Индия - Пакистан. Игра с огнём


Ликвидация индийскими властями автономии Кашмира резко обострила ситуацию в регионе. Пакистан заявил о разрыве дипотношений с Дели и обещал принять самые решительные меры. Выгоду от кризиса получают США, ведущие борьбу против Китая и его стратегии «Один пояс — один путь».

Уничтоженные права

Задумав непопулярное решение, власти Индии действуют по стандартному алгоритму. Вся подготовительная работа проходит в строгой тайне. Оппозицию, а с ней и весь народ, просто ставят перед фактом. Это резко снижает саму возможность влияния на государственную политику и позволяет правительству укреплять свои позиции даже в условиях отсутствия широкой поддержки населения. Так было с печально известной финансовой реформой, когда власти объявили недействительными самые ходовые банкноты и установили минимальный срок для их обмена.

Опробованная схема пригодилась кабинету Нарендры Моди в начале этого месяца. В выступлении перед парламентом 5 августа министр внутренних дел Амит Шах объявил о прекращении действия 370-й статьи Конституции. Присутствуя в Основном Законе с момента его вступления в силу в 1950 году, она обеспечивала особый статус штата Джамму и Кашмир. Регион пользовался широкой автономией. Принятые центральными властями законы распространялись на него только в случае их одобрения местной законодательной ассамблеей. Исключение составляли акты, касающиеся обороны и внешней политики. Штат обладал собственными Конституцией и флагом, жители других индийских регионов не имели права приобретать здесь землю и недвижимость.

Привилегии были связаны с историей присоединения Кашмира к Индии. Во время раздела британской колонии на два государства местный правитель — индуист по вероисповеданию Хари Сингх — принял решение отдать свои земли под контроль Дели. Однако большую часть населения региона составляли мусульмане, тяготевшие к Пакистану. Начались столкновения, в которые вмешались оба новообразованных государства. В результате Первой индо-пакистанской войны Кашмир был разделён. Самые густонаселённые районы остались за Индией, но проблема сепаратизма никуда не делась. Это вынудило тогдашнее правительство во главе с Джавахарлалом Неру пойти на предоставление штату особого статуса, тем более что в Дели продолжали называть отошедшие Пакистану земли оккупированной территорией и требовать их возвращения. В свою очередь Исламабад обвиняет в экспансии соседей и настаивает на проведении среди жителей Кашмира плебисцита под эгидой ООН.

Эта проблема на многие десятилетия омрачила отношения Индии и Пакистана. Несколько крупных военных конфликтов, регулярные волнения и теракты превратили Кашмир в одну из незатухающих «горячих точек». Единственным выходом мог стать кропотливый мирный процесс, учитывающий интересы местных жителей. Но нынешняя индийская власть решила идти другим путём. Правящая Бхаратия джаната парти (БДП) давно включила в свою программу отмену кашмирской автономии и строительство «единой Индии». Это соответствует её глубинной идеологии, основанной на превращении светской страны в индуистское государство. Мусульманам и другим религиозным и этническим меньшинствам отводится подчинённая роль.

Все последние годы штат переживал эскалацию насилия. Правительство Моди пошло на свёртывание дарованных ему вольностей. Воспользовавшись распадом правящей коалиции в законодательной ассамблее штата, Дели распустил местное правительство и ввёл прямое правление. Протесты жестоко подавлялись, их приписывали «террористам» и «пакистанским агентам». Победа БДП на парламентских выборах укрепила решимость партии реализовать свои программные положения. В рамках запущенной пропагандистской кампании почти каждый день сообщалось о готовящихся терактах. Под этим предлогом в регион перебросили дополнительные военные силы, а накануне 5 августа был введён комендантский час и запрещены любые публичные собрания. Ведущих политиков Кашмира — среди них главу местного отделения Коммунистической партии Индии (марксистской) Мухаммеда Юсуфа Таригами — поместили под домашний арест.

Коммунисты говорят «Нет!»

Дальнейшие события развивались с головокружительной быстротой. Всего сутки ушло на то, чтобы придать инициативе правительства статус закона. К 6 августа он был одобрен обеими палатами парламента и подписан президентом. Согласно его положениям, Кашмир перестаёт быть штатом и становится союзной территорией без малейших намёков на автономию. Мало того, от региона отторгнуто свыше половины его площади — область Ладакх, которая будет отдельной союзной территорией под прямым правлением Дели.

По утверждению правительства, эти шаги позволят решить несколько проблем. Во-первых, облегчат борьбу с терроризмом. Во-вторых, обеспечат экономический рост благодаря притоку инвестиций и большей интеграции в экономику Индии. «Кашмир ждёт новый расцвет, он освободится от влияния враждебных сил. Вместе мы осуществим мечту о единой Индии», — заявил Моди.

Оппозиция указывает на лицемерие подобной бравады. По её мнению, власти открывают двери крупному бизнесу, а также хотят изменить национально-религиозную картину региона, «растворив» мусульманское большинство в потоке пришлых индусов. То, что это неизбежно обернётся кровавыми конфликтами, правительство не волнует. Наоборот, оно получит новые поводы для спекуляций на межобщинных противоречиях — инструмент, который позволил БДП до сих пор удержаться у власти.

Руководство компартий назвало принятие закона надругательством над Конституцией и наглым игнорированием воли простых людей и напомнило, что для любых изменений статуса Кашмира требуется согласие его правительства. Но последнее, как уже отмечалось, распущено центральными властями. «370-я статья — неотъемлемая часть условий, на которых Кашмир вступил в Индийский Союз, и её недопустимо нарушать под предлогом единства страны», — отметил генеральный секретарь КПИ(м) Ситарам Йечури.

«Это убийство демократии, которое приведёт к дальнейшему отчуждению народа. Правительство пытается отвлечь людей от плачевного состояния экономики и провоцирует националистическую истерию», — добавил глава Компартии Индии Дорайсами Раджа. 7 августа по призыву левых сил прошла общеиндийская акция протеста. Спустя несколько дней делегации КПИ и КПИ(м) посетили Кашмир, где договорились с местными силами о координации борьбы.

С резким неприятием политики в отношении Кашмира выступил Пакистан. В заявлении МИД страны подчёркивается, что шаги Дели противоречат резолюциям Совбеза ООН, направленным на урегулирование конфликта. «Исламабад примет все возможные меры, чтобы остановить эти незаконные действия», — продолжили в ведомстве. Позже Пакистан объявил о разрыве дипломатических и торгово-экономических отношений с Индией, а также транспортного сообщения между странами.

Серьёзную озабоченность по поводу решений Дели высказал Пекин. В МИД КНР призвали «воздерживаться от односторонних действий, которые нарушают статус-кво и усугубляют напряжённость». Недовольны в Китае и выделением в отдельную административную единицу Ладакха, поскольку у двух стран имеются в этом районе нерешённые территориальные споры.

Лукавые посредники

Тревога Пекина, впрочем, связана не только с этим. Последние события — вершина айсберга, на который, по замыслу антикитайских сил, должна напороться стратегия «Один пояс — один путь». Напомним, её важной составной частью является Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК) — масштабный проект, включающий строительство железных и автодорог, трубопроводов, электростанций и т.д. В конце июля, за две недели до намеченного срока, была открыта 400-километровая скоростная автодорога Суккур — Мултан — составная часть транспакистанской магистрали. Продолжается модернизация международного аэропорта в Гвадаре. Ранее здесь при помощи КНР были построены крупнейший в регионе глубоководный порт и индустриальный парк.

Опыт Исламабада заставляет другие страны внимательнее присматриваться к возможностям, которые открывает «Пояс и путь». В июле Китай посетила премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина, заявившая о готовности расширить сотрудничество. Подписанные соглашения предусматривают строительство электростанций, а также продолжение модернизации порта Читтагонг и прокладку магистралей, связывающих его с китайской провинцией Юньнань.

После некоторого охлаждения возобновилось тесное сотрудничество КНР и Малайзии. 25 июля представители двух стран дали старт новому этапу прокладки железной дороги вдоль восточного побережья страны. Крупные проекты в рамках «Пояса и пути» осуществляются в Мьянме, Непале, Камбодже и других странах региона.

Каждая из подобных инициатив наносит болезненный удар по планам США, стремящимся изолировать Китай. В июне Пентагон официально представил новую стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе. В ней заявляется о «негативном сдвиге в балансе сил», причём главным источником угроз назван Пекин. «Китай стремится к региональной гегемонии в краткосрочной перспективе и к глобальному превосходству — в долгосрочной», — отмечено в докладе. Особое беспокойство Вашингтона вызывает «Один пояс — один путь», который «создаёт экономические и потенциальные военные преимущества для Китая». Для противостояния Пекину американские военные предлагают действовать по формуле «сохранение мира с помощью силы». Основу последней должна составить армия США, действующая вместе с «мощной группой» сторонников. Среди последних Пентагон называет Индию — «перспективного ключевого союзника».

Нет никаких сомнений, что Кашмир в этой партии призван сыграть исключительно важную роль. Именно через него — точнее, через его пакистанскую часть — проходят все сухопутные транспортные маршруты, связывающие Исламабад и Пекин. В последние недели власти Индии активизировали нападки на КПЭК, заявляя, что он проложен по «оккупированной территории». «Это отражает отсутствие уважения к нашему суверенитету и территориальной целостности», — заявили в индийском МИД.

А поскольку Китай в силу своей мощи гораздо меньше подвержен давлению, основной мишенью стал Пакистан. Его пытаются любыми способами рассорить с Пекином, суля всевозможные блага. Сенатор-республиканец Линдси Грэм, являющийся одним из главных критиков КНР, активно лоббирует соглашение о свободной торговле между Вашингтоном и Исламабадом. Разработанный им план включает также финансовую помощь Пакистану со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ. Эти идеи получили широкую информационную поддержку в американских СМИ. «Почему Пакистан должен отказаться от союза с Китаем» — так озаглавлена опубликованная 21 июля статья в журнале «Национальный интерес». Проливая крокодиловы слёзы, её авторы жалеют народ Пакистана, который якобы эксплуатируется Пекином. Но спасение возможно: достаточно Исламабаду разорвать этот союз, и его с радостью примет семья демократических государств.

Нескрываемое сочувствие медиаресурсов США встречают исламистские группировки пакистанской провинции Белуджистан. После начала строительства КПЭК они объявили ему войну и с тех пор организовали несколько кровавых терактов. В мае этого года произошло нападение на отель в Гвадаре, при котором погибли пять человек. Ранее боевики атаковали консульство КНР в Карачи. Журнал «Форин полиси» оправдывает террористов, утверждая, что провинция не получает от проекта экономической выгоды.

Не менее откровенен другой рупор американской элиты — журнал «Стратег». «Пакистан должен быть в хороших отношениях с США, чтобы остаться на плаву в экономическом плане», — заявляет издание. Цена сближения с Вашингтоном, по его мнению, будет очень выгодной для Исламабада: США не только возобновят оказание финансовой и военно-технической помощи, замороженной в последние два года, но и «признают стратегические интересы Пакистана в Афганистане и Кашмире».

Учитывая вес издания, последняя фраза — не пустая фантазия авторов. Это подтверждает заявление самого Дональда Трампа. 21 июля, во время встречи с премьер-министром Пакистана Имраном Ханом, американский президент неожиданно сообщил о готовности стать посредником в решении кашмирского конфликта. Подобное приглашение, по его словам, поступило от Нарендры Моди.

В Дели поспешили опровергнуть высказывание Трампа (хотя сам Моди от комментариев воздержался). Но факт остаётся фактом: вокруг Кашмира началась тонкая политическая игра, в которую втянуты сразу несколько сторон. Не исключено, что недавние решения индийского правительства призваны создать искусственное напряжение, урегулированием которого и займётся посредник в лице Трампа. Это даст США рычаги влияния и на Пакистан, и на Китай.

Такая игра с огнём может иметь самые тяжёлые последствия. Пренебрегая опасностью обострения застарелых национальных и религиозных конфликтов, руководство Индии и США ведут дело к настоящему взрыву, который потрясёт весь регион.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах