ведомства, министерства или местной администрации, которые служили бы закону и Конституции как нормативному акту прямого действия, а все прислуживают Администрации Президента. И если плохо прислуживают, или даже в силу объективных причин не справляются с задачей, их беспощадно убирают с должностей. Вспомните, сколько сняли местных начальников после парламентских 1998 года и президентских выборов 1999 года. И такая угроза висит над чиновниками ежедневно. Следовательно, желая удержаться на своем месте, чиновник вынужден служить не закону и даже исполнять противозаконные указания начальства. Это важнейший признак украинского авторитаризма. Назначение глав администраций со стороны президентской власти – самый мощный фактор антидемократизма в украинском обществе.


Вторым сильнейшим антидемократическим фактором есть президентский контроль над прокуратурой, налоговой службой и всеми остальными силовыми ведомствами. Чиновники этих ведомств служат не закону, не Конституции, а Президенту, публично подчеркивая свое угодничество и готовность выполнить любые указания. В таких условиях немудрено одним уходить от наказания за явно преступные действия, а другим угодить в заключение под явно надуманными предлогами. Произвол силовых ведомств, налоговиков, милиции, прокуратуры стал обычным явлением в Украине. Здесь не спасает даже принадлежность к крупным частным собственникам. В таких случаях необходимо принадлежать к олигархическим кланам, исполнителем воли и решений которых является и сам Президент. Так о какой демократии в этих условиях можно говорить?


Одним из условий демократии есть независимый, гласный, объективный суд. В Украине независимость суда, гласность процесса, объективность судебного решения, профессионализм судей, верховенство закона – все разрушается желанием Администрации Президента влиять на суды, командовать судами, поставить суды в финансовую, кадровую, административную и другую зависимость от президентской власти. Узурпация властных полномочий Президентом во всех сферах управления и властных структур является важнейшим признаком авторитарного режима в Украине. Примеры налицо. Это и указное право Президента, и антиконституционная реформа в аграрном секторе, и грубый произвол и злоупотребление властью в законотворческом процессе, и полное помыкание правительством, и авантюры с созданием парламентского «большинства», и лицемерные фарисейские инициативы с «всенародным референдумом», и многочисленные насилования парламента при принятии судьбоносных законов, и многие другие действия Президента и его Администрации, которые характеризуются одним антидемократическим понятием – авторитаризм.


Вторым врагом нашей демократии есть правовой нигилизм. Его сущность в негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, правопорядку. Коренная причина – юридическое невежество, правовая невоспитанность, косность, отсталость, невостребованность права обществом. Право воспринимается как второстепенное явление в общей шкале человеческих ценностей. У наших украинских властей, включая Президента и его Администрацию, партийных деятелей, руководителей ведомств и местных начальников часто проявляется надменно-пренебрежительное, снисходительно-скептическое, высокомерное восприятие права. Мы живем в море беззакония, которое начинает принимать черты национального бедствия. В общественное сознание стараются вбить мысль, что право есть приказ государственной власти, что идея закона сопоставима скорее с главой государства, чем с юридическими норами. Культивируется, что то, что исходит от властей, т.е. указания «начальства», – это и есть право. В современной Украине реформаторы-демократы право терпят как фасадное украшение, формальный атрибут, чтобы представить Украину Западу как «благопристойное», «правовое» государство. А на самом деле, посмотрите, как цинично и антиконституционно запретили демократы Компартию Украины, как создали «парламентское большинство» за пределами парламента и представили его как настоящий парламент, и гарант Конституции – Президент признал это квази-большинство  со всеми антиконституционными последствиями.


Еще И.Кант отмечал, что «право может служить как средством ограничения произвола, так и средством попрания свободы человека». Режим демократов в последнее десятилетие вполне подтверждает эту истину. Когда выгодно, режим то попирает, игнорирует право, то использует его как «дубину» для утверждения своих интересов. Чего стоит история с референдумом по т.н. «народной инициативе», спровоцированная Президентом и его окружением, включая лидеров СДПУ(о) и других правых партий, с целью изменить Конституцию и окончательно установить диктатуру Президента и его приближенных олигархических кланов.


Власть в Украине Конституцию не уважает. Если она мешает, её игнорируют. В стране нет конституционной законности, есть конституционный нигилизм. И что особенно негативно: он проявляется под прикрытием Конституционного Суда Украины, который отказывается рассматривать явные нарушения Конституции, если это невыгодно властям. Яркий пример – отказ в рассмотрении по существу дела о нарушении Конституции Украины т.н. «большинством».


По существу, ни государство, ни общество, ни граждане не живут по Конституции, а живут по «понятиям», которые навязывает обществу Президент через свое «указное право». И этот «демократический» беспредел уже культивируется 10 лет. Следует отметить, что правовой нигилизм многолик и коварен, он способен видоизменяться, приспосабливаться к обстановке, поэтому существует множество различных форм, сторон, граней его конкретного проявления. В статье можно указать лишь на главнейшие из них, прямо противостоящие представлениям о демократии.


Прежде всего, это криминал – прямые умышленные нарушения законодательства. В Украине совершаются миллионы преступлений, абсолютное большинство из них не зарегистрированны. Преступный мир получил при власти демократов неограниченные возможности. Криминогенная ситуация характеризуется как беспредел, разгул, обвал. Преступность приобрела организованный характер, произошло ее сращивание с коррумпированными чиновниками, что есть признаком мафии. Преступники претендуют на власть, отслеживают деятельность правоохранительных органов, угрожают, шантажируют, подкупают, расправляются с депутатами, журналистами, судьями, предпринимателями! Передел собственности, обогащение любой ценой, люмпенизация миллионов граждан, насильственное «первоначальное накопление капитала» и формирование «среднего класса» захлестнули общество, извратили возможности его демократического развития. Бандократия рвется к власти через избирательный процесс, используя демократические институты для разрушения демократии.


Неудивительно, что на этом фоне неисполнение законов гражданами, должностными лицами и организациями стало обычной практикой. В условиях «криминальной демократии» вольготно живется ловкачам, нуворишам, дельцам, которые в союзе с коррумпированными госчиновниками разоряют банки, незаконно присваивают собственность, отмывают «грязные деньги», за бесценок присваивают огромные предприятия. Помимо теневой экономики, возникла теневая политика, кланы давления, скрытые лобби, действие которых стремительно расширяется, захватывая все новые сферы влияния. Появились качественно организованные преступные сообщества со своими мозговыми центрами, исполнителями, «судами», «охранными подразделениями», разведками и контрразведками, которые практически осуществляют регулирование хозяйственных отношений в отдельных отраслях и на отдельных территориях. В ответ на произвол властей и их правовой нигилизм в обществе ширятся протестные настроения: неприятие большинством общества курса реформ, нового уклада жизни и «рыночных» ценностей, недовольство переменами, протест против «шоковой» экономической терапии демократов, несогласие с политическими решениями и действиями властей, вражда к государственным структурам и их лидерам (яркий пример – движение «Украина без Кучмы»), отрицание несвойственных украинцам «западных» ценностей, нравственных ориентиров, противодействие официальным лозунгам и установкам. Инакомыслие существует как протестная форма отношения общества к переменам, в основе которых лежит меркантилизм, потребительство, культ денег, наживы, эгоизма и индивидуализма. Именно эти качества стали критериями престижа личности, её социальной роли, признания. Идеальное грубо и цинично вытесняется материальным, подрываются духовные и моральные основы общества.


Партийная, советская, комсомольская и военная номенклатура, организовавшая контрреволюционный переворот в 1991 году, дорвавшись до власти и страшась ответственности за свое предательство, за те страдания, которые реформаторы уже принесли народу, в крайнем нетерпении стараются добиться всего и сразу: необратимости своих «реформ смерти и разрушения», путем демагогии, популизма, конъюнктуры, форсированной приватизации покончить скорее с советским наследием, коллективистской идеологией и психологией. Но народ, почувствовав на своей шкуре смысл реформ, наполненных лживыми обещаниями и откровенным грабежом и разбоем, все меньше внимлет «демократам», одумывается и, понимая суть происходящего, начинает требовать учета своих интересов и передачи власти тем, кто способен реализовать интересы большинства. Это-то и пугает президентскую власть, и она всё больше тяготеет к силовым приемам решения политико-государственных проблем в ущерб Конституции и законам.


На этом фоне дает о себе знать война законов, издание противоречивых, параллельных или даже взаимоисключающих правовых актов. Подзаконные указы Президента становятся «надзаконными». Получается, что власть воюет с законом. Многие чиновники в своих интересах руководствуются не законами, а инструкциями, в которых извращена суть закона. Так создается почва для бюрократического произвола, своеволия и правового нигилизма. Война законов и властей, абсурдная и разрушительная, дополняется войной компетенций, юрисдикций, коррумпированных чиновников, бюджетов, телерадиоэфиров, компроматов и т.д. В таких условиях демократические институты не работают. Диктатура закона как основной принцип демократии подменяется политической, идеологической или прагматической целесообразностью. Политика идет впереди права. Официальные должностные лица и сам Президент все чаще вступают в не правовое поле деятельности, стремясь реализовать свои интересы вне рамок Конституции и закона.


Установка на то, что «ради дела» или «здравого смысла» можно поступиться законом и Конституцией овладела многими умами властвующих «демократов» высшего ранга. Отсюда силовые приемы, угрозы, немотивированные отставки и назначения, политические «игры без правил», требования запретить партии вопреки закону, помимо суда и Конституции. Когда нет порядка во власти, это всегда чревато опасностью для демократии и установлением диктатуры. Попытки утвердить демократию вне законности, порочны в своей основе. Выработанная в условиях партийного вождизма психология непогрешимости первого лица оказалась не только живучей, но и востребованной. Зайдите в кабинеты средних и даже мелких чиновников – везде увидите портреты Президента как форму лицемерно-слащавого угодничества и своеобразной индульгенции в случае нарушения закона.


Дело доходит до прямого признания, что в Украине идет противостояние властей. На дороге при въезде в г. Обухов со стороны Киева висит плакат «Злагода» за Президента», следовательно – другие  против! Где тут место демократии. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что идея законности и правопорядка при конкретных обстоятельствах используется властью как повод для применения насилия и нарушения прав граждан. Ведь нет ничего опаснее, чем «узаконенное беззаконие». Это правовой конформизм, когда идеи права используются не во благо, а во вред обществу и демократии. Здесь ярким примером есть намерение Президента имплементировать (реализовать) результаты антинародного референдума в Конституцию Украины, чтобы узаконить режим личной власти.


Важнейшим проявлением правового нигилизма есть конфронтация представительных и исполнительных структур власти на всех уровнях, но особенно между Верховной Радой и Президентом. Последний в своих выступлениях, интервью, заявлениях стремится принизить значение парламента, часто даже оскорбить и унизить депутатов, что недопустимо в условиях демократического государства. Принцип разделения властей, формально заложенный в Конституции Украины, на деле остался декларацией. Система сдерживания и противовесов работает только со стороны Президента против парламента. Исполнительно-распорядительная власть оказалась самоуправной, бесконтрольной и сама себя освободила от соблюдения законов. В жадном желании быть единоличным «хозяином» Украины Президент «забыл» первейшие требования демократической формы правления, где кроме разделения властей есть принципы субординации и взаимодействия. Власти не могут быть равными: одна из них, законодательная, – призвана формировать и контролировать другую – исполнительную. Государственная власть – едина, и источник у неё общий – воля народа. Разделение властей – всего лишь «прозаическое, деловое разделение труда, примененное к государственному механизму в целях управления и контроля». Это разграничение функций и полномочий, где каждый должен заниматься своим делом, не вторгаясь в компетенцию другого, помня, что ты хоть и Президент, но всего лишь часть целого. Сегодня в Украине идет нескончаемая конфронтация президентской и парламентской власти. Объем полномочий Президента явно превышает физические возможности одного человека, какими бы качествами он не обладал. Поэтому значительная часть прерогатив перекладывается на аппарат: различные вспомогательные службы, помощников, советников, консультантов, секретарей и т.д. Президентская администрация уже сформировалась в некую надправительственную инстанцию с властными функциями без законодательных оснований.


Исполнительная власть, вопреки демократическим принципам общепринятой мировой практики, пытается формировать и контролировать представительную, забывая о том, что все должно быть наоборот. В демократическом механизме власти не заняла свое место и Генеральная прокуратура, которая должна быть независимым органом, не входящим в структуру исполнительной, президентской власти, а занимать особое место – надзор за соблюдением законов всеми, включая правительственных и президентских чиновников. А у нас Генпрокурору дают «задания», «указания», устраивают «выволочки» и «разгоны», считая его подчиненным чиновником.


Нередко суды зачисляют в разряд правоохранительных органов и пытаются ими управлять и командовать. Не удивительно, что в стране массовыми являются нарушения прав человека, особенно, таких, как право на труд, заработную плату, пенсию, пособия, нормальные условия жизни, достоинство, честь, жилище, имущество, безопасность и другие.


Здесь мы отметили только явные виды государственно-правового нигилизма, которые в своем проявлении не просто тормозят демократическое развитие украинской государственности, но лишают демократию всякой надежды утвердиться в обществе. В результате люди лишены возможности правовой защиты своих прав и свобод и им осталось уповать только на борьбу с существующим режимом за утверждение подлинной демократии. Следует помнить, что борьба антинародных, тоталитарных режимов, произвола правителей, диктаторов, попрание свободы, демократии, прав человека не является нигилизмом. И как говорил Ж. Руссо: «Деспот не может жаловаться на свергающее его насилие». Поэтому борьба за демократию всегда оправдана историей и благословлена свободой и справедливостью.


Важнейшим врагом нашей демократии является бедность. Президент в своем послании к Верховной Раде Украины признал, что Украина принадлежит к государствам не только с высоким, но и возрастающим уровнем бедности. Практически за десятилетие реформ демократы во имя своего обогащения добились того, что в Украине сегодня 10 % очень богатых и 90 % бедных и нищих. 10 лет назад в условиях социализма средняя зарплата в Украине достигала 200–250 долларов США. А сегодня Президент признает, что даже среди работающих высокий процент бедности. Работа перестает быть гарантией хотя бы минимального достатка. А ведь к бедным слоям населения принадлежат те, кто не по собственной воле лишен самого необходимого: жилища, еды, одежды, здоровья, образования.


Конечно, сегодня каждому понятно, что массовая бедность в Украине является результатом того не разумного, не обоснованного реформирования, которое проводят демократы. Альтернативный путь развития нашего общества предлагает только Компартия Украины, и это нашло отражение в ее Программе. Президент признал, что в Украине формируются предпосылки для хронической, «наследственной» бедности – дети бедных семей обречены быть бедными и в зрелом возрасте. Они не имеют возможности дать достаток своим детям, и те также будут бедными. А богатые и их дети останутся богатыми, рынок сделает бедных еще беднее, а богатых еще богаче. Бедность – это причина массовых болезней, роста смертности, безграмотности, безкультурья, преступности, деградации личности. Народ Украины – культурнейший, один из самых образованных и нормально развивающихся народов мира – в результате реформ стоит перед выбором интеллектуального и физического вырождения или активного сопротивления реформам. Ведь прямая причина бедности населения кроется в концентрации громадных немеренных богатств у ничтожного меньшинства грабителей-реформаторов.


Массовая бедность несовместима с демократией. Неграмотный человек, как правило, стоит вне политики, бедный же человек является объектом манипуляции сознанием, жертвой обмана, демагогических обещаний политиков. Учитывая, что богатые и бедные уже сформировались в Украине как отдельные противостоящие друг другу классы, уже не долго осталось ждать настоящих классовых столкновений, в основу которых будут положены требования классовой справедливости и демократии.


Наиболее злым, свирепым и беспощадным врагом нашей демократии является коррупция (от лат. сorruptio – подкуп). Юридические словари определяют коррупцию как преступную деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающуюся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей для личного обогащения.


Условно, коррупцию разделяют на мелкую, бытовую, и крупную, элитарную. В Украине развиты оба вида, они беспощадно разрушают правовые основы демократии и государственной власти. По рейтингу коррумпированности из 99 стран Украина занимает высокое 77 место (для сравнения, Россия – 82, Беларусь – 58, Эстония – 27, США – 18, а первое – Дания, наименее коррумпированная страна). Коррупция стала нормой, а не исключением среди политической, правящей и экономической элиты, превратилась в системообразующий фактор. Есть достаточно оснований считать, что коррупция выгодна для властвующих лиц, поскольку является  источником их доходов. В этих условиях нет места честному и совестливому чиновнику, потому что эти качества определяются честностью и совестливостью системы власти. А честность чиновника, попавшего в систему коррумпированной власти, является большой опасностью для его карьеры и даже жизни. Наличие коррупции в высших слоях власти указывает на неискоренимость этого явления при теперешнем правящем режиме. Коррупция в Украине превратилась в симбиоз монополии власти, дискреционных (по усмотрению) полномочий государственных служащих в принятии решений при отсутствии  отчетности  и жесткого контроля за их деятельностью. Многочисленные декларации высших должностных лиц о необходимости решительной борьбы с коррупцией во всех органах власти не находят адекватного воплощения в жизнь и используются преимущественно для межклановой и межпартийной борьбы. Неспособность законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти укрепить и поддерживать правовой порядок способствует образованию новой властной элиты, для которой наряду с государственной службой руководство и управление преступной средой стали высокоприбыльной и абсолютно безопасной сферой приложения своих сил и талантов. Причем, чем выше пост коррупционера, тем он наглее себя ведет, потому как надежнее защищен от наказания. Как в пословице: «Если ты украл булку хлеба – попадешь в тюрьму, а если железную дорогу – станешь сенатором». Президента открыто обвиняют в коррупции, а общество не имеет возможности проверить опубликованные факты. Не опровергает эти факты в правовом порядке и сам Президент. При этом политическом режиме реформаторов и бороться с коррупцией некому. Правоохранительные органы сами погрязли в мздоимстве и подчинены тем должностным лицам, которых также обвиняют в коррупции.


Рыночная экономика постоянно беременна преступностью, но когда могучая связка «бюрократия – бизнес – организованная преступность» захватывает власть, здесь нет места демократии и праву, эта связка живет по своим законам и принуждает к этому общество. Уже пришло время говорить о политической коррупции, разрушающей фундаментальные демократические принципы, подрывающей политические и правовые устои власти, вызывающей недоверие к ней граждан. Она представляет собой коррумпированные формы политической борьбы правящих элит, партий, кланов, групп и отдельных лиц за власть. В таком контексте объяснимо небескорыстное отсутствие политической воли для эффективной борьбы с коррупцией. Посмотрите, как Президент и его окружение торпедируют принятие демократических законов о судоустройстве, выборах, следственных комиссиях и независимом прокуроре, и каждому должно быть ясно, что коррупционеры с коррупцией бороться не могут. Политическая коррупция совершается правящей элитой для захвата и удержания власти в борьбе против своих политических конкурентов. Этот вид коррупции совершается путем внешне легитимного, а фактически противозаконного овладения денежными и товарными потоками, нецелевого использования бюджетных средств на выборные кампании и другие политические цели под будущие госдолжности, финансовые льготы, получение необходимых квот, акцизов, кредитов и других привилегий. Так на выборах торгуют властью на корню.


К политической коррупции относятся также разнообразные и изощренные формы «грязных» избирательных технологий, применяемые как для покупки голосов избирателей, так и для извращения результатов голосования. В условиях рыночной экономики политика и демократия также становятся рыночными. Люди власти срастаются с собственностью и деньгами, открывая новые, глубоко законспирированные коррупционные технологии. Коррупционные лоббизм, фаворитизм, протекционизм, тайные взносы на проведение выборов и иные политические цели, предоставление закрытой информации, переход госчиновников на высокие должности в корпорации и частные фирмы, инвестирование коммерческих структур за счет бюджета, перевод госимущества в акционерные общества, келейное проведение приватизации, акционирование залоговых аукционов, обучение детей за рубежом за счет спонсоров и многие другие коррупционные технологии несовместимы с законом и демократией.


А возможна ли эффективная борьба с коррупцией? Наука отвечает – возможна. Но нужна не декларированная, а реальная организация антикоррупционной деятельности, включающая в себя разветвленный социально-правовой контроль и подотчетность госслужащих, открытость (прозрачность) процесса принимаемых решений, значительное сокращение чиновников, сужение дискреционных (по усмотрению) полномочий чиновников, реально независимые и дееспособные правоохранительные структуры, независимый суд. Последнее особенно важно, если учесть продажность среди правящей политической и экономической элиты, в распоряжении которой огромные возможности воздействия на госорганы. Теперь читателю понятно, почему Счетную палату так долго не допускают к контролю за доходной частью бюджета, почему закон о судоустройстве принимается уже третий год, и любой демократический вариант блокируется.


Власть имитирует борьбу с коррупцией, ограничиваясь примитивными видами взяточничества (которое стало повсеместным) и должностными злоупотреблениями, отраженными в уголовном кодексе. А то, что большинство законов различных отраслей права (гражданского, бюджетного, финансового, банковского, налогового, таможенного, валютного, наследственного, жилищного, семейного, экологического, военного и т.д.) прямо или косвенно допускают различные коррупционные технологии, она не желает видеть. Поэтому необходимо решать комплекс правовых задач по организации контроля и предупреждения коррупции во всех праворегулируемых сферах, сужению возможностей, способствующих коррупции, увеличению вероятности выявления коррупционных действий и неизбежности уголовного наказания, выявлению влияния на мотивацию коррупционного поведения «дающих» и «берущих», формированию общественного мнения. Коррупции во всех ее проявлениях должен быть дан бой. К таким выводам пришли ученые на международной конференции по коррупции. Но нашей президентской власти непосильно решение таких проблем. Поэтому коррупция как коррозия разъедает корни, основы, принципы нашей демократии. А политический режим Кучмы способствует этому, так как он, в известной мере, на коррупции и держится.


Сильнейшим врагом нашей демократии является олигархия, т.е. политическое и экономическое господство, правление небольшой группы богатых частных собственников. Олигархия в Украине создавалась сознательно. Во-первых, предавшая народ номенклатура постаралась захватить побольше общественной собственности, и, во-вторых, по замыслу реставраторов капитализма и организации контрреволюции, необходимо было создать социальный слой, кровно заинтересованый в сохранении капитализма. Именно олигархи и являются крупными частными собственниками, держащими руку на пульсе власти. Им есть что терять. И они готовы идти на любые, даже кровавые меры, чтобы удержать награбленное. Поэтому олигархия, особенно в украинском криминально-олигархическом исполнении, несовместима с демократией, с её принципами, методами и средствами реализации. Олигархия противостоит не только трудящимся, работающим по найму, но и мелким и средним частным собственникам, интеллигенции, всем, кто не входит в её круг. Обладая огромными финансовыми, информационными, организационными и другими средствами, олигархия извращает саму суть демократии, сводя её к подкупу, принуждению, формальному соблюдению прав и свобод, а по существу, к издевательству над человеком. У украинского криминально-олигархического кучмовского режима два пути: вырождение в тиранию или полный крах и восстановление демократии. Это необходимо осознать всем демократическим силам общества в канун предстоящих парламентских и президентских выборов, чтобы не допустить сколачивания из представителей олигархии парламентского большинства или занятия ее представителем президентской должности. Сегодня борьба с олигархией, ее разоблачение есть борьба за демократию против диктатуры и тоталитаризма.


У нашей демократии много врагов (тупая молчаливая покорность униженных, обесчещенных, обворованных граждан, лживые СМИ, кризис Конституции, компрадорство нашей буржуазии, применение административных ресурсов, бюрократизм и т.д.), но отмеченные нами авторитаризм, правовой нигилизм, бедность, коррупция и олигархия являются главнейшими.


Стоящий у власти кучмовский политический режим сознательно культивирует этих врагов демократии. Поэтому борьба за демократию является неминуемой борьбой с существующим режимом. Об этом должен помнить каждый избиратель перед предстоящими выборами. Голосовать за партии, поддерживающие режим Кучмы, – это прямой антидемократизм, несовместимый ни с патриотизмом, ни с государственностью, ни с независимостью Украины, ни с утверждением социальной справедливости. Подлинное утверждение демократии неразрывно связано с переходов власти к коммунистам, левым силам – сторонникам законности, справедливости, парламентаризма и подлинного господства права.


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях