Скандал. “Интересу” совесть не помеха


Украинский политикум сотрясают волны скандала, связанного с коррупцией в «Укроборонпроме». Ушел в отставку секретарь СНБО Олег Гладковский, однако схемы, которые используются для незаконного обогащения в оборонном комплексе, работали уже давно и работают сейчас.

Монополизация оборонки

Государственный концерн «Укроборонпром» создан в 2010 году и объединяет более 100 предприятий-участников в пяти основных отраслях оборонной промышленности. Речь идет, среди прочего, о разработке и изготовлении оружия и техники, научной деятельности и экспортно-импортных операциях. В структуру концерна вошел также «Укрспецторг», задача которого – продажа военной техники ИЗ Украины.

По словам военного эксперта Олега Жданова, сегодня никакого рынка не существует – существует государственная монополия на продажу и покупку вооружений. Единственное изменение за последние 27 лет независимости – то, что буквально месяц назад Минобороны разрешили покупать и продавать вооружение самостоятельно. На сегодняшний день расследование журналистов не открыло ничего нового. Эти схемы работали буквально с первого дня независимости Украины.

После Майданной революции многие надеялись, что на украинский рынок вооружения выйдут частные компании. Пусть даже не на равных правах с государственными, но все-таки с реальной возможностью участия во внутри- и внешнеэкономической деятельности. Но «Укроборонпром», попав в сферу интересов новых на тот момент руководителей государства и их ближайшего окружения, сохранил монопольные позиции в этом сегменте. Должность главы Межведомственной комиссии по политике военно-технического сотрудничества и экспертного контроля Петр Порошенко доверил директору корпорации «Богдан» Олегу Гладковскому.

Как это делается

Запчасти из России. В Украину всегда ввозились запчасти из РФ. Это сложилось исторически со времен СССР. Например, радиолампы для радиолокационных станций, которые выпускались только там. До 2014 года закупки осуществлялись официально, а после начала «гибридной войны» с соседом они перешли в нелегальную плоскость, причем с «высочайшего благословения».

Разбазаривание имущества. В связи с тем, что до 2014 года в Украине проходил процесс сокращения армии, технику и вооружение отправляли на склады – она выводилась из боевого состава. Все, что не входит в боевой состав и резерв, считалось излишествующим имуществом. Деньги на его содержание не выделялись – оно либо подлежало списанию, либо реализации. Этим и пользовались чиновники. Убирали технику, которую называли излишествующим имуществом, списывали, разукомплектовывали, а потом эти же запчасти втридорога продавали Вооруженным силам через подконтрольные фирмы-посредники. Сейчас известно о деятельности «попередників»: с 2011 года по лето 2014 года на 17 предприятиях исчезло и разукомплектовано техники на 27 миллионов гривен. Точных данных об этом процессе за 2014-2018 годы журналисты-расследователи опубликовать еще не успели или не смогли.

Ныне средства, которые получает «Укроборонпром», фактически невозможно контролировать. И причина тому проста – гриф «секретно». В отношении деятельности подручных Януковича он был снят, но это не отменяет тот факт, что ВСЕ коррупционные схемы в оборонном секторе стали возможными и имеют возможность продолжаться по сей день именно благодаря системе секретности, которая их надежно покрывает. Никто не знает, какая у концерна прибыль, сколько денег тратится на закупку нового вооружения; сколько необходимо для нужд армии и как распределяются деньги между силовыми структурами.

Что же делать?

Но при наличии политической воли с этим фактором еще можно справиться, например, если избавиться от грифа секретности, расформировать «Укроборонпром» и сделать этот сегмент рынка открытым, прозрачным и конкурентным. Тем более, что не совсем понятно, что можно в обеспечении нашей армии прятать за «секретными печатями», кроме мутных финансовых потоков.

Это предложение, конечно, не касается сферы инновационных разработок. А вот что касается самостоятельного промышленного серийного производства, то здесь вопросы открытости и соответствия закупочной цены заявленным и фактическим параметрам производимой техники должны выйти на первый план. Более того, все технические возможности в Украине для этого есть. Для примера: БТР-4Е. Фактически отечественный бронетранспортер. Начиная от сварки комплекса и заканчивая огневым модулем – все производится в Украине, за исключением двигателя, который покупается в Японии. У Национальной гвардии они есть, в Ирак они продаются сотнями штук, за валюту, конечно. А у Вооруженных сил – только то, что показали на параде в Киеве!

За пять лет Украина с ее производственным потенциалом могла бы модернизировать фактически всю бронетехнику. Но… Мешает интерес чиновников к «быстрым деньгам» и поступлениям из-за рубежа. Никто не хочет отказываться от наработанных схем, несмотря даже на то, что сегодня в стране идет война и гибнут люди.

Самый доходный бизнес – бизнес на крови! Опровергните, господа!

Богдан Почайнов


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах