ЛИКВИДАЦИЯ КОЛХОЗОВ КАК ЭТАП ЛИШЕНИЯ ЗЕМЛИ НАРОДА УКРАИНЫ

ЛИКВИДАЦИЯ КОЛХОЗОВ КАК ЭТАП ЛИШЕНИЯ ЗЕМЛИ НАРОДА УКРАИНЫ


Главное богатство Украины — её чернозём. Эту фразу повторяли на все лады, она стала почти аксиомой и вот пришло время, когда Украина фактически лишилась своего главного богатства. 13 ноября 2019 года парламент принял решение о продаже земель сельскохозяйственного назначения. Потеря главного богатства, в конечном итоге обернётся потерей независимости и ликвидацией Украины. Долгая борьба народа с международной мафией завершилась поражением народа. По крайней мере, на данном этапе.

Почему эта борьба была долгой? Дело в том, что здесь есть несколько этапов, которые незаметны с первого взгляда и заглушаются информационным шумом многих менее значимых, но очень громких событий. В данной работе мы попытаемся отследить всю цепочку.

Началось всё с получения Украиной независимости. И дело здесь не самой независимости — независимостью можно было распорядится и с пользой для народа. Дело в том, что внешние силы пытались поссорить Украину с Россией. Речь шла о том, чтобы раздробить восточнославянское единство, ведь по одиночку народы Украины, России и Белоруссии победить легче. Легче отнять у них природные богатства, легче поработить население. Разумеется, независимая Украина, при помощи грамотной внешней политики имела гораздо больше шансов выстоять, как это получилось у Белоруссии. Но мировые хищники сделали всё, чтобы Украина не смогла проводить выгодную ей внешнюю политику. Неудивительно, что рынок земли открыли именно во время обострения отношений Украины и России. И активизировали работу по продаже земли именно в тот момент, когда забрезжила хоть слабая надежда на нормализацию отношений.

Второй этап начался через пять лет после получения независимости, когда в сентябре 1996 обе палаты конгресса США приняли согласованную резолюцию № 120. В этой резолюции среди прочих поручений руководству Украины было и такое — «правительству Украины необходимо сделать своим приоритетом демонтаж ещё остающихся социалистических секторов своей экономики, особенно путём ускоренной приватизации средних и крупных предприятий, приватизации совхозов и колхозов, создания благоприятных условий для конкурентного энергетического сектора, основанного на рыночных механизмах».

И хотя эта резолюция нигде не афишировалась, руководство Украины начало рьяно выполнять её.

Этим можно объяснить, на первый взгляд, нелогичную, вредную для экономики и политической стабильности Украины, ликвидацию колхозов при Кучме, которая проводилась в конце 1990-х, начале 2000-х годов.

Колхозы создавались в Советском Союзе не от хорошей жизни. Земледелие к тому времени было крайне невыгодным без использования дорогой техники, в первую очередь, тракторов и комбайнов. А такая техника не окупилась бы в небольших хозяйствах бедняков и середняков, они даже приобрести бы её не смогли. Надо было создавать крупные хозяйства. А такие в то время могли быть либо помещичьими, либо фермерскими, либо государственными, либо коллективными.

Помещиков изгнали ещё в 1917, они не работали на земле, а только эксплуатировали крестьян.

Советская власть, поначалу не отбрасывала фермерского землепользования. Кулаков не только терпели, но даже в чём-то поддерживали — это видно по выступлениям середины 1920-х годов тогдашнего главы советского правительства А.И. Рыкова и других руководителей партии и государства. Но кулаки не меньше помещиков эксплуатировали деревенскую бедноту, а когда окрепли — перестали давать стране хлеб, устанавливая запредельные цены.

Поэтому для создания крупных товарных хозяйств оставалось два пути — сделать их государственными, конфисковав у крестьян землю в пользу государства и создав совхозы. Либо заставить крестьян объединить свои мелкие хозяйства в крупные — то есть провести коллективизацию. Советская власть, пошла как известно, по второму пути, считая его самым безболезненным для основной массы крестьянства. В колхозы объединили большую часть бывших индивидуальных хозяйств. Что касается совхозов, то они создавались или в пригородной зоне, или на базе немногих образцовых помещичьих хозяйств, земли которых по тем или иным причинам не были поделенными между крестьянами. Обычно в пользу сохранения таких хозяйств высказывались сами крестьяне, что отражено в их наказах 1917 года, на базе которых был составлен знаменитый Декрет о земле.

Так или иначе, коллективизация была тяжёлым испытанием не только для крестьян, но и для страны в целом. А разрушение колхозов произошло тогда, когда бывших крестьян единоличников уже не было в живых, либо они были очень пожилыми людьми. Тогда, когда сменилось несколько поколений колхозников, когда люди к колхозам привыкли, а сами колхозы вполне справлялись с обеспечением страны продовольствием. Разрушение колхозов при Кучме было не только не выгодным в экономическом плане. Оно даже не требовалось по идеологическим причинам.

Допустим тогдашнее руководство страны решило строить капитализм. Мы не будем обсуждать здесь — хорошо это или плохо, но даже если это так, то для этого вовсе не надо разрушать колхозы. Капитализм вполне допускает кооперативную форму собственности. По большому счёту государство даже не имело право разрушать колхозы, потому что с юридической точки зрения государству принадлежали лишь совхозы, а колхозы принадлежали людям, которые работали в них. Хотя с конца 1950-х совхозы мало отличались от колхозов, за исключением того, что совхозом руководил назначенный сверху директор, а колхозом — избранный председатель. Но на практике председатели колхозов фактически назначались вышестоящими органами, как и директора совхозов. Но юридически это были совершенно различные предприятия, так как в колхозах трудились кооперативные собственники, а в совхозах наёмные рабочие.

К тому времени, когда их разогнали многие колхозы были вполне успешными агропредприятиями и насильственное распаевание часть из них погубило, а многих сильно подкосило.

Итак — мы установили, что распаевание было вредным с точки зрения экономики, было абсолютно ненужным с точки зрения идеологии. Но тогда зачем оно проводилось?

Понятно, что, если бы распаевание произошло в ближайшие годы после создания колхозов, оно могло бы иметь хоть какой-то смысл, так как паи получили бы люди ещё не утратившие способности к ведению индивидуального хозяйства, которые знают, как индивидуально вспахать землю, посеять, собрать урожай. Знают, как реализовать урожай и имеют необходимые для всего процесса навыки и орудия труда. Но распаевание произошло, когда на земле трудились люди, имеющие опыт и средства для ведения крупного коллективного, а не мелкого индивидуального хозяйства.

Более, того, как свидетельствуют очевидцы, паи в сёлах не получали многие трудоспособные жители, которые заявляли о желании вести своё хозяйство. Например, многие учителя сельских школ. Им отказывали по формальным основаниям — мол они работают в школе, а не в колхозе. Зато паи получали те, кто никакого желания трудиться на земле не имел и старался при первой возможности продать пай по дешёвке, или сдать его в аренду. Хотя формальной продажи земли не было, неформальная шла полным ходом. У многих продать или сдать свой пай не получилось, и земля заросла бурьяном. А сёла начали стремительно вымирать. В Украине много сейчас обезлюженных сёл.

Меньше всего верится, что распаевание затеяли для того, чтобы облагодетельствовать людей, которым достались паи. Те, кто разваливал колхозы вовсе не похожи на благодетелей, да и многие из получивших паи проиграли, из-за того, что колхоз, в котором они работали, на котором держалось их благосостояние — развалился.

Паи можно сравнить с ваучерами. Люди старшего поколения помнят, как в начале 1990-х власти, по указке западных хозяев объявили, что государственную собственность разделят между людьми. Мол каждый имеет право на часть этой собственности, которую ему вручат в виде ваучера. На самом деле эта была своеобразная дымовая завеса, при помощи которой у народа украли предприятия, построенные всей страной, а взамен раздали ничего не стоящие бумажки.

Главный смысл распаевания колхозных земель в другом. Это был первый этап давно задуманного плана лишить народ Украины его главного богатства — лишить его земли. Ведь колхозы были, с юридической точки зрения коллективными предприятиями. То есть земля принадлежала тем, кто на ней трудится. Пусть даже это было формально. Но таким образом, она принадлежала народу Украины. Плюс был ещё один важный момент. Кооперативная форма собственности не давала возможности тому или иному члену кооператива продать землю. Он мог получать с неё прибыль, работая в колхозе. Но продать землю — не мог. А в этом была гарантия, что земля не станет собственностью иностранной мафии.

С другой стороны, колхозы были мощными предприятиями, которые могли защищать свою собственность. Может и не настолько мощными, чтобы в одиночку противостоять глобальным корпорациям, но это они могли делать гораздо эффективнее, чем мелкий собственник. При том, что колхозы были переплетены друг с другом множеством экономических, юридических и личных связей и, таким образом, они сами, в совокупности, являлись довольно мощной и влиятельной корпорацией в масштабах Украины. Корпорацией способной защитить землю от посягательств международной мафии. И задача распаевания была именно в том, чтобы уничтожить эту корпорацию.

Сейчас в мире обострилась борьба за ресурсы. Главным ресурсом Украины является её чернозём. Для того, чтобы отнять его и был придуман хитрый план — так называемая, «многоходовка».

К распаеванию пришлось прибегнуть ещё и потому, что это самый лёгкий путь уничтожить колхозы. Представьте себя на месте тайного мирового правительства. Мы не говорим тут есть оно, или нет — это тема другого разговора. В данном случае оно нам нужно для того, чтобы провести мысленный эксперимент. Представьте себя на месте людей перед которыми стоит задача уничтожить все колхозы Украины. Это сделать можно при помощи войны, уничтожив людей и инфраструктуру. Но это очень тяжёлый путь. Можно действовать путём экономического удушения. Но это дорого и хлопотно. А главное — заметно. А распаевание можно подать, как благо. Мол, мы хотим, чтобы каждый колхозник стал собственником маленькой частички земли, которая была доселе в коллективной собственности. Понятно, что это чистый популизм. Но вся хитрость в том, что сами колхозники, желающие получить пай, становятся невольными союзниками разрушения своего колхоза.

С другой стороны, что бы ни говорили, но чувство собственника у человека есть. Люди неохотно расстаются со своей собственностью. Вспомним, как тяжело проходила коллективизация, при том, что у людей не отнимали землю, а лишь заставляли объединить свои участки. Коллективизацию проводило могучее государство — Советский Союз и даже ему это стоило колоссального напряжения сил. А что тогда говорить о современной Украине?

Распаевание, которое проводилось при Кучме под руководством западных кураторов, играло на психологии людей. Надо было сделать так, чтобы каждый получивший пай чувствовал себя собственником земли. На самом деле это обман, но тут важно было сыграть именно на этом. А собственник, не станет добровольно расставаться со своей собственностью. Поэтому если бы в Украине сменилась власть, обратную коллективизацию провести было бы невозможно или очень затруднительно. Люди получившие паи, не стали бы добровольно отдавать их назад в колхозы. Идея распаевания в том, чтобы пробудить в людях «инстинкт» собственника. Расчёт строился на том, что люди горой будут стоять за так неожиданно свалившуюся на них собственность. Поэтому вернуть землю в собственность коллектива, будет практически невозможно.

Но с другой стороны, собственник может продать свой пай. Продать — не отдать. На это согласятся многие. А ввиду бедности нашей страны — скупят землю представители международной мафии. Что бы, при этом, не заявляли отечественные идеологи продажи земли. Глобальные мировые структуры не для того придумали свою «многоходовку», чтоб оставить землю народу Украины.

Надо сказать, что на практике немалая часть сельхозпредприятий после кучмовского распаевания уцелела. Бывшие председатели колхозов с согласия колхозников, перерегистрировали колхозы под другим названием, взяли у новоявленных собственников их паи в аренду и часть зарплаты им выдают, как плату за эту аренду. То есть немного снизили реальную зарплату, но после продажи урожая, возвращают её в качестве арендной платы.

Поэтому многие руководители уцелевших под другими названиями колхозов, судя по их публичным выступлениям, не понимали зачем надо было проводить такое масштабное действо, как распаевание колхозной земли, если всё в их колхозе осталось по-прежнему.

И только проследив всю цепочку, мы можем понять, что не осталось всё по-прежнему — новые структуры, появившиеся на месте колхозов в виде ООО, ОАО, ЗАО, ЧП и других коммерческих организаций, лишены главного стержня, который имели колхозы. Поэтому не смогут защитить землю Украины от глобальных хищников, пусть даже если конкретно какое-нибудь из этих предприятий и уцелеет на первом этапе и сможет выкупить паи у бывших колхозников.

Западные хищники действуют не спеша, но настойчиво. Недаром, в коридорах новой власти так много людей исповедующих либертарианство и вышедших из всяческих западных фондов. Эти люди служат западным корпорациям, а не Украине. И если вы посмотрите биографии многих нынешних депутатов и министров, вы увидите, что эти люди даже образование получили в странах Запада. Мировая мафия действует не спеша, она десятилетиями обучала и воспитывала своих агентов. И вот их время пришло — эти выученики Запада и сами часть хитроумной «многоходовки», хотя может и не все из них понимают это. Возможно часть этих людей, из числа молодого поколения, не осознают, что они агенты. Они так воспитаны, поэтому могут искренне думать, что действуют во благо Украины, выставляя её землю на продажу. Но от этого они не перестают быть агентами влияния Запада.

Для того, чтобы понять какое грандиозное преступление происходит против народа Украины, в связи с открытием рынка земли, желательно проследить ситуацию в процессе развития. Тогда многие детали станут яснее, а многие явления, которые казались случайными, предстанут в своей пугающей закономерности.

Не всё ещё потеряно. Народ Украины ещё имеет возможность отстоять свою землю и за это надо бороться.

Сергей Аксёненко


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях