"Тоталитарный рэп" новой власти


Ну, вот, наконец, история в полной мере потекла вспять. Двигалась она туда, конечно, и раньше, начиная с 90-х годов, медленно дегенерируя. Но только после Великой Дегенерации 2014-го все процессы ускорились до неприличия. Вернее, какое там приличие? Маски сброшены! Теперь, когда каждый новый закон фактически отрицает Конституцию страны, а Конституционный суд с широко закрытыми глазами узаконивает нарушение основного закона государства, говорить о каком либо приличии просто дурной тон.

Нужно превратить рабочих в безмолвную массу рабов принадлежащих хозяину? Пожалуйста, как заказывали! И вот уже к столику капитала власть подает новый трудовой кодекс с уничтожением профсоюзов, расширением прав работодателя до уровня начала прошлого века и соответственно урезания прав рабочих до того же исторического минимума. И никто даже не задумывается, что именно такая ситуация и привела к Великой Октябрьской Революции.

Надо создать класс латифундистов? Легко! Ставим украинскую землю на аукцион и даем возможность ее скупить тем, кто не знает, как потратить свои миллиарды. Одновременно крестьян и разоренных в ходе этого передела мелких фермеров превращаем в батраков. Тем самым восстанавливаем «национальную память» о дореволюционном батрачестве. Следующая, пока не преодоленная историческая веха – крепостное право! Если помните, его монархия отменила в 1861 году.

Понятное дело все это вызовет бурное недовольство в массах. Для компенсации этого на властной кухне заварили «горячее» в виде мовных законов, которые направят гнев в излюбленное русло национальной вражды внутри страны.

Ну и «десерт», так сказать, предназначенный для той кучки оставшихся свободных и мыслящих журналистов, которые ошибочно воспринимают либерализм как свободу высказываний и прессы, а не как не ограничительную политику капитала. Это, конечно же, шедевральный закон о прессе, который вот-вот будет принят.

Начинается он (куда же без них), словами о запрете цензуры и свободе высказываний и обмена мнениями в информационной сфере. Ну а далее… длинный список ограничений и цензурирований, как в языковой, так и в информационной политике государства, и по идеологическому принципу.

Особенно «порадовал» 12-й пункт статьи 37-й запрещений: «Запрещаются материалы или информация, в которых отрицается или оправдывается преступный характер коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов в Украине, преступный характер национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима».

Ну, с нацистским режимом все понятно. В государстве где неонацисты ходят с факелами и возмущаются: «Как это милиция посмела их задержать, когда они «мирно» били анархистов на антифашистской демонстрации?», этот пункт действовать не будет. Иначе придется запретить большую часть государственных каналов, где постоянно высказываются нацистские идеи и постулаты, как в отношении наций, так и в адрес большинства социальных или языковых групп. Ну а на счет коммунистов, работать будет несомненно. Причем по доносам тех самых «запрещенных» неонацистов.

Дальше, веселее: «Запрещаются материалы, в которых создается положительный образ лиц, занимающих руководящие должности в коммунистической партии (должность секретаря районного комитета и выше), высших органах власти и управления СССР, УССР (УССР), других союзных и автономных советских республик (кроме случаев, связанных с развитием украинской науки и культуры), и в советских органах государственной безопасности; оправдывается деятельность советских органов государственной безопасности, установления советской власти на территории Украины или в отдельных административно-территориальных единицах; преследование участников борьбы за независимость Украины в XX веке». Тут конечно уже двоякое мнение. С одной стороны называть секретаря по идеологии ЦК КПУ Леонида Кравчука «Иудой» и никак не иначе – решение правильное, ведь положительно о нем теперь писать нельзя. С другой ставится под вопрос вообще Акт Независимости, который был принят преступным коммунистическим режимом.

Но дальше, как говорится, самый смак «борьбы с тоталитаризмом». Вот представьте, что в СССР выходит закон запрещающий демонстрацию царской символики и положительных образов царских офицеров. Запрещен фильм «Адмирал Макаров», выдворен из страны режиссер и запрещен фильм «Адъютант его превосходительства», историков рассказывающих о вкладе в развитее России Петра I увольняют с работы, запрещена передача «Клуб кинопутешественников» за рассказ об истории царской геральдики. Нет, не представляете?

Представить, как выглядит настоящий тоталитаризм, вам поможет следующий пункт запретов для украинской прессы: «Запрещаются материалы или информация, в которых демонстрируется символика коммунистического или национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режима с целью оправдания или отрицания их преступного характера».

Ну, с «нацистским» опять все ясно. «Волчий крюк» это не волчий крюк; а свастика не свастика, а индийский символ солнца, который носят некоторые «солнцепоклонники» из рядов ВСУ. А вот за рассказ о советской геральдике уже можно реально «загреметь под фанфары». Запрещено теперь показывать Флаг над Рейхстагом, мало того что положительный символ победы над «запрещенным» в Украине нацизмом, так еще и не понятно – хорошо это, побеждать нацизм или плохо. Ведь так получилось, что многие «борцы за независимость» были «хорошими» пособниками этих самых нацистов, за что и привлекались к ответственности «плохими» органами советской госбезопасности.

То, что закон составлен безграмотно – понятно. «Молодая эффективная команда» все делает безграмотно, это уже норма. Главное хорошо отработан механизм определения «правильной» и «не правильной» информации. Тут же в законе: «Национальный совет совместно с органом совместного регулирования разрабатывает и утверждает критерии отнесения информации к нарушающей требования части первой этой статьи». То есть, сами закон придумали, сами внедрили, сами проверяем его нарушения.

Но у него есть высший смысл – он заказан тем же «источником», что и все другие упомянутые выше законы. Когда граждане будут порабощены и урезаны в своих правах, как на производствах, так и в чистом поле, необходимо выбить из них ту самую мечту, ту самую мысль, что жизнь может быть организована как-то иначе. Они должны стать манкуртами с обрезанной системой обучения и получения информации.

Новый закон о прессе – это конечно цензура, причем махровая, как и положено, в любом нормальном тоталитарном государстве, становление которого произошло как раз там, где еще вчера была вполне демократическая Украина.

Виталий Свободин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах