- КПУ - http://www.kpu.ua -

Роковой просчёт подстрекателей

Опубліковано 14.07.2019

Китай и США возобновляют торговые переговоры. Став главным результатом встречи руководителей двух государств, эта договорённость не повлияла на размах подрывной деятельности Вашингтона. Используя «тайваньский фактор» и протесты в Гонконге, он пытается добиться от Пекина максимальных уступок.

США начинают и… проигрывают

Будучи сам по себе важным информационным поводом, нынешний саммит «Большой двадцатки» в японской Осаке приковал беспрецедентное внимание всего мира. Связано это было с возможностью встречи Си Цзиньпина и Дональда Трампа. Ожидание было вознаграждено сполна. По итогам полуторачасовой беседы главы двух крупнейших экономик договорились отложить ввод очередных заградительных пошлин и возобновить переговоры. «Если нам удастся заключить справедливое соглашение, то это будет историческим событием», — заявил Трамп.

Упоминание справедливости из уст президента США прозвучало особенно фальшиво. Полуторалетняя антикитайская кампания не имеет к ней никакого отношения — как, впрочем, и вся внешняя политика Соединённых Штатов. Размахивая жупелом «несправедливой торговли», Белый дом, а точнее, стоящие за его спиной корпорации решили остановить Китай. Слишком уж сильно, по их мнению, эта страна вырвалась вперёд, выйдя за пределы негласных «красных линий». Последних, в представлении Вашингтона, насчитывается по меньшей мере две. Во-первых, это заявка на глобальное лидерство в науке и инновациях. Во-вторых, превращение в мировую державу — и не только в сфере экономики. Как уже писала «Правда», Пекин принял программу «Сделано в Китае — 2025», задача которой — глубокая модернизация промышленности, с переориентированием на высокотехнологичные отрасли. Что касается второго пункта, в США с явным раздражением восприняли инициативы «Один пояс — один путь» и «Сообщество единой судьбы человечества», которые размывают фундамент капиталистической глобализации, основанный на неэквивалентном обмене и праве сильного.

Повысив пошлины на китайский импорт, американское правительство добивалось не столько выравнивания товарооборота, сколько пересмотра Китаем экономической стратегии. А именно полного прекращения господдержки экономики. Понимая, что истоки «китайского чуда» лежат в регулировании и планировании, США решили нанести удар на этом фронте. Но просчитались. Как заявил вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ, возглавлявший китайскую делегацию на переговорах, «мы не уступим в принципиальных вопросах». Непоколебимость Пекина взбесила Трампа и его администрацию, о чём свидетельствуют санкции против «Хуавей». Эту крупнейшую телекоммуникационную компанию Китая обвинили в «подрыве национальной безопасности США» и запретили американскому бизнесу с ней сотрудничать.

Что же заставило Вашингтон сменить гнев на милость, учитывая, что буквально накануне саммита Трамп размахивал шашкой, грозясь поднять пошлины на оставшийся китайский импорт? За ответом далеко ходить не надо. Объявив поход против Китая, США не рассчитали силы. Сальдо торгового баланса продолжает расти в пользу Китая. Согласно подсчётам американских экономистов, ущерб местных компаний от тарифных баталий составляет 4,4 млрд долл. ежемесячно. Сильнее всего страдают производители сельхозпродукции, так что правительство вынуждено компенсировать их убытки. Если в прошлом году министерство сельского хозяйства США потратило на субсидии фермерам 12 млрд долл., то в бюджет этого года заложена сумма 16 млрд. Представляющие аграрное лобби конгрессмены даже выступили со специальным заявлением, осуждающим эскалацию конфликта.

Чтобы смягчить негативный эффект от столь невыгодных ему новостей, Трамп не устаёт похваляться успехами. «Китай абсолютно опустошён, компании покидают его и уходят в другие страны», — заявил он недавно, выдав желаемое за действительное. За первый квартал этого года экономика КНР выросла на 6,4 процента (в США, для сравнения, на 3,1 процента). Не меньше темпы роста промышленного производства, инвестиций в основные фонды и среднедушевых доходов. Ключевую роль сыграли меры Госкомитета по развитию и реформам (аналог советского Госплана) по снижению безработицы, налоговой нагрузки на граждан, а также расширению внутреннего спроса.

Наконец, в Пекине намекнули на возможность адекватного ответа на давление. Речь идёт о прекращении поставок редкоземельных металлов, жизненно необходимых и для электронной, и для оборонной промышленности США. 85 процентов их производства сосредоточено в Китае, так что Вашингтон может оказаться в крайне непростой ситуации. То же самое произойдёт, если КНР начнёт избавляться от вложений в американские долговые обязательства, превышающие 1 трлн долл.

 

Зоны провокаций

Терпя очевидное фиаско, Трамп пытается сохранить лицо, что особенно важно в условиях приближающихся выборов. С этим и связано согласие на возобновление переговоров. Вашингтон будет тянуть время, изображая решимость и имитируя успехи. Но основной упор в борьбе против Пекина переносится в военно-политическую плоскость. На сегодняшний день вырисовывается несколько направлений атак.

Во-первых, Южно-Китайское море, где усилено присутствие Вашингтона и его союзников. В мае здесь прошли крупные учения ВМС США, Японии, Индии и Филиппин. Спустя некоторое время в непосредственной близости от контролируемого КНР острова Хуанъянь (Скарборо) прошёл американский эсминец «Пребл». Как заявили в 7-м флоте ВМС США, цель демарша — «оспорить чрезмерные морские претензии Китая». В июне в акваторию Южно-Китайского моря были направлены американские корабли береговой охраны. Не прекращаются регулярные полёты стратегических бомбардировщиков В-52...

Пытаясь выдавить Пекин из стратегически важного региона, Вашингтон готовит санкции за «милитаризацию Южно-Китайского моря» и «запугивание стран Юго-Восточной Азии». Рассматриваемый конгрессом США законопроект предусматривает наказание для организаций и граждан, причастных к усилению обороноспособности Китая в этом районе. Комментируя подобные шаги, министр национальной обороны КНР Вэй Фэнхэ подчеркнул, что Пекин обладает суверенным правом на создание военной инфраструктуры, тем более в условиях угроз со стороны государств, не имеющих никакого отношения к Южно-Китайскому морю.

Вторым источником напряжения выбран Тайвань. 8 июля стало известно о том, что госдепартамент США одобрил продажу острову американского оружия на 2,2 млрд долл. Это свыше ста танков «Абрамс», сотни противотанковых ракет и переносных зенитно-ракетных комплексов. Ожидает рассмотрения заявка Тайбэя на 66 истребителей F-16V. В министерстве обороны Тайваня заявили, что эти вооружения нужны для «отражения военных угроз со стороны КНР». Впрочем, пока источником этих угроз выступают другие силы. С начала года военные корабли США ежемесячно проходят через Тайваньский пролив. В июне аналогичный демарш совершил ещё один член НАТО — Канада.

Характер явной провокации имел и первый за 40 лет официальный визит в США главы совета по национальной безопасности Тайваня Дэвида Ли. На встрече со своим коллегой Джоном Болтоном он обсудил «противодействие китайской угрозе». Ступить на американскую землю готовится и президент Тайваня Цай Инвэнь. А поскольку Вашингтон формально не признаёт независимость острова, ещё в 1970-х годах согласившись придерживаться политики «одного Китая», для этого выбран оригинальный предлог. С 11 по 22 июля Цай Инвэнь совершит турне по странам Карибского бассейна, сделав несколько транзитных остановок в США.

На главу администрации Тайваня американские власти возлагают особые надежды. Она и её Демократическая прогрессивная партия (ДПП) являются главной антикитайской силой — в отличие от Гоминьдана, выступающего за развитие связей с материком. Однако позиции ДПП далеко не столь прочны. На местных выборах в прошлом году она потерпела поражение, потеряв власть в большинстве провинций. Неблагоприятны и прогнозы относительно всеобщих выборов, которые должны пройти в январе следующего года. В этих условиях американские власти пошли на открытое вмешательство. 19 июня в Вашингтоне прошло совещание под председательством помощника министра обороны США по вопросам безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе Рэндалла Шрайвера. По его словам, Пекин обязательно постарается повлиять на итоги выборов, для чего Америке нужно сыграть на опережение и оказать «непосредственную поддержку» ДПП.

 

Протесты по согласованию

Со стремлением США сохранить контроль над Тайванем тесно связаны события в Гонконге. Перейдя из британского владычества под власть КНР, последний сохранил широкую автономию. До 2047 года территория пользуется самоуправлением по всем вопросам, кроме обороны и внешней политики. Схема, получившая название «одна страна, две системы», была предложена в начале 1980-х годов Дэн Сяопином, причём первоначально именно в отношении Тайваня.

Нынешнее руководство Китая подтверждает приверженность данной формуле. Как показывают опросы и результаты выборов, на самом Тайване также немало сторонников этой идеи. Вот почему противники Пекина пытаются всячески дискредитировать её, раскачивая ситуацию в Гонконге.

Этому способствует влияние Вашингтона и Лондона, сохранившееся с той поры, когда Гонконг был колонией и выполнял роль разведывательного и информационного бастиона в борьбе против КНР. Здесь зарегистрированы 1,3 тыс. филиалов американских компаний и почти 100 тыс. постоянно проживающих граждан США. Всего же за прошлый год автономию посетили 1,3 млн американцев. Существующее движение за отделение от Китая получает серьёзную подпитку извне. Только один из доноров — финансируемый конгрессом США Национальный фонд демократии — ежегодно выделяет порядка 700 тыс. долл. на «развитие демократических институтов» и «обучение граждан эффективному участию в общественных дебатах». Местные активисты проходят регулярные стажировки за рубежом, а в мае их принял госсекретарь США Майк Помпео.

Как признала пресс-секретарь американского госдепартамента Морган Ортагус, на этой встрече обсуждался законопроект об экстрадиции — тот самый, что спустя считанные дни стал спусковым крючком для начала протестов. Имеются в виду поправки, разработанные администрацией Гонконга. Несмотря на попытки оппозиции представить их в чёрном свете, ничего экстраординарного здесь нет. Напротив, принятие документа давно назрело. Дело в том, что Гонконг стал убежищем для преступников с материка, в том числе для чиновников-коррупционеров. За 15 лет сюда сбежали почти 20 тыс. «лис», как называют их в КНР, вывезших с собой 127 млрд долл.

Однако, заключив соглашения об экстрадиции с США и рядом других западных стран, Гонконг не имеет их с Китаем. Для ликвидации такой лазейки и был инициирован законопроект. При этом власти подчёркивают, что решения об экстрадиции будут приниматься только при подозрении в совершении тяжких преступлений, а каждый случай — рассматриваться индивидуально.

Но повод был получен, и оппозиция вывела людей на улицы. По утверждению её лидеров, Пекин использует нововведения для расправы над неугодными и лишит район автономии. То, что истинные причины волнений совсем в другом, стало понятно после того, как администрация согласилась снять поправки с рассмотрения. Протесты не прекратились, а их кульминацией стал захват местного парламента. Демонстранты закрасили чёрной краской герб и вывесили колониальный флаг времён британского господства.

Вашингтон и Лондон незамедлительно поддержали протесты и включились в распространение лжи. «США разделяют обеспокоенность многих жителей, что принятие поправок может подорвать автономию Гонконга, негативно повлиять на защиту прав человека, основные свободы и демократические ценности», — заявила упомянутая Ортагус, одновременно запустив «утку», что закон позволит преследовать американских граждан. Посольство США в Пекине получило ноту протеста с требованием прекратить вмешательство.

Очевидно, что организаторы беспорядков хотели вынудить Китай ввести войска. Но в Пекине не поддались на провокации, подчеркнув незыблемость формулы «одна страна, две системы» и выразив уважение решению администрации отказаться от законопроекта. Чтобы хоть как-то компенсировать неудачу, Белый дом пригрозил пересмотреть в сторону ужесточения закон о сотрудничестве с Гонконгом от 1992 года. Тем самым США хотят нанести удар по статусу автономии как главного финансового центра Азии и «торговых ворот Китая».

Несмотря на мощь задействованных против него сил, Пекин достойно держит оборону. Но тем выше вероятность того, что враги КНР рано или поздно решатся на крайние меры. Поэтому до спокойствия в регионе ещё очень далеко.

Сергей Кожемякин


Матеріал розміщено на КПУ: http://www.kpu.ua

Link: http://www.kpu.ua/uk/93444/rokovoj_proschet_podstrekatelej

© КПУ
Під час копіювання інформації обов’язково посилайтесь на www.kpu.ua