Киргизия. Лукавые секреты экономического "роста"


В экономике Киргизии обострились застарелые болезни: зависимость от переводов трудовых мигрантов и золотодобычи при стагнации остальных отраслей. Ситуация отражается на социальной сфере, не позволяя миллионам граждан выбраться из бедности. Власть ограничивается показной активностью, которая зачастую лишь усугубляет проблемы.

События, связанные с конфликтом экс-президента Алмазбека Атамбаева и действующей власти, отодвинули на задний план социально-экономические вопросы. В отличие от политической жизни, здесь нет громких взрывов и резких поворотов. Как раз наоборот: официальная статистика рисует картину продолжающегося роста экономики. Но за этим фасадом скрываются глубинные процессы. И, если руководство страны в ближайшее время не обратит на них внимание, недавние беспорядки покажутся сущими пустяками.

Опубликованные на днях показатели экономического развития за первые семь месяцев года власть поспешила записать себе в актив. Государственные и проправительственные издания представили рост ВВП на 6,9 процента как несомненную заслугу руководителей республики. Они не преминули напомнить, что в последний раз такие высокие темпы наблюдались в первой половине 2017 года, но с тех пор самочувствие экономики было не столь хорошим.

Однако и нынешнее ускорение, и прошлогодний спад, и более ранние успехи и неудачи обусловлены одной и той же причиной: объёмами производства на золоторудном месторождении Кумтор. В конце минувшего года там началась разработка богатых золотом пластов, что в итоге и отразилось на статистических показателях.

Без Кумтора экономическое положение Киргизии выглядит далеко не столь радужно. Если исключить это принадлежащее канадской компании предприятие, промышленное производство в республике составило за первое полугодие 79,2 млрд сомов (75,5 млрд руб.), что почти на 3 процента меньше, чем годом ранее. Существенно снизился выпуск нефтепродуктов, одежды, пищевых продуктов и т.д. Показательно и то, что сокращение промпроизводства продолжается непрерывно с начала года.

Восьмипроцентное падение продемонстрировал внешнеторговый оборот страны. Втрое сократился экспорт произведённой в Киргизии одежды, в два с лишним раза — обуви. При этом с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу товарооборот снизился почти на 12 процентов. Экспорт Киргизии в страны ЕАЭС упал на 28 процентов, а импорт сократился на 6 пунктов.

Ещё одним неоднозначным «китом», на котором держится экономика страны, являются денежные переводы от трудовых мигрантов. По итогам прошлого года они составили 2,7 млрд долларов — рекорд за всю историю независимой Киргизии. Эта сумма превышает объём экспорта и всех иностранных инвестиций, вместе взятых, составляя треть ВВП республики. За десять же последних лет мигранты отправили на родину ни много ни мало 19 млрд долларов, а это больше десяти годовых бюджетов государства!

Не будь этих денег, страна столкнулась бы с катастрофой. Прекращение переводов от мигрантов приведёт к росту бедности более чем на треть. А возвращение всех граждан обернётся взрывным ростом безработицы. Даже сейчас, по официальным данным, в республике не имеют работы 6,2 процента трудоспособного населения, а неформальный сектор занятости, как подсчитали эксперты международной организации труда, вобрал в себя более 60 процентов работающих жителей. Другими словами, исчезновение фактора трудовой миграции грозит стране социальным взрывом. Считать нормальным такое положение дел, конечно же, нельзя.

Но даже в условиях фактически дармового подспорья, каким является помощь от работающих за границей граждан, правительство не может обеспечить нормальное существование самым уязвимым слоям населения. Средний размер пенсии в Киргизии составляет 5,7 тыс. сомов (5,4 тыс. руб.), увеличившись за пять лет всего на 18 процентов. Это больше, чем суммарный размер инфляции, так что следует говорить, скорее, не об увеличении, а об уменьшении реальных доходов пожилых людей. С 1 октября власти обещают поднять пенсии, но признают, что выплаты увеличатся в среднем лишь на 6 процентов.

Вопиющее социальное неравенство, с которым Киргизия столкнулась после развала СССР, коснулось и пенсионеров. 38 процентов из них получают пенсии ниже официального прожиточного минимума, но есть и те, в основном это ушедшие на покой чиновники, кому государство выплачивает по 100 тыс. и больше.

Теперь это расслоение предлагается закрепить. Президент Сооронбай Жээнбеков подписал принятый парламентом законопроект, предусматривающий создание частных коммерческих пенсионных фондов. «Накопительный пенсионный фонд создаётся с той целью, чтобы в будущем средства, которые в него поступают, приносили трудящемуся инвестиционный доход», — говорится в обосновании. Вот только в том, что подобными услугами смогут воспользоваться простые трудящиеся, есть большие сомнения. Скорее, их клиентами станут те, кто сколотил себе состояние далеко не честными способами. Впрочем, именно такие люди и являются сегодня настоящей «элитой» страны, пользующейся всеми благами и не подсчитывающими копейки до пенсии или зарплаты.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах