Размышлизмы на темы изменений климата


С нескрываемым эстетическим удовольствием слушал на прошедшей совсем недавно сессии ООН выступления двух мировых лидеров – президента Украины Владимира Зеленского и лидера экологического движения Греты Тунберг.

Начну с различий, потом перейду к сходствам.

Различия. Зеленскому 41 год, Тунберг – 16. Зеленский окончил институт, Тунберг бросила школу ради «великой экологической борьбы». У Зеленского нет наград, зато Тунберг ими обласкана по полной программе: Золотая камера (30 марта 2019); Fritt Ord (март 2019); Rachel Carson Prize (22 марта 2019); About You Awards (18 апреля 2019); Посол совести (7 июня 2019); Fellow of the Royal Scottish Geographical Society (12 июля 2019); Geddes Environment Medal (12 июля 2019); премия «За правильный образ жизни» (2019);  почетный доктор (10 октября 2019).

Понятно, что некоторые награды и звания, не считая премий – это хорошие денежки, говорящие о том, что за Гретой стоят серьезные дяди с серьезными деньгами.

За Володей Зеленским тоже стоят серьезные дяди, но награда у него пока одна – страна, стоящая на грани разрушения.

Грета с трибуны ООН истерила 4 минуты под аплодисменты полного зала, Володя говорил дольше, показывая пулеметную пулю полупустому залу.

Сходство между этими двумя персонажами сразу бросаются в глаза – они оба в той или иной степени марионетки. С разной градуировкой вредности для окружающей человеческой среды.

Но вернемся к нашей «экологической звезде». Грета родилась в Швеции, стране сытой и находящейся в стадии всеразрушающего духовного маразма. В тот же год, когда Грета делилась с трибуны ООН своими экологическими ужасами, профессор Стокгольмской школы экономики Магнус Содерлунд во время научного симпозиума Gastro высказался за употребление мертвых людей в пищу. В этом же году была высказана идея уничтожить крупный рогатый скот и перейти на растительную пищу, поскольку коровы мало того, что жрут траву, так еще и пукают метаном, усиливая глобальное потепление.

То, что так называемые «старые цивилизации» находятся в стадии разложения, подтверждается отчасти и появлением Греты в качестве лидера экологического движения.

Вот строки из общедоступного: «В возрасте 11 лет Грета впала в депрессию, перестала есть и разговаривать. По ее же словам, ей был поставлен диагноз – синдром Аспергера, обсессивно-компульсивное расстройство и селективный мутизм. Синдром Аспергера Грета считает для себя «даром», который определяет ее видение мира «Быть не таким, как все, – это дар, – говорит Грета. – Моя особенность позволяет мне мыслить нестандартно и смотреть на мир категоричнее, видеть его в черно-белой гамме. Так я острее понимаю, что плохо, а что хорошо, в отличие от большинства, в «очень черно-белом цвете».

И, наконец, вершина глобального идиотизма – Грета планирует бастовать до тех пор, пока правительство Швеции не примет необходимых мер, чтобы среднее повышение температуры на планете находилось в пределах 2°C.

Тут два замечательных во всех отношениях контрапункта. Первый – Грета уверена, что правительство Швеции способно управлять климатом планеты. Второй: «бастовать до тех пор» – столько не живут даже библейские мафусаилы (960 лет).

Но пора от бреда недоучки перейти к серьезным исследованиям климата. Одному из моих любимых авторов, Льву Гумилеву, историку кочевых народов, принадлежит такое исследование: «Итак, за двухтысячелетний период (с III в. до н.э. по XVIII в. н.э.) мы отметили три периода усыхания степей, каждый раз сопровождавшиеся выселением кочевников к окраинам Великой степи и даже за ее пределы.

Связано ли это с глобальными климатическими флуктуациями? Видимо, нет, потому что за современную геологическую эпоху тепловой баланс Земли оставался относительно стабильным. Ведь если температура Земли поднимется всего на 2°, то растают все льды Арктики и Антарктиды, а этого отнюдь не наблюдается. Значит, надо искать не глобальные, а зональные закономерности.

Общее количество влаги, изливаемой на Евразийский континент, изменяется столь мало, что этими изменениями должно пренебречь. Зато распределение осадков изменяется весьма значительно, и влияние изменений сказывается на всей поверхности великого континента, от Ледовитого океана до Гималаев. Причина этого явления – изменение направления циклонов. Над северным полюсом стоит башня холодного воздуха – полярный максимум. Этот воздух иногда, стекая с башни, попадает на территорию России и несет с собой сухую холодную погоду, впрочем, значительно менее неприятную, нежели влажный и холодный арктический воздух, попадающий к нам из северной части Атлантического океана и приносящий промозглые моросящие дожди.

Другая воздушная башня – затропический максимум – высится над Сахарой и Аравией. Возникла она чисто механическим способом, за счет вращения Земли, и основание ее размывается снизу, у поверхности раскаленных камней и песков великой африканской пустыни. В отличие от полярной, эта воздушная громадина подвижна. Она постоянно сдвигается то к северу, то обратно на свое место, причем меняется путь ложбины низкого давления, своего рода воздушного ущелья, по которому течет влажный воздух Атлантического океана от Азорских островов, достигающий середины Азии».

Историк Гумилев исследовал тысячелетние изменения климата. Современные экологи исследовали полстолетия и испугались. И других пугают.

Вставлю и свои «двадцать копеек». Прошедшее лето я провел в деревне на Черниговщине. Свидетельствую: все лето разница ночных и дневных температур была до 30 градусов – ночью + 6, днем + 36. Урожай овощей хилый, грибов нет даже в разгар «бабьего лета», когда дневная температура на 15 октября + 25.

И совершенно случайно наткнулся на исторический факт – такое же было в VIII веке в Китае, центре тогдашнего огородничества. И ничего – где сейчас Китай, а где Грета?

Евгений Коротков


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах